Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

УЛЬЯНОВА Мария Александровна (1835-1916)

Мария Александровна Ульянова Мать основателя Советского государства В.И. Ленина, Мария Александровна Ульянова (урожденная Бланк) родилась 22 февраля (6 марта) 1835 года в Санкт-Петербурге. Ее отец - Израиль (Сруль) Моисеевич (Мойшевич) Бланк, еврей из Житомира, крещеный в июле 1820 года под именем Александра Дмитриевича, окончил в 1824 году Медико-хирургическую академию, работал врачом-акушером и физиотерапевтом в различных городах России. В 1829 году в Петербурге он женился на Анне Ивановне Гроссшопф, немке из богатой семьи. Но Анна Гроссшопф умерла рано, в 1838 году. От 9-летнего брака остались 8-летний мальчик Дмитрий и пятеро девочек: Анна 7-ми лет, Любовь 6-ти лет, Екатерина 5-ти лет, Мария (будущая мать Владимира Ульянова) 3-х лет и Софья 2-х лет, которых стала воспитывать родная сестра их матери, бездетная вдова Екатерина. 10 апреля 1841 года Александр Бланк женился вторично - на "вдове чиновника 12-го класса фон Эссена Екатерине Ивановне". Затем А.Д. Бланк работал в должности инспектора госпиталей оружейного завода в Златоусте. В 1847 году он вышел в отставку и уехал в Казань, где в 42 км от города купил имение Янсалы (Кокушкино) площадью более 500 га и 39 душ крестьян. Большой дом с колоннами в центре имения Н.К. Крупская почему-то называла "домик". Сегодня на этих землях - многочисленные нефтяные вышки.

В советские годы идеологи тщательно скрывали тот факт, что в жилах Ленина текла еврейская кровь. Неизвестно, догадывался ли о своих корнях сам Ильич, но даже вожди белой эмиграции Ленина считали русским. Национальность Ленина, как собственно и любого другого человека, для нас не имеет никакого значения. Как писала в свое время Мариэтта Шагинян, автор книг по истории семьи Ульяновых, для подлинных ученых национальность Ленина имеет только историческое и фактическое значение. Однако распространение этой информации не приветствовалось. Например, многие сотрудники Ленинградского областного архива и архива в Житомире были в 1965 году уволены после того, как стало известно, что они нашли нечто крамольное. Документы были изъяты, в том числе из личного архива Мариэтты Шагинян, которая успела побывать в Житомире и скопировать там документы, касающиеся А.Д. Бланка. Впервые опубликованы они были лишь в 1991 году, и, конечно, в Нью-Йорке. Одна из книг той же Мариэтты Шагинян, "Билет по истории" была запрещена цензурой только потому, что там говорилось, что мать Ильи Ульянова происходила из крещенного калмыцкого рода. В роду Ленина выделяли представителей нескольких национальностей - русских, калмыков, чувашей, евреев, немцев и шведов, но тот факт, что в жилах основателя Советского государства текла не только русская кровь, оказался крамольным - "великий" Ленин мог быть только русским, и никем иным.

Детские и юношеские годы Марии Бланк прошли в Кокушкино. Там она жила вместе со своей большой семьей в 1847-1863 годах. Выросшая в деревне, Мария получила хорошее домашнее образование под руководством тетки, заменившей детям мать; изучила немецкий, французский и английский языки, русскую и западную литературу. В семье Бланка дети говорили по-немецки. А поскольку в деревне, да и в городе, не было немецких школ, то, естественно, они вынуждены были обучаться в русских учебных заведениях. Заметим, что Ленин хорошо знал немецкий язык и часто применял его при общении с близкими и знакомыми, хотя в дворянских семьях, как известно, принято было говорить на французском языке.

Осенью 1861 года она приехала в Пензу к старшей сестре Анне, муж которой, И.Д. Веретенников, служил инспектором Пензенского дворянского института. В ноябре 1861 года Мария Бланк познакомилась с учителем физики и математики этого института Ильей Николаевичем Ульяновым. Он был родом из бедных мещан Астрахани. В раннем детстве лишившись отца, крепостного крестьянина, а позднее портного-ремесленника, он лишь с помощью старшего брата получил среднее, а затем и высшее образование. Благодаря настойчивому труду и выдающимся способностям, преодолевая нужду, И.Н. Ульянов сумел окончить Казанский университет и вскоре стал преподавателем в средних учебных заведениях Пензы (а позднее и Нижнего Новгорода), а затем получил дворянство, стал инспектором народных училищ Симбирской губернии.

