Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

Волковское лютеранское кладбище

Адрес: Наб. р. Волковки, 1-3



Волковское лютеранское кладбище За Старообрядческим мостом через р. Волковку, рядом с массивным зданием бывшей старообрядческой богадельни (сейчас здесь детская больница), находится вход на лютеранское кладбище. Здесь в начале XX в. находились нарядные кирпичные ворота с арочным центральным проемом и двумя боковыми калитками с узорными коваными решетками. Над воротами был начертан по-немецки стих из Евангелия от Иоанна: "Я есмь Воскресение и жизнь". За воротами, слева от входа стояла небольшая каменная часовня, увенчанная колоколенкой с остроконечным завершением. Дом смотрителя, в котором находилась и контора кладбища, размещался в глубине мощеного камнем двора. Рядом, в аккуратных деревянных зданиях размещались кладбищенские службы, в том числе и магазин погребальных принадлежностей. За домом смотрителя была оранжерея, где выращивали цветы и кустарники, которые высаживали на могилах. Все это давно уничтожено. Сейчас на этом месте пустырь.

Первое кладбище для иностранцев в Петербурге было на острове Каприсаари ("Диком" или "Волчьем"), называвшемся также Еловым, а позднее - Аптекарским. Место было глухое, в окрестных лесах укрывались разбойники, разорявшие могилы и грабившие посетителей кладбища. Поэтому иностранцы предпочитали хоронить близких в своих городских усадьбах. Кладбище избегали посещать, и в 1756 году оно было закрыто. В 1711 году по просьбе вице-адмирала К. Крюйса иностранцам было отведено место на Выборгской стороне, к югу от основанного в 1710 г. Сампсониевского православного кладбища. Основные расходы по устройству нового кладбища несла немецкая община церкви святого Петра, за ее счет содержались и могильщики, для которых был построен отдельный дом. Но местоположение Сампсониевского кладбища создавало большие трудности для жителей Петербурга. Траурные процессии следовали по наплавному мосту через Неву на Троицкую площадь, где приходилось ждать переправы через Большую Невку на Выборгскую сторону. В 1740-е гг. иностранцам были выделены также места для погребения близ православных кладбищ у Вознесенской церкви и у деревни Калинкиной, однако эти кладбища находились в черте города, и их ждало скорое закрытие. Одним из районов расселения петербургских иностранцев был Васильевский остров, где в 1728 г. была образована первая лютеранская община. Там же в 1747 году было открыто и кладбище для неправославных жителей. Поскольку среди инородцев преобладали немцы-лютеране, иностранные кладбища XVIII в. чаще всего называли лютеранскими, хотя хоронили на них и католиков, англикан, реформаторов и т.д.

Возникновение Волковского лютеранского кладбища связано с общиной святого Петра. Место на левом берегу Невы, где сейчас Миллионная улица, называлось Немецкой слободой. Жили здесь не только немцы, но и французы, голландцы, англичане. В начале Миллионной улицы располагалась городская усадьба адмирала Крюйса. Во дворе находилась небольшая церковь, в которой с 1708 г. лютеране вели воскресную службу. Пастором был уроженец Геттингена Вильгельм Толль. В 1728 г. на Невской перспективе, вблизи Конюшенных улиц, был предоставлен участок для новой лютеранской церкви св. Петра, освященной 14 июня 1730 года. В 1832-1838 гг. на его месте по проекту Александра Брюлова был сооружен сохранившийся до нашего времени храм с двумя высокими колокольнями и золоченым ангелом с крестом между ними.

После закрытия Сампсониевского кладбища, в мае 1773 г., по императорскому указу за речкой Волковкой, напротив православного кладбища, отвели место для иноверцев в 120 сажен длиной и 80 шириной. Это место архитектор Х. Кнобель по поручению лютеранской общины просил отвести под кладбище еще в 1757 году. Первым на новом кладбище был похоронен немецкий купец Иоганн Гебхард Бретфельд (Brethfeld), родившийся в Саксонии 25 февраля 1713 г., и умерший в Петербурге 30 мая 1773 г. По его имени кладбище долго называлось Бретфельдовским. Надгробная плита после 1935 г. была утеряна, однако в результате раскопок в 1997 году ее удалось найти.

