Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

ВИВЬЕН Леонид Сергеевич (1887-1966)

Л.С. Вивьен Выдающийся русский советский актер, режиссер и театральный педагог Л.С. Вивьен родился 17 (29) апреля 1887 года в Воронеже. Аристократический французский род Вивьенов, знатный, но обедневший, восходит к IV веку. В XVIII веке Вивьены переехали из Франции в Польшу, а с XIX века поселились в России. Художнику Иосифу-Евстафию Вивьену де Шатобрен (Жозефу Вивьену) принадлежит карандашный портрет Пушкина, один из лучших в пушкиниане. Отец Леонида Сергеевича, Сергей Александрович Вивьен, инженер по образованию, служил в Воронеже и гордился своим происхождением. Да и сам Л.С. Вивьен в телефонных справочниках 1916 и 1917 годов с гордостью именовал себя «артист императорской драматической труппы Вивьен де Шатобрен». А вот затем о своей родословной, по понятным причинам, ему приходилось молчать.

Его первые жизненные планы, однако, были далеки от искусства. В 1910 году Леонид Вивьен окончил Политехнический институт в Петербурге, получив профессию «инженер железобетонных конструкций», но работать по этой профессии не стал, а в том же году поступил в Петербургское театральное училище, в класс замечательного актера и педагога В.Н. Давыдова. Начиная с 1911 года, одновременно с учебой в театральном училище, Л.С. Вивьен стал выступать в спектаклях Александринского театра.

В годы учёбы в театральном училище Л.С. Вивьен знакомится с Вс. Мейерхольдом и по его приглашению также посещает студию Мейерхольда, которая до начала 1918 года находилась на Бородинской улице. Бородинская была не только студией, но ещё и кружком людей, увлеченных идеями эстетической перестройки театра. В постановке “Маскарада” Мейерхольд поручил Вивьену роль Пьеро, – это была первая роль, сыгранная Вивьеном. За время обучения он сыграл также роли Жадова (“Доходное место” А.Н. Островского), Райского (“Обрыв” И.А. Гончарова), Томилина (“Порыв” Н.О. Ракшанина) и др. В 1913 году, окончив театральное училище, Л.С. Вивьен вошел в труппу Александринского театра.

Вивьену повезло, ему сразу же стали доверять большие, интересные, творческие роли. Уже в первые годы своей работы в Александринке он сыграл Хлестакова ("Ревизор" Гоголя), Незнамова ("Без вины виноватые") и Глумова ("На всякого мудреца довольно простоты"), Карандышева ("Бесприданница" Островского), Хиггинс ("Пигмалион" Шоу) и другие роли. В 1915 году Л.С. Вивьен гастролировал в Петрозаводске в труппе Б.Бертельса. В 1916 году на постановке пьесы Андреева “Тот, кто получает пощечины” Вивьен встретился с режиссером Н.В. Петровым. Петров внес в Александринку «мхатовскую струю», а для Вивьена момент перестройки был особенно важен. Совместно с Петровым им в Театральном училище была прочитана лекция “О школьной педагогии сценического искусства”.

В действительности, Л.С Вивьен уже в 1913 году, едва окончив Театральное училище, начинает в нем педагогическую деятельность, первоначально как ассистент В.Н. Давыдова. В 1917-1918 годах Л.С. Вивьен входил во Временный комитет и Совет Александринского театра, содействуя смене эстетических и идейных основ этого театра. По решению совета возобновляется “Маскарад”, и Вивьену в нем достается роль Арбенина. В 1918 году Л.С. Вивьен стал одним из организаторов, а затем руководителем Школы театрального мастерства (ШАМ) в Петрограде (позднее Ленинградский театральный институт им. А.Н. Островского, ныне – Петербургская государственная академия театрального искусства). ШАМ ставила задачей обучить студентов актерскому мастерству и воспитать сознательное отношение к искусству. В 1919 году Вивьеном были созданы две передвижные театральные труппы для обслуживания фронтов Гражданской войны.

Он заботился прежде всего о театре, о подготовке актеров, но это было делом чрезвычайно трудным, особенно в моральном плане. На первом же собрании театральной общественности Петрограда в 1918 году народный комиссар просвещения Луначарский объявил: «Вы – свободные граждане! Но в стране есть теперь новый хозяин – трудовой народ». Что должен был чувствовать Вивьен, человек европейски образованный, идя на работу мимо митинговавшего у стен Александринки «трудового народа», скандировавшего: «Долой буржуазное искусство!», «Академические театры – под контроль масс!»? И как он должен был относиться к “орабочиванию” театров?