В 1861-1862 годах Мария Бланк неоднократно бывала в Пензе. Весной 1863 года состоялась их помолвка, а 6 сентября 1863 года 32-летний И.Н. Ульянов и М.А. Бланк, которая по тем временам в свои 28 лет считалась старой девой, обвенчались в Казанско-Богородицкой церкви села Черемышево (близ Кокушкино) Лаишевского уезда Казанской губернии. Тогда же, в 1863 году Мария Бланк экстерном сдала экзамены и получила звание учительницы начальных школ. Но работать в школе ей не пришлось: забота о большой семье, домашнее хозяйство, которое надо было вести очень экономно, чтобы сходились концы с концами, целиком поглощали ее время. Уже 14 (26) августа1864 года в Нижнем Новгороде у Ульяновых родилась дочь Анна, а 31 марта (12 апреля) 1866 года там же родился сын Александр.

А.Д. Бланк умер 17 (29) июля 1870 года в Кокушкино. Но есть предположение, что он все-таки успел увидеть своего внука Владимира, родившегося 10 (22) апреля 1870 года в Симбирске. Похоронен А.Д. Бланк рядом с Екатериной Эссен на кладбище в селе Черемышево, близ деревни Кокушкино, Казанской губернии. Там же расположен комплекс захоронений родственников В.И. Ульянова (Ленина) по материнской линии.

В 1869 году И.Н. Ульянов оставляет работу учителя и становится инспектором, а затем директором народных училищ Симбирской губернии. По выслуге лет он неоднократно награждался орденами и медалями. Орден, которым он был награжден в 1882 году, давал ему право на дворянство. Энтузиаст народного просвещения, педагог по призванию, он страстно любил свое дело и отдавался ему целиком. Характер работы требовал от Ильи Николаевича постоянных разъездов по губернии, по деревням и селам. Он отлучался из дому на недели и месяцы. В любое время года он ездил в самые глухие места, создавая земские школы, помогая учителям налаживать обучение крестьянских детей. Приходилось бороться с сопротивлением чиновников, помещиков и кулаков, которые препятствовали созданию школ, преодолевать предрассудки отсталой части крестьян, добиваться, чтобы они поняли необходимость и пользу грамоты. Чуждый чиновничьего духа с его прислужничеством и карьеризмом, И.Н. Ульянов был подлинным демократом. Он часто общался с крестьянами, дружески беседовал с ними, его можно было видеть выступающим на сельском сходе. Старания И.Н. Ульянова принесли свои плоды: почти за 20 лет его работы количество школ в Симбирской губернии значительно выросло. Он воспитал много передовых народных учителей, которых называли "ульяновцами". В.П. Филатов, вспоминал Илью Николаевича как светлую личность, "которые вносили в нашу жизнь честный взгляд и высокие нравственные принципы, отвращение к карьеризму и к материальной наживе".

И.Н. Ульянов был высокопорядочным человеком и незаурядным преподавателем, обладал организаторскими и воспитательными способностями. Этим можно объяснить тот факт, что Илья Николаевич после окончания Казанского университета быстро продвигался по служебной лестнице. Этому, бесспорно, способствовало и его происхождение. Не отрицал этого факта и Ленин, который почти во всех дореволюционных официальных документах отмечал: "Потомственный дворянин Владимир Ульянов". Личный пример родителей оказывал на детей большое влияние. Дети видели, сколько сил отдает отец делу народного просвещения, как строго относится он к себе и своим обязанностям, какую радость приносит ему открытие каждой новой деревенской школы. Вся жизнь отца, его энергия, способность целиком отдаваться любимому делу, внимательное отношение к простым людям, скромность во всем имели огромное воспитательное значение. Авторитет отца и любовь к нему в семье были очень велики.

