Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

ВИЛЛИЕ Яков Васильевич (1768-1854)
WYLIE James (1768-1854)

Я.В. Виллие Русский военный врач, лейб-хирург российского императорского двора Яков (Джеймс) Виллие (Уайли) родился в 1768 году в Шотландии, в небольшом городке Кинкердайн-он-Форт. Его отец происходил из бедных шотландских крестьян, но сумел стать пастором. Он прилагал все усилия, чтобы дать своему сыну хорошее образование.

Впрочем, поначалу казалось, что маленький Джеймс Виллие свяжет свою жизнь с морем, как его старший брат Уолтер, ставший моряком (через много лет Уолтер Уайли будет крупным судовладельцем, капитаном на линии Эдинбург – Петербург). Джеймс не любил школьных занятий, зато целыми днями пропадал в гавани, рассматривая корабли и слушая рассказы моряков об их приключениях. Родители же мечтали видеть Джеймса врачом. Когда они объявили сыну о том, что отдают его на обучение доктору Мелдраму, Джеймс тут же решил убежать из дома и тайком забрался на корабль, уходящий в море. Бежать мальчику не удалось: мать нашла его и вернула домой. Как выяснилось, этим миссис Виллие спасла сыну жизнь – на следующее же утро, едва выйдя в море, корабль, на котором Джеймс собирался бежать, затонул и все его моряки погибли. После этого мальчику уже ничего другого не оставалось – он окончил частную школу Мелдрама, а в 1786 году поступил на медицинский факультет Эдинбургского университета.

В те годы это была одна из лучших медицинских школ в мире, и Джеймс Виллие добился больших успехов в учёбе. Уже тогда он обнаружил особую склонность к хирургии, брал частные уроки у известных профессоров по анатомии. Но и в университете ему не удалось избежать крупных неприятностей. Однажды студент Виллие украл овцу, а потом был вынужден бежать из Эдинбурга, спрятавшись в сене в трюме корабля. Четыре года Джеймс Виллие изучал медицину в университете, но медицинского диплома он так и не получил. Впрочем, молодой человек не собирался унывать. Его всегда привлекали приключения. Он хорошо знал, что в России ещё со времён Петра I с распростертыми объятиями принимали врачей-шотландцев. Эту же политику продолжала и императрица Екатерина II. Джеймсу не раз приходилось слышать, что практически каждой аптекой в России управляли шотландцы – “люди высоких профессиональных навыков и выдающихся знаний”. Поездка в Россию давала возможность не только увидеть далёкую и таинственную страну, но и хорошо заработать.

В 1790 году 22-летний Джеймс Виллие по приглашению русского правительства в числе других иностранных врачей приехал в Россию. В Риге он сдал специальный экзамен, установленный для иностранных врачей. В комиссию, проверявшую его знания, входили видные русские врачи Н.М. Максимович-Амбодик, Д.С. Самойлович, Н.К. Карпинский. Выдержав экзамен, он получил назначение в 33-й Елецкий пехотный полк старшим врачом, и изменил своё имя, став Яковом Васильевичем, вместо Джеймса.

Вместе со своим полком Я.В. Виллие служил военным врачом в Литве и Польше. В 1794 году, во время осады Варшавы русскими войсками, он стал штаб-лекарем. Его крайне возмущало, что в российской армии медицинскую помощь оказывали только раненным офицерам, забывая о простых солдатах. Шотландский врач поклялся изменить эту несправедливую ситуацию. Уже тогда Я.В. Виллие приобрёл репутацию искусного хирурга. Так, адъютанту А.В. Суворова он провёл сложную по тем временам операцию – извлёк пулю, засевшую в поясничном позвонке. Тогда же Я.В. Виллие оперировал голландского посла и успешно извлёк камень из его мочевого пузыря. После этого на молодого врача обратили внимание многие знаменитые и богатые пациенты.