Это было тяжелейшее время для него. В 1919 году Вивьен был арестован ЧК по ложному доносу. Известен факт вмешательства Ленина, пославшего телеграмму с пометкой “Вне очереди” в Самару, в Особый отдел Туркестанского фронта: “Сообщите серьезны ли улики против Леонида Сергеевича Вивьена”. А в это время в Петрограде ученики Вивьена стучались во все двери, звонили, ходили в ЧК. Заработав денег, отправили своего делегата в Самару. Когда освобожденный Вивьен вернулся, студенты не дали ему войти, а усадили в кресло и внесли на руках в Школу актерского мастерства (ныне там помещается Малый драматический театр). И все же, Леонид Сергеевич старался с иронией относиться к происходящему вокруг. После ареста привычной для него стала одна ядовитая фраза. Когда ему говорили: «Вас вызывают (приглашают, просят прийти и т.д.), он спрашивал: «С вещами или без?»

Среди ролей, сыгранных Л.С. Вивьеном на сцене Александринки после Октябрьской Революции – Петр ("Мещане"), Протасов ("Дети солнца"), Яков Бардин ("Враги", все – по М.Горькому), Эуген ("Эуген Несчастный" Э.Толлера), Бобров ("Страх" А.Афиногенова), Платон Кречет ("Платон Кречет" А.Корнейчука), профессор Забелин ("Кремлевские куранты" Н.Погодина). Это были яркие актёрские работы, которые отличала чёткость внешнего рисунка, острота социальных характеристик, мастерская лепка характеров.

Весной 1922 года на базе Школы актерского мастерства и Курсов мастерства сценических подготовок возник Институт сценических искусств (ИСИ), который возглавил Вивьен. Одновременно он продолжал педагогическую работу в школе-студии при Академическом театре драмы (бывшая Александринка). С 1924 года Л.С. Вивьен начинает свою режиссёрскую деятельность, поставив спектакли “Пугачевщина” К.Тренева, “Смерть Пазухина” М.Салтыкова-Щедрина (оба – 1924) и “Виринея” (1926) Л.Сейфуллиной и В.Правдухина. Л.С. Вивьен был активным пропагандистом отечественной драматургии, с начала и до конца своей режиссерской деятельности ставил спектакли по произведениям русских и советских авторов. Спектакли, поставленные Вивьеном, отличались глубиной раскрытия авторского замысла, чёткой психологической разработкой характеров и в то же время выразительной простотой, они сразу же становились классикой советского драматического театра.

И все же едва ли не главную роль в жизни Л.С. Вивьена в эти годы занимает его педагогическая работа. Он уже имел свою актерскую школу, теперь он мечтал о своем театре. Он тщательно отбирал кандидатов в ученики, как прекрасный садовод пестовал их, а потом составлял букет – цветок к цветку. И в то же время он считал необходимым проводить (и проводил!) безжалостный отсев малоспособных на первом, втором курсах. «Почему мы должны принимать обязательно двадцать студентов, если в этом году перспективных, стоящих оказалось, например, только двенадцать?», - пишет Вивьен. А от него требовали, чтобы отбор шел «по классовому принципу», требовали, чтобы он «не лишил возможности пролетарскому элементу с окраин СССР и из далекой провинции посвятить себя служению сцене и построить ряды пролетарского актера и актрисы».

Газеты не раз писали, что каждый выпуск студентов мастерской Л.С. Вивьена событие значительное и радостное. Студенты обожали Вивьена, его выпуски всегда становились заметным явлением в театральной жизни Ленинграда. Об учебном спектакле мастерской Вивьена 1925 года по пьесе Ю.Юрьина «То, чего не было» газета писала: «...если закрыть глаза на то, ЧТО играли, и открыть на то, КАК играли, то можно и остаться с этими открытыми глазами и даже весьма широко. Весь спектакль срепетирован гладко и стройно... В итоге складывается впечатление очень в пользу ИСИ, как, быть может, единственного сейчас в Ленинграде учебного заведения, серьезно подготавливающего молодых актеров... На этой тщательно выработанной ткани можно в дальнейшем вышивать какие угодно узоры». В жизни и становлении каждого своего ученика Вивьен сыграл колоссальную положительную роль. «Собственно, я и сейчас уверен, что Леонид Сергеевич выше меня ростом, - говорил великан Меркурьев, - такая у него была осанка, такой он был для нас значительной личностью».

