Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

ЛЕСГАФТ Пётр Францевич (1837-1909)

П.Ф. Лесгафт Русский биолог, анатом, педагог, врач, создатель научной системы физического воспитания П.Ф. Лесгафт родился 8 (20) сентября 1837 года в Петербурге, в семье обрусевшего немца, ювелира, члена Цеха золотых художеств Иоганна Петера Отто Лесгафта и его жены Генриетты Луизы. Его отец, которого в России называли Петром Карловичем, был человек сдержанный, суровый, любил порядок, дисциплину, экономность во всём и приучал к тому же своих детей. Это было вызвано и незначительными доходами семьи. Он числился купцом третьей гильдии, имел небольшую ювелирную лавочку с мастерской, где вынужден был проводить большую часть времени, чтобы хоть как-то обеспечить семью. Изучая биографию П.Ф. Лесгафта, исследователи сталкиваются с загадкой, которую не удалось разгадать и по сей день. Почему он вошёл в историю как «Францевич», а не «Петрович»? Однако и Пётр Лесгафт и его брат Франц, именуются Францевичами. В официальных бумагах разных лет нередко встречается запись: «Пётр Петрович, тоже Францевич».

Отец П.Ф. Лесгафта весьма сурово относился к сыну и настойчиво приучал его к труду: с малых лет заставлял носить дрова, убирать тротуар. Обстановка, окружающая маленького Петра, наложила отпечаток на всю его жизнь. Уважение к труду, нетерпимость к лени, принципиальность и бескорыстие, заложенные с детства, стали неотъемлемыми чертами его характера. С детства у Петра пробудилась любовь к музыке, этому он был обязан своей матери, Генриетте Адамовне. Возможно, и первые медицинские познания он тоже получил от неё: поскольку мать его была повивальной бабкой и иногда вызывалась для оказания акушерской помощи.

В январе 1848 года, получив домашнее начальное образование, 9-летний Пётр Лесгафт по примеру старших братьев был определён в «Петришуле» – Главное народное училище Св. Петра. Учился Лесгафт неплохо. Ему давались все предметы, кроме латыни и французского языка, которыми впоследствии П.Ф. Лесгафт овладел без труда. Он старательно выполнял задания, подолгу засиживался над книгами и учебниками. Но в 1851 году отец внезапно прервал его обучение и отдал четырнадцатилетнего сына в ученики к знакомому аптекарю. Мы не знаем, как складывались отношения у строптивого подростка с аптекарем. Известно, что, не выдержав и года, Петр сбежал из аптеки, вызвав гнев не только отца, но и матери. Материальные затруднения в семье в это время были особенно ощутимы. Однако в возникшем конфликте Петра защитил его старший брат Александр. С его помощью Пётр подготовился к старшим классам гимназии и осенью 1852 года поступил в мужское отделение «Анненшуле» - училища Святой Анны, также имевшего хорошую репутацию.

В 1854 году к моменту окончания школы Петру было 17 лет. По-видимому, пребывание в учениках аптекаря всё же пробудило в Петре интерес к медицине и химии. После некоторого колебания он подаёт документы в Медико-хирургическую академию, и летом 1856 года становится студентом. Поступление П.Ф. Лесгафта в академию совпало с кардинальными изменениями в её административном, научном и хозяйственном управлении. В начале 1857 года президентом академии стал П.А. Дубовицкий, человек прогрессивный, деятельный и энергичный. По его инициативе было расширено преподавание всех наук, внесены изменения в учебные программы, привлечены к работе молодые талантливые учёные, созданы новые кафедры, развернулись работы по строительству новых зданий и перестройке старых. Ближайшими помощниками П.А. Дубовицкого были вице-президент И.Т. Глебов и учёный секретарь Н.Н. Зинин. Во время учёбы Петра Лесгафта в академии состав её профессоров был одним из лучших: кафедры и клиники возглавляли Я.А. Чистович, Н.Ф. Здекауер, Т.С. Иллинский, А.Я. Крассовский, В.Е. Экк, И.М. Балинский. Под руководством Н.Н. Зинина П.Лесгафт получил первые навыки исследовательской работы, научился постановке опытов и обращению с химическими реактивами. Вскоре он стал ассистировать Зинину на лекциях.

На третьем курсе Пётр увлёкся анатомией и отдался ей со всей страстью, анатомия стала делом всей его жизни. Многие профессора оказали на формирование взглядов Лесгафта большое влияние, но главную роль в становлении его как анатома-исследователя и учёного сыграл профессор В.Л. Грубер. Чех по национальности, он был грозой и любимцем многих поколений студентов академии. И.М. Сеченов вспоминал: «Знал он одну анатомию, считал её одним из китов, на которых стоит вселенная. Чувство долга и справедливости было развито в Грубере до непостижимой для нас степени». У Грубера, как и у Н.И. Пирогова, был нелёгкий характер. Однажды Пирогов и Грубер повздорили из-за пустяка и были в ссоре восемь лет! Фанатично преданный анатомии, Грубер целые дни проводил в препаровочной, отыскивал в тканях трупов всё новые и новые аномалии, в открытии и описании которых он не знал себе равных в Европе. Грубер первым открыл для женщин, интересующихся наукой, двери анатомического зала. То же самое по примеру учителя сделал позднее и Лесгафт, убеждённый поборник женского медицинского образования. Лесгафт терпеливо воспитывал в себе груберовскую увлечённость делом, неутомимость в работе, принципиальность, чувство долга и справедливости, а главное независимость суждений. Позднее в медицинских кругах П.Ф. Лесгафта называли «поэтом анатомии», а профессора В.Л. Грубера – «Пименом русской анатомической школы».