Волковское лютеранское кладбище В 1778 г. конвент церкви святого Петра издал инструкцию о порядке распределения мест на Бретфельдовском кладбище. Преимущество получали прихожане лютеранских церквей святого Петра на Невском проспекте и святой Анны на Кирочной улице. Устройству кладбища способствовали также члены англиканской и шведской общин. Всех остальных петербургских иноверцев, принадлежавших к двум лютеранским, трем реформатским финской и четырем католическим общинам, хоронили на несколько иных основаниях, чем его устроителей. По правилам 1778 г., кладбище делилось на линии (разряды), отличавшиеся по цене. Для первой линии (привилегированных захоронений) отводилась полоса в три сажени от кладбищенской дорожки. Здесь предоставлялись фамильные участки размером в две и более квадратные сажени. Продавались они в вечную собственность. Те, кто хотел соорудить фундамент из камня или заказывал специальный памятник, покупали места только в первой линии. Цена одной квадратной сажени для членов общин-устроителей была определена в 10 рублей. А для всех остальных - в 12. Специально оговаривалось, что места отводятся последовательно, одно за другим, а не выборочно. Во второй линии, шириной в две сажени, можно было получить участок, размер которого устанавливал покупатель. Место сохранялось за семьей до тех пор, пока осуществлялся уход за могилой. Цена одной квадратной сажени здесь была соответственно 8 и 10 руб. Наконец, в третьей линии, шириной в сажень, последовательно отводили места без права наследственного погребения и устройства семейных участков. Место стоило два рубля, детское - рубль; "чужие" платили на 25 копеек дороже.

Все могилы нумеровались и регистрировались в специальной книге. Кроме того, велись алфавитные книги захоронений, а также список установленных памятников. Имелась огромная книга в кожаном переплете, которая называлась "Генеральный детальный план евангелическо-лютеранского Волкова кладбища", в которой указывались местоположение, размер и форма участка и его номер. Уникальным было устройство для каждого участка системы координат, подобной системы до сих пор нет ни на одном другом петербургском кладбище, да и в Германии. Введена она была Ф.И. и Ф.Ф. фон Шубертами, членами общины святого Петра. Все участки кладбища были разбиты на квадраты по двум перпендикулярным линиям, называемым, как и на картах, N (норд) и O (ост). Сначала это было сделано на планах, а затем на местности установлены колышки с цифрами. После этого каждое захоронение получало не только свой номер, но и координаты по месту установки креста или памятника данного захоронения. Дальновидность устроителей кладбища оправдала себя. Теперь, хотя прошло 235 лет, около 40 000 лиц, захороненных на Волковском лютеранском кладбище, могут быть установлены по сохранившимся книгам захоронений, а по указанным в них координатам могут быть восстановлены местоположения их надгробий.

Своей церкви на кладбище не было, поэтому отпевание совершали в городских кирхах. При этом родственники вносили определенную сумму на ремонт храма и на благоустройство кладбища. Родственникам приходилось также оплачивать услуги могильщиков, переведенных на Бретфельдовское кладбище с Сампсониевского в 1789 году. Первоначальные размеры Волковского лютеранского кладбища установили в 1798 г. четыре десятины две тысячи две квадратных сажен, через пятнадцать лет прибавили еще две десятины двести пять квадратных сажен. Таким образом, к концу ХVIII века кладбище занимало около семи гектаров.

Волковское лютеранское кладбище Погребения производили на всех участках кладбища, и место захоронения зависело не от национальности умершего (поляк, немец, француз и т.д.), а лишь от материального достатка родственников погребенного. В работах по благоустройству кладбища основные расходы падали на общину святого Петра. Она дала деньги на строительство моста через Волковку в 1798 г., а когда через два года мост был снесен весенним разливом реки, выделила на ремонт средства, собранные по всем общинам города. На ее средства содержался штат могильщиков. Особое положение этой церкви позволяло ее конвенту распоряжаться старейшими участками кладбища как своей собственностью. В 1802 г. община увеличила стоимость мест в престижных разрядах. В том же году землю по берегу реки Волковки уступили еврейской общине. За каждое погребение еврейская община платила 10 рублей. В 1862 году еврейской общине был выделен еще один участок - в наиболее удаленной восточной части кладбища. В 1916 г., при прокладке по набережной Волковки трамвайных путей, сюда перенесли часть надгробий со старого участка. Община святого Петра также несла расходы и по погребению бедняков своего и других приходов. Так за 1822-1842 гг. на кладбище было похоронено 6390 бедняков, на что было истрачено около 10 000 рублей, хотя к ее общине принадлежали лишь 958 из всех похороненных. Кистер Т. Тунгблут, историк лютеранских церквей в России, писал, что "ни в какой другой стране не возможно бедному человеку, едва прикрывающему свою наготу, так достойно похоронить своих близких, как в Санкт-Петербурге". Церковь бесплатно предоставляла место, обеспечивала проезд на кладбище и необходимые погребальные принадлежности; заказчик платил лишь за гроб по установленной таксе.