Ещё будучи старшим врачом Елецкого пехотного полка, Я.В. Виллие опубликовал свою первую научную работу „Применение мышьяка при перемежающейся лихорадке". Свой метод он использовал для лечения солдат и в ряде случаев добился успеха, хотя пришёл к выводу, что мышьяк при перемежающихся лихорадках помогает далеко не всегда. Эту работу Я.В. Виллие представил в Абердинский университет как докторскую диссертацию, и в 1794 году он заочно, даже не имея университетского диплома, получил степень доктора медицины. В 1795 году он вышел в отставку и несколько лет был домашним врачом крупного вельможи, не прекращая занятий хирургией. В эти годы он успешно выполнил много сложных операций, в том числе ампутацию верхних конечностей.

Хирургическое мастерство Я.В. Виллие обратило на себя внимание – он быстро приобрёл широкую известность как хирург, стал семейным врачом князя Голицына, друга великого князя Александра, будущего императора. К лечению больной Екатерины II молодого шотландского врача ещё не допустили: императрицу лечил солёной морской водой знаменитый корсар Ламбро-Качиони. После внезапной смерти Екатерины II и восшествия на престол её сына Павла I, Я.В. Виллие в 1798 году стал “придворным оператором”, а в 1799 году – лейб-хирургом императора Павла. Настоящую славу врач получил в 1795 году после успешной операции над графом И.П. Кутайсовым – одним из доверенных людей императора. Бывший парикмахер, получивший при Павле I графский титул, находился при смерти из-за тяжёлого нарыва в гортани. Я.В. Виллие, рискуя заразиться, согласился оперировать Кутайсова. Не имея возможности изучить состояние больного, лишь один раз осмотрев его, хирург провёл операцию ларинготомии, сделав отверстие в трахее ниже нарыва, так что Кутайсов снова мог дышать. Я.В. Виллие действительно рисковал – ведь это была первая подобная операция в России. Поэтому не только за мастерство, но и за его смелость император назначил Виллие своим личным врачом. В 1800 году в Петербурге Медицинская коллегия признала его доктором медицины и хирургии "за искусство и знание во врачебной науке и оказание в пользовании больным отличных успехов".

В ночь на 12 марта 1801 года группа офицеров, составивших заговор против Павла I, ворвалась в Михайловский дворец. Император был убит. Не желая вмешиваться в политику, надеясь на дальнейшее продвижение по службе, а скорее всего также опасаясь за собственную жизнь, Я.В. Виллие подписал свидетельство о смерти Павла I от «апоплексического удара». С воцарением Александра I, Я.В. Виллие вошёл в круг самых доверенных лиц нового императора, теперь он мог выполнить свою клятву и добиться оказания медицинской помощи простым солдатам русской армии, а не только офицерам.

Став одним из самых знаменитых военных врачей, Я.В. Виллие много сделал для реорганизации преподавания медицины и постановки медицинского дела в России. Став в 1806 году главным военно-медицинским инспектором, он не только руководил деятельностью медицинской службы, но много и успешно оперировал. Он проводил хирургические операции и в годы наполеоновских войн в Европе, и Отечественной войны 1812 года, и во время русско-турецкой войны 1828 года. Как полевой хирург, а позднее главный медик действующей армии, Я.В. Виллие участвовал в битвах при Аустерлице, Йене, Бородино, выполнив более 200 хирургических операций. Его имя прославил великий русский писатель Лев Толстой, который под именем доктора Вилье вывел его на страницах “Войны и мира”. В 1805 году, оперируя раненого с гангреной, Я.В. Виллие порезал указательный палец левой руки, и вследствие наступившего гнойного заражения палец пришлось ампутировать.