М.А. Ульянова читает сказки своим детям Володе и Оле В доме Ульяновых всегда царили согласие и любовь. Илья Николаевич был образцовым семьянином, горячо любящим мужем и отцом. За 23 года супружеской жизни Мария Александровна родила восьмерых детей: четырех девочек и четырех мальчиков (двое из них умерли совсем маленькими). Оставшиеся дети - Анна, Александр, Владимир, Ольга, Дмитрий и Мария росли близкими по возрасту парами. Родители старались дать им разностороннее образование, воспитывали их честными, трудолюбивыми, чуткими к нуждам народа людьми.

Семейная обстановка и условия воспитания были благоприятными для развития ума и характера детей. Родители не только не подавляли, но даже поощряли естественную живость и резвость детей. Когда маленький Володя (он был четвертым по рождению), живя летом в Кокушкино, решил сократить путь на улицу и стал лазить в окно, родители его не бранили. Наоборот, для того, чтобы малышу было удобнее перелезать, и чтобы он не ушибся, отец сделал в комнате и на улице около окна деревянные ступеньки. Ульяновы заботливо приучали детей к труду. С самого раннего возраста они должны были сами себя обслуживать, помогать старшим; девочки следили за тем, чтобы у них и у мальчиков одежда была в порядке. Позади дома Ульяновых был сад, за которым любовно ухаживала мать. Но все дети помогали ей в этом. В летнее время они обязаны были наполнять водой две большие кадки. Кто-нибудь из ребят качал воду, остальные разносили ее в ведрах, лейках и кувшинах.

12 (24) января 1886 года в Симбирске в возрасте 54 лет скоропостижно, от кровоизлияния в мозг, умер Илья Николаевич Ульянов. Осиротевшая семья осталась без средств к существованию. Мария Александровна начала хлопотать пенсию, это прошение было быстро удовлетворено. Полученная пенсия составляла 100 рублей в месяц. По тем временам это были большие деньги, но не такие, чтобы жить "на широкую ногу". Не успела семья прийти в себя от одного удара, как обрушилось новое горе - 1 марта 1887 года в Петербурге, за участие в подготовке покушения на царя Александра III, был арестован Александр Ульянов. Вслед за ним была арестована и его сестра Анна, учившаяся в Петербурге. О революционной деятельности детей в семье ничего не знали.

Александр стал первым из детей Ульяновых, кто вступил в революционную борьбу. В 1883 году окончив Симбирскую гимназию с золотой медалью, он поступил на естественный факультет Петербургского университета, где блестяще учился (на 3-м курсе получил золотую медаль за самостоятельную работу по зоологии). Тогда он и стал участвовать в студенческих нелегальных собраниях, демонстрациях, вёл пропаганду в рабочем кружке. Александр был идеальным в нравственном отношении человеком, обладавшим необыкновенной силой ума. "Саша, - вспоминала Анна Ильинична, - был на редкость серьезный, вдумчивый и строго относящийся к своим обязанностям мальчик. Он отличался также не только твердым, но и справедливым, чутким и ласковым характером и пользовался большой любовью всех младших". Уже в 20 лет он стал ученым, которого принимали в свою компанию Менделеев, Бутлеров, Вагнер, - каждый из них желал оставить его в университете на своей кафедре. Но приблизительно в конце декабря 1886 года юный гений Саша Ульянов стал членом "террористической фракции" партии "Народная воля", одним из авторов её программы, в которой основным методом борьбы с самодержавием признавался террор: "Пусть волна красного террора разольется широко и по всей провинции, где система устрашения еще более нужна как протест против административного гнета". Фактически это был призыв к массовым убийствам.

В собраниях молодых революционеров-террористов с 1886 года принимала участие и Анна Ульянова. В 1880 году она окончила Симбирскую гимназию, а с 1883 года тоже жила в Петербурге, обучаясь на Бестужевских высших женских курсах. Мальчишки с восторгом восприняли призывы своего 20-летнего лидера и принялись за подготовку первого теракта. До какой-то степени можно понять этих провинциальных романтиков, живших в обстановке мещанства и уныния. Но вот так пойти на улицы и начать убивать людей... Первым делом решено было убить царя (именно он был лакомым кусочком в глазах молодых людей). Первоначальный план стрелять в царя был отвергнут, решили кинуть бомбы. Для их приготовления требовалось особое помещение, динамит, ртуть и азотная кислота, которые на первых порах готовили "домашним" способом.