К 1926 году у Л.С. Вивьена было уже достаточно способных учеников, для того, чтобы организовать свой собственный театр. В выпуске 1925 года были Николай Симонов, едва ли не самый блистательный из учеников Вивьена, а также Ольга Антокольская (первая жена Симонова), Валентина Соболева, Адель Крылович, Николай Песочнов, Леонид Литвак, Дмитрий Масленников, Софья Неелова... А выпуск 1926 года был так хорош (Ю.Толубеев, В.Меркурьев, М.Екатерининский и другие), что расставаться с ним Вивьен не захотел, и в 1928 году был создан молодежный «Театр актёрского мастерства» (ТАМ), директором которого стал Л.С. Вивьен. С 1929 по 1931 год театр размещался в здании бывшей Голландской церкви на Невском проспекте, а в составе театра было немало молодых талантливых актеров. В 1931 году ТАМ стал филиалом Академического театра драмы, затем вошел в состав Ленинградского театра Красной Армии, а в 1936 году был преобразован в Реалистический театр под руководством Вивьена. Деятельность театра продолжалась до 1938 года.

Вместе с театром меняется и судьба самого Л.С. Вивьена. В 1933 году он назначен художественным руководителем Театра Красной Армии, возникшего на базе филиала Государственной драмы, где он вновь собирает своих лучших учеников. Журнал «Рабочий и театр» летом 1933 года сообщает: «В помещении Ленинградского Дома Красной Армии открылся обновленный и перестроенный Театр Красной Армии под художественным руководством Вивьена. Удивительно живуч этот крепко сплоченный коллектив». Но уже в августе 1935 года этот театр был внезапно закрыт, а у актеров в срочном порядке отобраны пропуска в Дом Красной Армии. Тем не менее, было решено сохранить коллектив работников этого театра, “имевших единую школу и проявивших себя, как творчески сильный и спаянный организм”, и по предложению Политуправления окружного командования Дальневосточной армией отправить актеров театра в командировку на Дальний Восток, сроком на один год.

А Вивьен и тут показывает свой характер. Он пишет заявление о том, что «вопрос о поездке на Дальний Восток может быть решен только по решении вопроса дальнейшего существования театра». И это условие принимается. В октябре 1935 года официально создается «Театр под управлением Вивьена», и он сразу же отправляется на Дальний Восток. Отъезд был вынужденным и тревожным. В.Меркурьев, по воспоминаниям друзей, «приехав на Дальний Восток, все говорил о своем предчувствии, что именно здесь будет похоронен». Но все обошлось, в 1936 году вивьеновцы благополучно вернулись в Ленинград и даже привезли с собой Почетные грамоты за подписью командующего Тихоокеанским флотом, флагмана флота первого ранга М.В. Викторова, который, кстати, вскоре был арестован и в августе 1938 года расстрелян.

В январе 1937 года писатель Всеволод Вишневский, который в начале 1930-х годов громил в прессе Михаила Булгакова и режиссер Дзиган были награждены орденами Ленина. Январский номер журнала «Рабочий и театр» писал по этому поводу: “Это живой укор тем из наших художников, которые, подобно алхимикам, добывают за семью замками искусственное золото, которые не научились дышать воздухом нашей эпохи”. Тогда же газеты написали и о начале суда над очередной троцкистской бандой врагов народа. Началась бешеная «охота на ведьм», на тех, кто не хотел или не мог “дышать воздухом эпохи”. Газеты писали: «Разве до конца ликвидированы последствия вредительской работы, которую вели в театре им. Кирова презренные враги народа Шапиро, Ахметелли и их сподручные?», «Враг народа Коган, возглавлявший театр муз-комедии, довел этот театр до развала», «Органы НКВД раскрыли вредительские гнезда и на Ленфильме. Фашистские агенты лезли во все щели. Банда вредителей во главе с бывшим директором Ленфильма Каценельсоном, пробравшаяся к руководству орденоносной студией, мешала выпуску больших полноценных картин», «Большой драматический театр, отданный на откуп А.Д. Дикому, позорно провалил сезон», «Из 700 театров страны только один оказался без приуроченной к 20-летию революции постановки и без советского репертуара. Это театр Мейерхольда. Мейерхольд оказался полным политическим банкротом», «Всесоюзный комитет по делам искусства к 20-летию ВЧК-ОГПУ-НКВД шлет горячий братский привет тов. Ежову и его доблестным соратникам. Работники искусств желают вам новых успехов в борьбе против врагов нашей партии, нашего народа, нашей страны»…