В 1807 году при обороне Прейсиш-Эйлау был ранен в руку командир 3-го егерского полка М.Б. Барклай де Толли, будущий военный министр. Александр I лично направил для его лечения Я.Виллие. Шотландец извлёк из раны 32 костных осколка и предложил ампутировать руку. Солдаты, уважавшие командира, попросили врача Н.В. Благова заняться раной Барклая. В считанные дни Н.В. Благов спас руку М.Б. Барклая де Толли и стал его личным врачом. На полях сражений Виллие пришлось оказывать врачебную помощь видным пациентам: под Кульмом – маркизу Лондондерри и маршалу Вандаму, под Лейпцигом – графу Радецкому, под Ганау – графу Вреде, под Дрезденом – генералу Моро. Во время смотра союзных войск под Вертю, близ Парижа, союзные монархи горячо благодарили императора Александра I за усердную и деятельную помощь, которую Я.В. Виллие оказывал раненым союзникам. Во время русско-турецкой войны он провёл такие сложные операции, как экзартикуляция плечевой кости и перевязка лучевой артерии. Последнюю он сделал ночью на перевязочном пункте при свете сальных огарков.

Пользуясь своим общественным положением, Я.В. Виллие способствовал открытию новых медицинских учебных заведений в Петербурге и Москве. В течение 30 лет, с 1808 по 1838 год он был президентом Петербургской Медико-хирургической академии, расширил её научные средства и объём преподавания. По его инициативе "для поощрения хирургических занятий" в перечень учёных медицинских степеней была включена степень медико-хирурга. Она давалась академией по представлении описания не менее трёх успешно проведённых важных хирургических операций. Получившие эту степень получали права и преимущества, соответствующие докторскому званию. На казённом инструментальном заводе при непосредственном участии Я.В. Виллие изготовлялись новые хирургические инструменты, предназначавшиеся для военных медиков.

Я.В. Виллие организовал санитарную часть в армии, издал Госпитальный устав, составил много различных положений и инструкций, регламентировавших деятельность полковых лазаретов, обязанности полковых и батальонных лекарей, функции подвижных и военных госпиталей. Это были труды, содержавшие новые, оригинальные мысли, опиравшиеся на анализ деятельности военных медиков и опыт военных врачей, в т.ч. на собственный опыт автора. Военным врачам были адресованы его "Наставление, служащее руководством врачам при наборе рекрут находящимся" (1806) и "Наставление для руководства при назначении нижних воинских чинов из госпиталей в неспособные" (1808).

Перу Я.В. Виллие принадлежит большой научный труд – "Фармакопея полевая Российская" ("Pharmacopaea castrensis Ruthenica"), выдержавшая 5 изданий (1808, 1812, 1818, 1840, 1848) и действовавшая до 1860 года. Каждый раз Я.В. Виллие дополнял и перерабатывал её в соответствии с прогрессом медицины и химии: так, объём 4-го издания книги составлял около 800 страниц на латинском языке. Он написал её как справочник для врачей, где привёл названия болезней, при которых следует применять те или иные лекарства. "Фармакопея полевая" – первая русская военная фармакопея – представляла собой, по сути дела, и научное сочинение, и практическое руководство.

Ряд работ учёного был посвящён различным инфекционным болезням и их профилактике. Так, в работе "Способы очищения воды" (1827) содержались важные практические рекомендации о способах фильтрации загрязнённой воды (через песок, уголь, сукно) с последующим использованием её для питья и приготовления пищи. В своём труде "О жёлтой американской горячке" (1805) Я.В. Виллие всесторонне проанализировал нередко появляющуюся тогда у русских моряков в плаваниях и встречавшуюся у жителей юга России жёлтую лихорадку. Интересными были мысли Я.В. Виллие о причинах лихорадок и "о происхождении зараз". Наряду с наивными рассуждениями о "повсеместных поветриях", об "удушливом веществе" в воздухе и даже о "притягательной силе Луны" здесь встречалось, например, следующее: "Касательно распространения заразительных болезней должно знать, что зараза, находясь в известном месте, может сообщаться жильям, платью и постелям, к коим прильнув и часто чрез долгое время, не оказывая своего действия, опять появляется... Самая моровая язва, по моему мнению, ничто иное есть как высочайшая степень заразы''. Эти замечания Я.В. Виллие во многом обусловили систему профилактики инфекционных болезней в русской армии (да и среди населения России) в первой половине XIX века.