В 1833 г. Комитет министров дал согласие на прирезку к кладбищу трех с четвертью десятин из земель Волковой деревни. Новые участки, граничащие с севера со старообрядческим кладбищем, были освящены 31 августа 1834 г. В 1856 году совет Петрикирхе начал дело об отводе кладбищу еще пяти десятин земли, занятой под огороды. Совету лютеранской церкви пришлось в порядке компенсации крестьянам выплатить 6272 рубля 50 копеек. Крестьяне получили право постоянного проезда через кладбище "во всякое время года". Устройство новых участков потребовало создания специального комитета, председателем которого стал барон Б. Штакельберг. Освящение новой части кладбища произошло 21 октября 1862 г. С 1862 года в старой части кладбища места предоставлялись только для богатых семейных захоронений.

В 1860-е гг. церковный совет постановил подвергнуть кладбище очистке от пришедших в негодность памятников. Для этого в августе 1867 г. был образован специальный комитет, он регулярно публиковал списки разрушившихся от времени памятников, за которыми не ухаживали родственники. Если в течение определенного времени после публикации ремонт памятника не производился, его сносили. Как писал историк общины, "многие призывы остались не услышанными, что явилось доказательством той истины, что мертвых в большом городе быстро забывают и лишь редкие семьи через поколение остаются на том же месте". Правда, были и такие семьи, которые делали специальные взносы для постоянного ухода за памятниками. На Смоленском кладбище такие взносы принимались с 1857 г., а на Волковском - с 1865 г. "Вечный уход" за захоронением включал поддержание в порядке места, высадку цветов и кустарников, ремонт надгробий и т.д. К 1910 г. на Волковском было 113 семейных участков, принятых на содержание.

По инициативе членов церковного совета, генерал-адъютанта князя А. Барклай де Толли - Веймарна и лампового фабриканта К. Вичке был решен вопрос о сооружении часовни. Она была спроектирована в 1877 г. архитектором И. Вольфом. Освящение часовни, поставленной у ворот, состоялось 21 мая 1879 г. Первые каменные ворота с высокой деревянной оградой были сооружены в 1842 г. Однако высота балдахина над траурной процессией постоянно увеличивалась, и арка старых ворот оказалась недостаточно высока. Новый проект составил архитектор Е. Гельман в 1900 г. Он же спроектировал в 1891 г. деревянный дом для продажи памятников и венков. Рядом было возведено еще одно служебное строение (арх. А. Бертельс, 1882). За этими строениями устроили оранжерею для разведения цветов. Таким образом, к началу ХХ века кладбищенский двор получил завершенный архитектурный облик.

После 1917 года Волковское лютеранское разделило судьбу других кладбищ города. Деревянные постройки, включая дом смотрителя и ограду, были разобраны в 1919 году, когда многие строения пошли на дрова. Ворота и часовня были разобраны на кирпичи в конце 1920-х гг. С национализацией кладбища в 1919 г. изменились и порядки. Его объединили со старообрядческим и иноверческим кладбищем. Многие памятники исторического и художественного значения оказались заброшены. Погребения были официально запрещены в 1933 г., однако в порядке исключения они продолжались. В 1930-е годы в музейный некрополь Александро-Невской лавры были перенесены прах поэта А.А. Дельвига (в 1934), архитектора К. Росси (в 1939), скульптора И. Витали, композитора К. Кавоса. Два перезахоронения произошли уже в после войны. Могила балетмейстера М. Петипа находилась в полном запустении, и в 1948 г. было произведено его перезахоронение. В 1967 г. были перенесены останки архитектора Д. Кваренги и поставлен новый памятник. Некоторые памятники были перенесены в некрополь без перезахоронений - как образцы художественных надгробий. Среди них - известный "спящий офицер" - надгробие К. Рейсига; мраморные памятники семьи придворного банкира И. Фредерикса; обелиск из мрамора и гранита - надгробие А. Литке, матери адмирала. Памятники изымались не только с целью сохранения от возможного разрушения. Так, в 1940 г. Управление по делам искусств ходатайствовало перед горисполкомом о передаче Музею городской скульптуры бронзовой фигуры Христа с Волковского лютеранского, ангелов с ворот Смоленского евангелического и бронзового ангела с Выборгского римско-католического - "с целью использования бронзы как материала для изготовления мемориальных досок". Война помешала уничтожению скульптуры Христа. Однако множества бронзовых дощечек с надписями кладбище лишилось.