Александринский театр Не миновала вся эта вакханалия и театр под управлением Вивьена. В выписке из протокола заседания Президиума Леноблрабиса от 10 октября 1936 года говорится: «Поставить на вид тов. Вивьен за то, что в реквизите театра обнаружена контрреволюционная литература. Объявить выговор тов. Липчук (зам. директора) за ротозейство». И, тем не менее, в 1930-е годы Л.С. Вивьен много работает, активно гастролирует по всей стране. В эти годы он ставит спектакли: "Правда хорошо, а счастье лучше" А.Островского, "Чапаев" Д.Фурманова, "Борис Годунов" А.Пушкина. В 1936 году Л.С. Вивьен становится руководителем Реалистического театра, при этом, в ноябре того же года он назначается главным режиссером Акдрамы (Александринского театра). Когда же в 1938 году закрыли и Реалистический театр, беда вновь миновала Вивьена. Более того, он стал не только главным режиссером, но и художественным руководителем Академического театра драмы им. Пушкина. Кроме этого, Вивьена впервые приглашают в кино, он снимается в фильме «Балтийцы» (1937) и получает за роль старого капитана Ростовцева с миноносца «Гавриил» орден «Знак Почета».

А Вивьен вновь испытывает судьбу. Едва став художественным руководителем театра, он приглашает опального Мейерхольда для возобновления спектакля «Маскарад». Более того – принимает в труппу Акдрамы Василия Меркурьева, женатого на дочери Мейерхольда. У Меркурьева к тому же арестован младший брат Петр. Но Вивьен никогда не скрывал своего глубокого уважения к Мейерхольду, он всегда говорил: “Я не знаю, в чем виноват Мейерхольд, но режиссер он был гениальный”. И Вивьен продолжает создавать «свой театр», теперь уже в стенах Академического театра драмы. Годами он терпеливо воздвигает это здание, истово, со страстью коллекционера собирает труппу – без сомнения лучшую мужскую труппу страны. Симонов, Черкасов, Толубеев, Борисов, Меркурьев, Честноков, Екатерининский, Скоробогатов, Мичурин, Малютин, Фрейндлих – одновременно выходили на великую сцену Александринки и создавали Театр Вивьена, театр, в котором всегда главной фигурой был актер.

Как мог Вивьен работать в таких условиях? Режиссер Ленинградского ТЮЗа В.И. Тургенев-Цветинович, позднее репрессированный и получивший 10 лет лагерей, сказал как-то о Вивьене: «Великолепное знание театрального искусства сочеталось у него с дипломатией Талейрана». А кроме того, еще с 1920-х годов Вивьен научился отключаться от происходящего вокруг. Иногда во время какого-нибудь бурного собрания он тихо произносил нечто вроде «блям-блям»! А окружающим коллегам он тихо объяснял с усмешкой: «Кое-что надо и заглушать, иначе – холмик». И все-таки Вивьену удавалось сохранять собственное лицо, плыть в общем течении, но – не сливаясь с потоком.

Во всех театрах в это время шли наскоро сляпанные пьесы о врагах народа, шпионах, диверсантах и т.д. «Образ врага нам абсолютно не нужен. Нам нужен приговор над ним. Нам нужен враг, как социальная маска», - говорил художественный руководитель ТРАМа Михаил Соколовский. Вивьен категорически возражал против такой постановки вопроса, но был вынужден принять условия игры. Он ставит в 1938 году пьесу В.Ромашова «Родной дом», на которую появится рецензия в журнале «Театр» с таким выпадом в адрес Вивьена: «Следует все-таки упомянуть о странном отношении художественного руководителя (Л.С. Вивьен) к актеру Л.С. Вивьену”. Сам он в этом спектакле сыграл роль маскирующегося троцкиста Шатова. Вивьен как входил на сцену в маске истерического злодея, так и уходил, не скрывая отвращения ни к самому персонажу, ни к тому унылому тексту, который ему приходи лось произносить».

В 1939 году театр впервые в полном составе приехал на гастроли в Москву. В гастрольном репертуаре были спектакли "Маскарад" Лермонтова, "Лес" Островского, "Свадьба" Чехова и другие. В том же году Вивьен был утвержден в ученом звании профессора по кафедре мастерства актера Ленинградского театрального института.