Важным было и его указание, что для предупреждения заразных болезней "употребление бань и мытия столько полезно, что между первыми медико-хирургическими лечениями почитаться должно". Не отвергал он и таких мер, как "обмывание всякой посуды и опрыскивание водою известковою, простою, морскою или солёною, посыпание едкой известью стен, мест заражённых". В то же время он не одобрял широко применявшегося тогда окуривания серой, ладаном и пр.: "Признаться должно, что курительные вещества, столько одобряемые, хотя обновляют воздух, однако ж нередко великий от них происходит вред" и рекомендовал лишь "курения парами совершенных минеральных кислот". Кроме того, Виллие считал, что "правительство обязано иметь неусыпное бдение о всепомоществовании народу" и проводить меры борьбы с инфекционными болезнями: заботиться о качестве продовольствия, следить за чистотой улиц и колодцев и погребением умерших, запрещать сборища и праздники, а также "излишнее употребление хмельных напитков и излишнюю тяжёлую работу". Особенно важны были рекомендованные им противоэпидемические меры в больницах и госпиталях.

Интересовался Я.В. Виллие и особо опасными инфекционными болезнями. В работе “Практические замечания о чуме” (1829) он детально описал симптомы чумы, подчеркнув важность "принятия нужных мер предосторожности, каковы, например, устроение карантинов, назначение особой комиссии и, в случае надобности, гошпитали для заражённых чумою". Способам борьбы с холерой была посвящена его работа "Отчёты о средствах, употреблённых против холеры в военных госпиталях в С.-Петербурге с практическими замечаниями о свойствах сей болезни" (1831). Научно-практический характер носила работа Я.В. Виллие "Практические замечания о болезнях, жаркому климату свойственных" (1828). Здесь были описаны диагностика и лечение дизентерии, в том числе метод лечения, с успехом им применявшийся, и диареи ("простого поноса"). Этими болезнями часто страдали находившиеся на Кавказе солдаты русской армии. Военным врачам была адресована и работа "Практические замечания о перемежающихся лихорадках и послабляющих горячках" (1829), где речь шла, прежде всего, о малярии.

Научное творчество Я.В. Виллие было весьма разнообразно. И всё-таки, его главным научным трудом было "Краткое наставление о важнейших хирургических операциях" (1806). Эта небольшая, но содержательная книга пользовалась большой популярностью у военных и гражданских врачей. Работу над ней Я.В. Виллие начал вскоре после того, как медицинская служба русской армии обогатилась составленными под его руководством различными наборами хирургических инструментов. "Исправив образцы самых нужных хирургических инструментов и, назначив, какие именно из них должны впредь составлять корпусные, полковые и батальонные ящики, а равно и карманные наборы, кои должен иметь при себе всякой лекарь, - писал Я.В. Виллие, - я признал нужным вместе издать и краткое наставление о производстве важнейших хирургических операций, основанное не только на советах славных медико-хирургов, но и на собственных опытах". "Краткое наставление" было прямо адресовано военным врачам, и потому главное внимание в нём уделялось операциям, связанным с оказанием помощи раненым.

Особое внимание Я.В. Виллие обращал на лечение осложнений огнестрельных ран. Так, "если рана наконец затвердеет и образует многие свищи", то следует провести "через канал заволоку". Существенным было его замечание, что для расширения ран вместо инструмента можно использовать "буде можно, палец, который всех проводников вернее и безопаснее". В то же время проникающие ранения грудной и брюшной полостей "не должно никогда ни зондом испытывать, ни расширять", если только не будет обнаружено "присутствия там излитой и осевшейся крови или другой жидкости, либо и воздуха". Я.В. Виллие был сторонником радикальных методов лечения огнестрельных ран: об этом свидетельствовал, например, его совет удалять инородные тела, которые "крепко сидят в самой кости", для чего "делать в кости просверливание, где возможно и безопасно".