Волковское лютеранское кладбище В настоящее время территория кладбища составляет 22,5 гектара, это самое большое лютеранское кладбище в Петербурге. Среди похороненных здесь - мореплаватель Ф.П. Литке и члены его семьи; фельдмаршал И.И. Дибич; журналист и издатель Н.И. Греч; лейб-медик Я.В. Виллие; архитектор А.К. Кавос; биохимик и врач Н.И. Лунин; врач-педиатр К.А. Раухфус; академик А.А. Штраух; ботаник Ф.И. Рупрехт; хирурги И.Ф. Рюль, П.Ф. Флорио; одна из первых русских женщин-врачей A.Н. Шабанова; члены семьи Бенуа; Герои Советского Союза П.Е. Вещев, Г.Г. Скворцов, А.М. Сорока, и др. Заслуживают внимания надгробие дочери архитектора В. Бренна, выполненное, очевидно, по его рисунку; мраморные изваяния плакальщиц на семейных участках Мюссардов и Зейтлеров; могилы каретника Иохима, упоминаемого в "Ревизоре" Н.В. Гоголя; богатого домовладельца Х.-Ф. Тацки; Елизаветы Тиран, содержательницы знаменитого Демутова трактира на Мойке, где неоднократно бывал Пушкин. В конце Волковской дорожки привлекает внимание семейное захоронение баронов Остен-Дризен. В чугунной ограде готического рисунка несколько однотипных мраморных плит, над которыми возвышается монументальное изваяние Иисуса Христа, выполненное неизвестным мастером начала ХХ в. Сохранился ряд художественных надгробий XVIII- XIX вв. работы Висконти, Л. Руска и других мастеров.

Современное состояние Волковского лютеранского кладбища вызывает серьезные опасения. Старинные надгробия с библейскими цитатами и иностранными именами покрыты вековой грязью, а от крестов и решеток часто не осталось и следа. Ликвидируются заброшенные, не посещаемые могилы, а ведь у каждого петербуржского прихода (не только лютеранского, но и католического) найдутся здесь исторические могилы. Здесь лежат те, кто начиная с XVIII века ехал в град Петра, чтобы строить, служить в армии, учить, лечить людей и своим трудом прославлять Бога и Россию. А теперь кладбище нужно спасать.


Карта Волковского лютеранского кладбища

Исторические захоронения на Волковском лютеранском кладбище:


  1. Братская могила лётчиков (Бунимович Ю.Э., Данилов В.В., Кудрявцев В.П., Подлеснов Д.К.)
  2. Братские могилы ленинградцев, погибших во время блокады (1941-1943)
  3. Братская могила погибших в 1943 г. моряков
  4. Аделунг Ф. (1768-1843), лингвист, философ, директор немецкого театра
  5. Ангальт Ф.А. (1732-1793), президент Вольного экономического общества
  6. Бенуа Л.Ю. (1770-1822), метрдотель Павла I, родоначальник семьи Бенуа в России
  7. Блок И.Л. (1735-1811), лейб-медик, основатель рода Блоков в России
  8. Веймарн И.Ф. (1800-1846), генерал-адъютант
  9. Виллие Я.В. (1768-1854), лейб-медик, хирург, академик
  10. Востоков А.Х. (1781-1864), лингвист, поэт, академик
  11. Гедике Р.А. (1829-1910), архитектор, академик, ректор Академии художеств
  12. Грач А.Д. (1928-1981), археолог
  13. Греч Н.И. (1787-1867), писатель, издатель
  14. Дибич-Забалканский И.И. (1785-1831), генерал-фельдмаршал
  15. Кавос А.К. (1810-1865), архитектор, академик
  16. Кавос Ц.А. (1824-1883), архитектор, академик
  17. Кессених Л. (1786-1852), женщина-улан, героиня войны 1812 года
  18. Литке Ф.П. (1797-1882), адмирал, президент Русского географического общества
  19. Лунин Н.И. (1853-1937), биохимик, открывший витамины
  20. Моллер А.В. (1764-1848), адмирал, морской министр
  21. Остен-Дризен К.-В. (1746-1827), генерал-адъютант
  22. Парвиайнен П.Г. (1865-1924), Парвиайнен А.М. (1870-1941), финские рабочие, укрывавшие В.И. Ленина в 1917 г.
  23. Раухфус К.А. (1835-1915), врач, основоположник русской педиатрии
  24. Рюль И.Ф. (1768-1846), хирург, лейб-медик
  25. Сорока А.М. (1902-1940), Герой Советского Союза, погиб в финскую войну 1940 г.
  26. Тиран Е.Ф. (урожд. Демут) (1781-1837), хозяйка "Демутова трактира" в Петербурге
  27. Флорио П.Ф. (1786-1847), доктор медицины, хирург
  28. Цолликоффер Г.Р. (1802-1874), архитектор
  29. Шабанова А.Н. (1850-1932), одна из первых женщин-врачей в России