В начале Великой Отечественной войны Л.С. Вивьен вместе с театром эвакуируется в Новосибирск, где в помещении театра "Красный факел" продолжает активно работать в качестве режиссера и актера. Одной из лучших его работ считается возобновленный спектакль "Платон Кречет" А.Корнейчука, в котором Вивьен выступает в роли Платона. Кроме этого, в военные годы Л.С. Вивьен ставит спектакли “Русские люди” (1942) по К.Симонову и “Нашествие” (1943) по Л.Леонову. В “Нашествии” в роли Таланова-отца вышел на сцену и сам Л.С. Вивьен.

После войны и возвращения театра в Ленинград Л.С. Вивьен работает с еще большим энтузиазмом. Одна за другой выходят новые премьеры спектаклей – “Великий государь” В.А. Соловьева (1945), “Дядя Ваня” А.П. Чехова (1946), “Жизнь в цвету” А.П. Довженко (1947), “Незабываемый 1919-й” Вс. Вишневского (1949). За последнюю работу Л.С. Вивьен вместе с постановщиком В.А. Мехнецовым в 1951 году был удостоен Государственной (Сталинской) премии 2-й степени. Тогда же, вместе с театром, он был на гастролях в Польше, где показывал “Незабываемый 1919-й” и другие спектакли. В 1949 году Л.С. Вивьен также снялся в кино, сыграл роль адмирала Тыртова в фильме “Александр Попов”.

Как и прежде, Л.С. Вивьен выступает приверженцем отечественной драматургии. В последующие годы он ставит на сцене только произведения советских авторов и русской классики – «Северные зори» Никитина (1952), «Ревизор» Гоголя (1952), «Чайку» Чехова (1954). За последние свои театральные работы в 1954 году Л.С. Вивьен был удостоен звания народного артиста СССР. Как активный член Всероссийского театрального общества Вивьен участвовал в работе правления Ленинградского отделения, работал в составе постоянно действующей комиссии по культурно-просветительской работе, выступал за предоставление руководителям театров больших прав в творческих вопросах.

Все эти годы Л.С. Вивьен не переставал заниматься педагогической деятельностью. В 1957 году он возглавил кафедру актерского мастерства Ленинградского театрального института. Драматический театр им.Пушкина продолжал радовать зрителей практически ежегодными премьерами. В последние годы жизни Л.С. Вивьен ставит на сцене театра спектакли «На дне» М.Горького (1957, совместно с А.Н. Даусоном), «Игрок» Ф.Достоевского (1957, совместно с В.В. Эренбергом), “Бег” М.Булгакова (1958), «Всё остаётся людям» С.Алёшина (1959, совместно с А.Н. Даусоном), «Друзья и годы» Д.Зорина (1961, совместно с В.В. Эренбергом), «Маленькие трагедии» А.Пушкина (1962), «Журбины» по роману Кочетова «Семья Журбиных» (1963, совместно с А.Н. Даусоном).

Счастливой была и семейная жизнь Л.С. Вивьена. Его жена – Евгения Михайловна Вольф-Израэль (1895-1975) – талантливая и столь же известная актриса Александринского театра. Когда-то и ее имя гремело в театральном Ленинграде. Дочь – Марина Вивьен окончила Балетную школу, стала актрисой, а затем – заведующей литературной частью Александринки.

В последние годы жизни Л.С. Вивьен тяжело болел гипертонической болезнью, недаром, пройдясь по сцене родного театра в мазурке в день своего 70-летия, он произнес: «Пора мазурок миновала». И все же еще почти девять лет, до самого конца своей жизни он служил в ставшем родном театре. Народный артист СССР, лауреат Государственной премии, кавалер ордена Ленина, других орденов и медалей, выдающийся актер, режиссер и педагог Л.С. Вивьен умер в Ленинграде 1 августа 1966 года от сердечной недостаточности. Он был похоронен на Литераторских мостках Волковского кладбища. Евгению Михайловну, умершую в 1975 году, похоронили на Большеохтинском кладбище.

Л.С. Вивьен был удивительным человеком – аристократ из старинного французского рода, инженер по образованию, ученик Владимира Давыдова и учитель всех звезд Пушкинского театра. О нем отзывались исключительно с положительной стороны. О его загадочности, его умении «идти по жизни грациозно» писали многие. И о его легком характере, совсем не похожем на характер множества жестких режиссеров, настоящих диктаторов своих театров.

могила Л.С. Вивьена