Большой интерес вызывали операции на артериях. Хирургические вмешательства на крупных кровеносных сосудах тогда только входили в хирургическую практику. Я.В. Виллие, однако, считал, что всякий хирург должен уметь проводить такие операции, а это базируется на отличном знании анатомии. Демонстрируя характерный для русской медицины научный подход к оперативным вмешательствам, он писал: "Врач, не знающий совершенно анатомии всех главных артерий, нервов, мышц и проч., их важности и отправлений, их начала, прохождения, соединения и настоящего положения, никак не заслуживает сего названия и вместо пособия наносит бедствия роду человеческому. Множество непредвидимых случаев встретиться может, при коих, буде он по незнанию своему, что-либо замедлит, теряется здоровье, а может быть, и жизнь больного".

В "Кратком наставлении о важнейших хирургических операциях " Я.В. Виллие описал 33 различные операции. Здесь были глазные операции (по поводу бельма, слёзного свища и др.), вмешательства в области рта и носоглотки (по поводу заячьей губы, а также трепанация сосцевидного отростка, прободение барабанной перепонки, трахеотомия и др.), брюшной полости (лапароцентез), мочеполовой системы (литотомия, катетеризация мочевого пузыря и др.). Книга была адресована не только военным, но и гражданским хирургам. Об этом свидетельствовали разделы, посвящённые таким операциям, как "вырезывание женской груди", "кесарское" сечение, пособие при трудных родах.

Адресуя свой труд практическим врачам и рекомендуя им проверенные наукой, практикой и собственным опытом способы операций, Я.В. Виллие отнюдь не стремился сделать своё "Наставление" каноническим и тем более запретить применять другие оперативные методы и приёмы. Наоборот, он подчёркивал, что врач "не должен оставлять без внимания и намерений других славных операторов, ибо оные, без сомнения, откроют дорогу, как ему поступать в разных и неожиданных случаях, которые всякого малознающего хирурга могут привести в замешательство". Эти слова характеризуют его как врача-гуманиста, сторонника научного прогресса в хирургии, который интересы спасения жизни и здоровья больных ставил выше авторского самолюбия. "Наставление" было фактически первым, хотя и очень кратким и не систематичным руководством к изучению хирургии, особенно оперативной хирургии. Оно было выпущено карманным форматом и вручалось как премия лучшим выпускникам Петербургской медико-хирургической академии. Позднее появились труды других отечественных хирургов, в том числе "Первые начала костоправной науки" Е.О. Мухина (1806) и капитальное "Руководство к преподаванию хирургии" И.Ф. Буша (1807). Эти первые обобщающие труды сыграли важную роль в развитии российской хирургии.

Я.В. Виллие отличался бескорыстием и прямотой: в 1819 году, указывая в рапорте императору на необходимость гигиенических мер для борьбы с чумой, он подробно нарисовал неприглядную картину тогдашнего военного быта. Граф А.А. Аракчеев, получив этот рапорт, лично явился к Виллие и дружески просил взять рапорт обратно, чтобы “не огорчать Государя”, но получил решительный отказ и заявление, что в рапорте “нет ничего, кроме сущей правды”, и что он “никогда не берёт назад того, что подписал”.