1 марта 1887 года трое студентов, членов фракции, были схвачены с взрывчатыми снарядами на Невском проспекте. Жандармы быстро выявили участников террористической организации и руководящую роль в ней студентов Александра Ульянова и Петра Шевырева. Об аресте Александра и Анны в Симбирск написала родственница Ульяновых, но, боясь за Марию Александровну, она послала письмо не ей, а близкому другу их семьи - учительнице В.В. Кашкадамовой. Та немедленно вызвала из гимназии Владимира и дала ему прочесть письмо. На Владимира легла нелегкая задача - подготовить к печальному известию мать и в эту тяжелую минуту быть ей моральной поддержкой. Арест Александра Ульянова и обвинение в террористическом заговоре против императора стали настоящим шоком для его родных и близких - Марии Александровны, сестер и брата Владимира. Ульянов, старший сын, гордость и надежда семьи - бомбист! Весть о случившемся быстро облетела город. От семьи Ульяновых отвернулись все, кто раньше у них бывал, все либеральное симбирское "общество". Мария Александровна незамедлительно уехала в Петербург.

Семья Ульяновых Приехав в столицу, она была немедленно принята Государем. Этот факт историки либо не упоминают, либо не могут внятно объяснить. В поступке сына мать видела временное помрачение ума. Она пишет императору Александру III: "Если у сына моего случайно затуманился рассудок и чувство, если в его душу закрались преступные замыслы - Государь, я исправлю его. Сын мой был всегда убежденным и искренним ненавистником терроризма, в какой бы то ни было форме. Таким я знаю его до последних каникул, в 1886 году проведенных им дома у меня, в Симбирске". Она деятельно хлопотала, чтобы спасти сына от смерти, но все ее хлопоты оказались бесполезны. В первые дни марта было арестовано 25 человек, а позднее еще 49. Суду были преданы 15 человек, а в отношении остальных дела были разрешены в административном порядке.

Однако на деле Александр Ульянов был не просто сторонником террора, он стоял за систематический террор. Что же произошло в 1886 году? Почему молодой биолог, изучавший по 16 часов в сутки кольчатых червей, всего за несколько месяцев превратился в террориста и принял смерть на эшафоте? Возможно, разгадка кроется во взаимоотношениях членов семьи Ульяновых. Однако десятилетиями реальные свидетельства о жизни Ульяновых уничтожались, поэтому восстановить истину очень сложно.

Поначалу Александр III не придал особенного значения выходке студентов. Когда же он подробнее ознакомился с деятельностью фракции, он изменил свое мнение. Так, ему преподнесли "Программу террористической фракции партии Народной Воли", написанную лично Александром Ульяновым. И первая резолюция, которую поставил на ней царь, была: "Это записка даже не сумасшедшего, а чистого идиота". Процесс 1 марта 1887 года проходил при закрытых дверях. Много писали о том, что Мария Александровна присутствовала на заседании суда над Александром и его товарищами, она якобы слышала речь сына, в которой тот смело обличал царское самодержавие и говорил об исторической неизбежности победы нового общественного строя - социализма. Однако в действительности даже самые близкие родные подсудимых не были допущены не только в судебный зал, но и на свидание с ними. Так, например, на прошение матери Ульянова позволить ей свидание с сыном была наложена такая резолюция: "Если госпожа Ульянова будет справляться, объявить, что свидания не разрешены". Следует также отметить судьбу прошения М.А. Ульяновой о смягчении участи ее сына Александра Ильича Ульянова и дочери Анны Ильиничны Ульяновой. Мать просила заместителя министра внутренних дел направить ее просьбу царю. Однако Оржевский переправил эту просьбу вместо царя в особое присутствие Сената, куда поступило дело.

Суд состоялся 15-19 апреля 1887 года. Из нескольких десятков привлеченных к ответственности по делу 1 марта были преданы суду 15 человек, из которых 12 человек были студентами. Все подсудимые были приговорены к смертной казни, но особое присутствие Сената ходатайствовало для восьми подсудимых о замене смертной казни другими наказаниями. Александр III утвердил смертный приговор для пятерых осужденных, а именно: для А.И. Ульянова, П.Я. Шевырева, В.Д. Генералова, В.С. Осипанова и П.И. Андреюшкина. Двое были пожизненно заточены в Шлиссельбургскую крепость, остальных приговорили к различным срокам каторжных работ или тюремного заключения. 4 мая приговоренные к казни были вывезены в Шлиссельбург и повешены 8 (20) мая 1887 года. Интересная деталь: вследствие отсутствия палача в Петербурге он был немедленно прислан из Варшавы. Казнь началась в половине четвертого утра. Все осужденные сохраняли спокойствие и отказались от исповеди и принятия святых тайн. Эшафот был устроен на три человека. Первыми вывели Генералова, Андреюшкина и Осипанова. Выслушав приговор, они простились друг с другом, приложились к кресту и бодро вошли на эшафот, после чего Генералов и Андреюшкин громко произнесли: "Да здравствует Народная Воля!" То же самое намеревался сделать и Осипанов, но не успел, так как на него был накинут мешок. После снятия трупов казненных преступников, были выведены Шевырев и Ульянов, которые также спокойно взошли на эшафот, причем Ульянов приложился к кресту, а Шевырев оттолкнул руку священника.

Исполнение смертного приговора и заключение в каторжные тюрьмы осужденных не было завершением процесса 1 марта 1887 года, административная расправа со многими арестованными продолжалась. Уже 8 апреля вышло "высочайшее" повеление сослать в Восточную Сибирь на 5 лет Анну Ульянову. Однако отбывала ссылку Анна не в Сибири, а в Кокушкино, Казани и Самаре. Казнь брата потрясла молодого Ленина и вместе с тем укрепила его революционные взгляды. Возможно, именно казнь старшего брата сделала самого Владимира революционером, ведь Александр был для него непререкаемым авторитетом. Еще в детстве Володя старался во всем походить на брата, и если его спрашивали, как он поступит в том или ином случае, он неизменно отвечал: "как Саша". Преклоняясь перед памятью брата, Владимир, однако, отверг избранный Александром путь террористической борьбы. "Нет, мы пойдем не таким путем", - решил он. Владимир видел, с каким мужеством переносит свое неутешное горе мать. И, как ни тяжело ему было, он взял себя в руки и блестяще сдал экзамен на аттестат зрелости. Самый молодой в классе, он, единственный из всех, сдавших экзамен, получил золотую медаль.

До сих пор является необъяснимой загадкой, почему директор гимназии Федор Михайлович Керенский (отец Александра Керенского) не опасался оказывать огромное покровительство находившейся под наблюдением охранки семье Ульяновых, способствовал не только получению Володей Ульяновым золотой медали при окончании гимназии, но и "протолкнул" его на юридический факультет Казанского университета. Были ли у семьи Ульяновых какие-то "высокие покровители" или Федор Михайлович просто проявил высокую порядочность и благородство?

На содержании Марии Александровны оставалось пятеро детей. В конце июня 1887 года семья Ульяновых покинула Симбирск. Месяц она жила в деревне Кокушкино, а потом поселилась в Казани, где Владимир Ильич поступил на юридический факультет университета. Твердо решив посвятить себя революционной борьбе, он стремился изучать общественные дисциплины. В Казанском университете Владимир принимал активное участие в революционном кружке, который полиция характеризовала как кружок "крайне вредного направления". Студенты решительно выступали против установления полицейского режима в университетах. В декабре 1887 года в знак протеста против разгона сходки студентов, требовавших отмены реакционного университетского устава, Владимир Ульянов решил уйти из университета. 5 декабря он пишет на имя ректора прошение: "Не признавая возможным продолжать мое образование в Университете при настоящих условиях университетской жизни, имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство сделать надлежащее распоряжение об изъятии меня из числа студентов Императорского Казанского Университета". По распоряжению казанского губернатора Ленин был арестован и заключен в тюрьму.