Памятник Виллие у здания Военно-медицинской академии, СПБ, фото 1914 Став врачом Александра I, Я.В. Виллие сопровождал императора во всех его поездках, путешествиях и конгрессах. В 1814 году во время визита в Англию Александр I ходатайствовал перед английским королём о присвоении Я.В. Виллие титула баронета Британской империи. Рескриптом английского короля Георга III от 25 мая (6 июня) 1819 года лейб-медик Высочайшего Двора, главный медицинский инспектор российской армии, действительный статский советник Яков Васильевич Виллие был возведён, с нисходящим потомством, по порядку первородства, в достоинство баронета Английского королевства. Через пять лет, 2 февраля 1824 года, Александр I утвердил мнение Государственного Совета о присвоении Якову Виллие титула баронета Российской империи, а 30 августа 1825 года ему был пожалован родовой герб. Ещё раньше, в 1814 году, Я.В. Виллие был избран почётным членом Петербургской императорской Академии наук. Казалось бы, признание заслуг Я.В. Виллие в России и в Англии достигло своего апогея. Неприятности, однако, никак не хотели оставлять шотландского врача.

В течение почти 25 лет Я.В. Виллие был лечащим врачом и другом императора Александра I, ведая всей медицинской частью Российской империи. В последние годы своей жизни царь почти постоянно был погружён в глубокую депрессию, росла его религиозность. В сентябре 1825 года император отправляется в Крым инспектировать вотчину графа М.С. Воронцова, затем останавливается в Таганроге. Рядом с ним – лейб-медики Виллие и Штофреген. Когда 19 ноября (1 декабря) Александр I внезапно умер, по России пошли слухи, что Я.Виллие сфальсифицировал документы о смерти императора. Так родилась легенда о том, что Александр жив и скрывается под видом монаха-отшельника, старца Кузмича. Несмотря на то, что никаких реальных доказательств этого не было найдено, эта легенда жива до сих пор. Почти через сто лет после смерти императора, в 1920-х годах, Советское правительство косвенно подтвердило легенду о фальсификации Якова Виллие, сообщив, что вскрытая в Петропавловском соборе могила Александра I оказалась пустой. Правду об этом, возможно, уже никогда не удастся установить: по приказу нового царя, Николая I, брата Александра I, которому Я.В. Виллие помог “исчезнуть”, дневники врача были уничтожены, только усилив эти слухи.

В 1827 году в России побывал известный английский врач Аугуст Боцций Гранвилл. В Петербурге он встретился с Я.В. Виллие и отметил, что тот издал отличную пространную фармакопею, что он возглавил медицинскую службу русской армии и что по его указанию еще в 1811-1816 годах издавался первый в России медицинский журнал – «Всеобщий журнал врачебной науки» (с 1823 года – «Военно-медицинский журнал»). Однако, дав высокую оценку русским хирургам Н.Ф. Арендту, Х.Х. Саломону, П.Н. Савенко и др., о Я.В. Виллие Гранвилл отозвался прежде всего как о медицинском администраторе. Такая точка зрения присутствует во многих историко-медицинских работах. Тем не менее, совершенно очевидно, что Я.В. Виллие – не только видный организатор военной медицины, но и выдающийся хирург, врач, учёный.

В 1836 году Я.В. Виллие оставил должность директора медицинского департамента военного министерства, которую он занимал с момента учреждения этой должности в 1812 году. В 1838 году, в связи с нападением студента академии на профессора, он вышел в отставку с поста президента Медико-хирургической академии, которую превратил в ведущее научное и учебное медучреждение России. Я.В. Виллие сохранил лишь звание главного инспектора медицинской части армии, которое он имел почти 50 лет (1806-1854). В 1841 году он получил ранг действительного тайного советника. В многогранной деятельности Якова Васильевича Виллие большое место занимали его научные труды и практика врача-хирурга. Память о нём жива и теперь, в наши дни Якова Виллие называют едва ли не самым знаменитым шотландцем на русской службе.