В тот же день Владимир Ульянов в числе других активных участников сходки был исключен из университета. Ему было воспрещено проживать в Казани, и 7 декабря он был выслан в Кокушкино под негласный надзор полиции. Там он жил с матерью, младшим братом Дмитрием и сестрой Марией. Позже туда же приехала отбывать высылку и старшая Анна. Ей заменили пятилетний гласный надзор в Сибири и направили сюда по ходатайству матери. В Казани Ульяновы проживают до 1889 года. Чтобы уберечь Владимира от участия в студенческих революционных кружках, Мария Александровна спешно купила хутор в Самарской губернии, и в мае 1889 года все семейство подальше от греха перебралось туда. Занятны воспоминания этого времени врача Владимира Крутовского: "Ехал в переполненном поезде, куда предприимчивые железнодорожники, видимо, продали лишние билеты. Обратил внимание на юношу небольшого роста, который ссорился с начальством, "требуя прицепки лишнего вагона", и так организовал народ, что в Самаре начальник станции сказал: "Ну его к чёрту! Прицепите вагон…"

В Самаре Владимир продолжал зубрить юридические науки, готовился к экзаменам за университет (в 1891 году в Петербурге он сдал экзамены экстерном). Осенью 1893 года Ленин, несмотря на противодействие матери, перебрался в Петербург. Там молодой Владимир некоторое время работал помощником присяжного поверенного (адвокатом) в суде, где занимался защитой пролетариев (дела о краже мешка с зерном, железного рельса и колеса). Но не найдя себя в этой деятельности, окунулся в революцию как активный марксист. Владимира арестовали 22 декабря 1895 года по подозрению в причастности к одному из кружков. Накануне он вернулся из-за границы с чемоданом с двойным дном, в котором вез нелегальную литературу, и в первую очередь связал свой арест с этим.

Больше года просидел Владимир Ильич под следствием. В феврале 1897 года суд приговорил его к ссылке на три года в Восточную Сибирь. Родными и соратниками Ульянова приговор был встречен с облегчением. Путь в Сибирь лежал через две пересыльных тюрьмы: в Москве и Красноярске. Однако Мария Александровна снова пошла по инстанциям и выхлопотала, чтобы сын ехал в ссылку за свой счет, а не по этапу. Владимир Ильич категорически не хотел пользоваться выхлопотанной для него матерью льготой и решил ехать со своими "подельщиками" по этапу. Но полиция поставила условие: или немедленное отправление в Красноярск, или арест до прибытия "подельщиков". Ильич подумал, что важнее поберечь силы и здоровье, чем лишний раз проявлять рыцарство, и поехал за свой (вернее, матери) счет. До Тулы его провожали мать, сестры Маня и Анна, и зять (муж Анны). Местом ссылки Ленину было определено село Шушенское (об этом опять же позаботилась Мария Александровна), которое он шутливо называл Шу-шу. Других товарищей по делу расселили по соседним селам, а Ю.Цедербаума (Мартова) как еврея сослали аж на север, в Туруханск.

В.И. Ленин Природа сибирской глубинки пришлась Ильичу по нраву. Его даже потянуло на стихи. "В Шуше, у подножия Саяна…", - написал он, но дальше этой строчки поэтическое творчество не пошло. Пропаганду в Шушенском Ильич не осуществлял: в положении ссыльного это было небезопасно, могли добавить срок. Физической работой никакой не занимался, лишь однажды починил изгородь. Водил дружбу с простыми крестьянами. С одним из них, по прозвищу Сосипатыч, мужичишкой не от мира сего, он особенно подружился. Со временем Ильич стал заядлым охотником. Дичи в лесу было полно. Он завел себе даже кожаные штаны, чтобы где надо и в воду за подстреленной уткой залезть.

Владимир Ильич получал 8 рублей пособия, однако местная дешевизна позволяла платить из этих денег за комнату и содержание в крестьянской семье (стирку, уборку, готовку пищи). В мае 1898 года сюда приехала Н.К. Крупская вместе со своей матерью. (Крупская была тоже осуждена и добилась отбывать ссылку в Шушенском). Чтобы им разрешили проживать совместно, Владимиру и Надежде пришлось обвенчаться в местной церквушке. Мать Ленина хлопотала о переводе сына в Красноярск, но он написал ей, что делать этого не стоит: в тихом селе было больше удобств для умственных занятий. К тому же была возможность изредка встречаться с товарищами. Такие встречи, длившиеся по 3-4 дня, разрешались для празднования именин, Нового года, свадеб. Проходили они очень весело: гуляли, пили вино, охотились, летом купались, а зимой катались на коньках. От скуки, но вряд ли от нужды (Ильич регулярно получал от матери переводы), он завел на дому юридическую консультацию, хотя не имел на это права. И даже выиграл как-то дело в суде, защищая одного рабочего.

Ссылка прошла неплохо. Никакого надзора фактически не было. Жил Ильич скромно, тихо, запретов не преступал, но все же к концу срока нервничал. Ведь власти запросто могли по указке центра найти какую-нибудь зацепку и продлить срок. Хорошо известен случай, когда однажды Ильич подсунул жандарму стул, чтобы тот начал обыск с верхних полок шкафа, когда как "нелегальщина" хранилась внизу. Жандарм, листая статистические сборники, так утомился, что вскоре бросил это занятие. Но это был, наверное, единственный опасный момент. За три года шушенской ссылки Ильич написал работу "Развитие капитализма" и книжечку под заглавием "Экономические этюды и статьи". В феврале 1900 года срок ссылки кончился, и семейство отправилось в обратный путь.

Оставив в Уфе жену (ей оставался еще год надзора), Ленин перебрался ближе к Питеру в Псков. Его мать и сестра Анна жили в это время в Подольске. Брат Дмитрий сидел в Туле, а младшая Маня была выслана в Нижний. Мария Александровна моталась то к одному, то к другой, уже вконец расхворавшись, а тут новый удар - в Петербурге опять был арестован Володя. Мария Александровна с необычайной стойкостью переносила несчастья, обрушившиеся одно за другим на семью - смерть мужа (1886), казнь сына Александра (1887), раннюю смерть дочери Ольги (1891), многократные аресты и ссылки остальных детей - Владимира, Анны, Дмитрия и Марии. Она всегда была с тем из детей, кому грозила опасность, чьё положение было особенно тяжёлым. В 1897 году старшая дочь Марии Александровны - Анна - уехала за границу, где установила связь с группой "Освобождение труда". С этого времени и до 1902 года она почти постоянно жила за границей - в Мюнхене, Дрездене, Париже, Берлине. Самостоятельного заработка у Анны вплоть до 1903 года не было, и мать вынуждена была пересылать дочери деньги в Европу. То же самое можно сказать и о младшей дочери - Марии, - выезжавшей за границу пять раз (два раза с матерью). Мария в 1897-1899 годах слушала лекции в Брюссельском университете, в 1904-1905 годах жила в Женеве, в 1908-1909 годах посещала Сорбонну. Младший сын Дмитрий стал иметь собственный заработок только в 28 лет. За границей, как известно, много раз бывал и Владимир Ленин. Мария Александровна приезжала туда к сыну дважды - летом 1902 года - во Францию, а осенью 1910 года в Стокгольм. И всегда оказывала своим детям любую посильную помощь.

Тело В.И. Ленина в мавзолее Много горя выпало на долю Марии Александровны. Как и все матери, чьи дети находятся в тюрьме, она ходила на свидания, носила передачи, часами просиживала в ожидании в полутемной приемной Дома предварительного заключения. Хлопотала о переводе детей, отбывающих наказания, из одного места в другое. Дети не вылезали из ссылок и тюрем. Девятнадцать арестов своих детей пережила она. Случалось, что в тюрьме оказывалось сразу четверо... Счастливым не стал никто из шестерых ее детей, все (кроме Дмитрия) были бездетны. Мать страшно переживала за каждого. У нее не хватило сил отвадить их от крамолы. Последние годы жизни проводила в тюремных очередях на свидания, хлопотах о смягчении наказания, поездках в ссылки и за границу. Продала всю недвижимость и вырученные деньги ежемесячно и исправно посылала детям - Володе за границу, девочкам - в ссылку.

Мария Александровна Ульянова, в девичестве Бланк, умерла 12 (25) июля 1916 года. Произошло это в деревне Юкки под Петроградом, где она снимала дачу. Ее похоронили на Волковском кладбище в Петрограде. В последний путь Марию Александровну провожали родственники и товарищи по партии, хотя последних, по воспоминаниям, было совсем не много - в дачный сезон никто не хотел отрываться от своих занятий.