Уроженец Шотландии сэр Джеймс Виллие до самой смерти пользовался огромным уважением и почетом российских императоров и других европейских монархов. Умер он в Санкт-Петербурге в 1854 году, в возрасте 86 лет, из которых 64 года он прожил в России. Перед смертью он завещал все свои деньги, почти полтора миллиона рублей, на устройство больницы при медико-хирургической академии и “на сооружение себе приличного памятника”. Проект больницы из пяти отделений на 150 коек был одобрен в 1857 году, строительство началось в 1865 году и длилось восемь лет. Больница была торжественно открыта 27 декабря 1873 года в присутствии Александра II как „лечебное заведение для безвозмездного пользования больных обоего пола“. Больница получила название Михайловской (в память великого князя Михаила Павловича) клинической больницы баронета Виллие. 9 декабря 1859 года в парадном дворе Военно-медицинской академии ему был поставлен памятник (арх. А.И. Штакеншнейдер, ск. Д.И. Иенсен). В 1949 году, когда в СССР началась борьба с космополитизмом, по инициативе руководства Военно-медицинской академии памятник демонтировали. Ленинградские газеты писали тогда о Я.В. Виллие: “Яркий оруженосец внешней политики Великобритании, направленной против русского народа, всю жизнь преследовавший русских врачей, Виллие тормозил развитие нашей национальной медицины”. Правда, в 1964 году памятник восстановили на новом месте, во внутреннем саду академии, где он находится до сих пор. Больница Виллие существует и сейчас, входит в комплекс Петербургской Военно-медицинской академии, и в наши дни сюда часто приезжают врачи из Шотландии.

Судьба не раз ставила Якова Виллие в сложные жизненные ситуации: в детстве он чудом избежал гибели, вынужден был бросить учёбу в университете и уехать в далёкую Россию. В 1801 году, когда Павла I ударил табакеркой в висок Николай Зубов, а Пален и Платон Зубов додушили императора шарфом, Я.В. Виллие скрыл убийство и написал, что Павел I умер от апоплексического удара. Через 25 лет, по мнению многих, Виллие соврал о смерти Александра I, позволив тому удалиться от государственных дел и жить в уединении. Почти через 100 лет после смерти Я.В. Виллие памятник ему был демонтирован, но через 15 лет восстановлен в саду Военно-медицинской академии. Кстати, в 2000 году этот памятник подвергся акту вандализма, был украден один из рельефов, пострадали бронзовые детали. Но бронзовый рельеф обнаружили в пункте приёма цветных металлов, он был выкуплен и отреставрирован двумя петербуржцами. Якову Васильевичу Виллие опять повезло…

“Врач русских царей”, лейб-хирург Павла I, Александра I и Николая I был похоронен на Волковском лютеранском кладбище Санкт-Петербурга.
В Витебске произвёл я многим раненым операции и был свидетелем сделанной наилучшим образом перевязки прибывшим раненым. Следуя за армиею волонтёром и не имея ещё повеления Государя Императора управлять медицинскою по армиям частию, получил я предписание вступить в полное оною управление. Я могу удостоверить Ваше Сиятельство, что после сражения под Смоленском 5 и 6-го августа раненые получили наилучшую медико-хирургическую помощь и врачи показали примерную деятельность. Заблаговременно распределены были мною, где нужно, медицинские чиновники, снабжённые всеми потребными для перевязки вещами на 15 000 раненых. Отсюда до Москвы расставлены были по станциям лекари, как для пересмотра раненых, так и для того, чтобы никто из них не остался на пути сём без помощи. В сии дни медицинские чиновники показали отличнейшее рвение при исполнении своей обязанности. Находясь в центре позиции, я кроме пересмотра многих раненых сделал от 60 до 80 важных операций… Впрочем, все желания мои ограничиваются тем, чтобы Государь Император наслаждался всегда вожделённым здравием, чтоб Россия избавлена была вскоре от чудовища, опустошающего ея пределы и чтобы по восстановлении в ней тишины мог я предаться нужному для меня покою.

Из донесения Я.В. Виллие графу А.А. Аракчееву 12 сентября 1812 года


Надгробие входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге
(утв. постановлением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 527)

могила Я.В. Виллие

могила Я.В. Виллие