На Литераторских мостках Волковского кладбища около 2000 захоронений. Мемориал семьи Ульяновых, автором которого стали скульптор М.Г. Манизер и архитектор В.Д. Кирхоглани, - самый большой (площадь ок. 30 кв.м) - был построен в 1952 году. Здесь покоятся не только мать Ленина М.А. Ульянова, но и его сестры Ольга Ильинична (1871-1891), Анна Ильинична (1864-1935) и зять - нарком путей сообщения Марк Елизаров (1865-1919). В последние годы много говорят о возможности перенесения тела В.И. Ленина из мавзолея и захоронения его на Волковском кладбище, рядом с членами его семьи. Ходили слухи, что президент Ельцин даже назначил дату захоронения Ленина. Однако руководство некрополем всегда было категорически против этой церемонии, объясняя свою позицию, в том числе, и соображениями безопасности и сохранности захоронения. Один из заведующих филиала Литераторские мостки восклицал: "Хотите, чтобы мы каждое утро начинали с поисков тела: где оно сегодня?"

Письменного завещания о месте своего погребения Владимир Ленин не оставлял да и устно вроде бы ничего не говорил. Принято считать, что последнюю волю вождя сочинил публицист Юрий Карякин в 1989 году. Это его предложение - похоронить Ленина рядом с матерью - племянница Ленина Ольга Ульянова в том же году назвала "уткой". Идеологи перезахоронения говорят: это ни в коем случае не политическая акция. Дескать, речь идет только о христианской традиции. Но, как известно, Ленин был атеистом, и что ему, спрашивается, до религиозных обычаев? А во-вторых, он и сейчас покоится согласно религиозному и национальному обычаю. Христианская традиция не предписывает обязательного захоронения в земле. В Успенском соборе Московского Кремля стоят четыре саркофага с телами трех митрополитов и патриарха. В христианской традиции - мощи святых, выставляемые для всеобщего поклонения. Ни Сергий Радонежский, ни Серафим Саровский не преданы земле.

Все дети Ульяновых горячо любили свою мать. В советскую эпоху образ Марии Александровны был канонизирован: образцовая супруга, любящая мать шестерых детей, сумевшая после смерти мужа и казни старшего сына Александра вытащить на своих плечах семью. В начале 1990-х, как и все советские мифы, сказка о Марии Александровне была осквернена сплетнями. Была популярна байка о сексуальной неразборчивости Марии Александровны, которая будто бы пользовалась всегдашней занятостью Ильи Николаевича. Якобы отцом террориста Саши Ульянова был террорист Дмитрий Каракозов, учившийся у И.Н. Ульянова в Пензенской гимназии и казненный за покушение на Александра II. Как утверждали, вся Пенза, когда семья Ульяновых жила там, якобы судачила о романе жены учителя Ильи Ульянова со студентом Каракозовым, бывшим учеником ее мужа. Якобы, после смерти Ильи Николаевича, летом 1886 года, Мария Александровна открыла свою тайну старшему сыну, и Александр решил отомстить царской семье за отца. Приводили и одну любопытную деталь. Мария Александровна почему-то просила сына Александра не приезжать из Петербурга на похороны Ильи Николаевича Ульянова. Может быть, потому что он не был родным отцом Александра? Отцом же Владимира и Дмитрия Ульяновых считали доктора Ивана Покровского, лечившего детей Марии Александровны. Не будем ни опровергать, ни подтверждать эти слухи. Жизнь членов семьи В.И. Ульянова (Ленина) была и остается слишком загадочной, полной противоречий. С уверенностью можно сказать одно - Мария Александровна всю свою жизнь целиком посвятила семье, детям, которых стремилась воспитать честными, образованными, идейными людьми. Обладая исключительными педагогическими способностями, она оказала огромное влияние на воспитание детей, понимала их революционные стремления, была их другом. Хрупкая на вид, Мария Александровна обладала огромным мужеством, самоотверженностью и стойкостью, которые много раз и с такой удивительной силой проявлялись в годы тягчайших испытаний, выпавших на долю семьи Ульяновых.


Надгробие входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге
(утв. постановлением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 527)
Мемориал Ульяновых

Могила Ульяновой М.А.