Летом 1860 года в академии была открыта кафедра практической анатомии под руководством В.Л. Грубера. Студент Пётр Лесгафт вскоре стал одним из самых ревностных посетителей препаровочной и любимым учеником профессора. Грубер стал привлекать его к серьёзным работам в качестве помощника: поручал приготовление препаратов, доверял ассистировать при бальзамировании, которое Лесгафт быстро освоил. В 1860 году за умело выполненную работу по бальзамированию тела императрицы Александры Фёдоровны студент 5-го курса Пётр Лесгафт получил вознаграждение в размере 300 рублей. Эти деньги пришлись кстати. Поступив в академию, Пётр ушёл из родного дома, снял комнату и зарабатывал на жизнь лишь случайными уроками. Жёсткая экономия была его спутником в течение всех лет учёбы.

В 1861 году начались выпускные экзамены, до них дошли лишь 140 человек из 254 поступивших в 1856 году. По тогдашним правилам экзамены проводились одновременно на степень лекаря и на звание уездного врача. Степень лекаря требовала удовлетворительных оценок по 24 предметам. На звание уездного врача – отдельно удовлетворительные отметки по судебной медицине, медицинской полиции, токсикологии и эпизоотии. П.Ф. Лесгафт с честью выдержал все экзамены, получив 10 июня 1861 года степень лекаря и звание уездного врача. 18 июня состоялся торжественный акт, во время которого молодому врачу вручили диплом на латинском языке об окончании им академии с серебряной медалью. Академия была закончена, но лишь немногие из выпускников нашли работу в Военно-медицинском ведомстве. Не хватало вакансий и в гражданском ведомстве, поэтому новоиспечённым лекарям было назначено ежемесячное пособие и предоставлена возможность проявить себя в роли вольнопрактикующих врачей. По предложению В.Л. Грубера Лесгафт согласился частным образом, без вознаграждения, работать у него на кафедре практической анатомии в анатомическом институте, выполняя обязанности нештатного прозектора. Материальное положение Лесгафта в это время было незавидным. Не имея постоянного заработка, он подрабатывал репетиторством, руководил практическими занятиями студентов 2-го курса, читал лекции по анатомии студентам Медико-хирургической академии, преподавал анатомию и хирургию слушателям Военно-фельдшерской школы. Там же, при помощи Грубера, Лесгафту выделили отдельное помещение, где он оборудовал препаровочную. В ней он пропадал всё своё свободное время, исследуя анатомию мышечных слоёв промежности. По совету Грубера он решил положить эти исследования в основу своей диссертации.

В начале 1862 года П.Ф. Лесгафт получил степень доктора медицины и хирургии. Стало определяться и его положение. 23 марта 1863 года приказом по Военному ведомству о чинах гражданских Пётр Лесгафт был назначен внештатным ординатором без денежного содержания во 2-й Военно-сухопутный госпиталь, в женское отделение хирургической клиники профессора А.А. Китера. Такое положение давало возможность Лесгафту свободно распоряжаться своим временем, и он много трудился над своей диссертацией. В это же время Лесгафт увлёкся антропологией, изучал строение черепа, особенности роста и формирование его у лиц разного возраста и пола. Выезжая летом за границу, он посещал анатомические музеи и подробно знакомился с коллекциями черепов.

29 мая 1865 года П.Ф. Лесгафт блестяще защитил диссертацию "Об окончании продольных мышечных волокон прямой кишки у человека и некоторых животных" на степень доктора медицины. «Диссертация его есть одна из лучших, которые когда-либо появлялись в Медико-хирургической академии», - писал Грубер. – Она основывается на огромном числе исследований и составлена с большой точностью и любовью к научной истине». К этому времени П.Ф. Лесгафт был уже как полгода женат на Елизавете Андреевне Юргенс. Вместе с ней он отпраздновал свой успех. 1 января 1866 года у молодых родился сын Борис. В этом же году Пётр Францевич был определён на должность ордината при глазном отделении в том же госпитале. Это, наконец, давало ему постоянный заработок. Приобщаясь к офтальмологии, он заинтересовался заболеванием органа зрения – слезоточивостью. Проведя множество исследований, он нашёл ответ на вопрос, занимавший врачей-окулистов, и 1 декабря 1866 года выступил на заседании русских врачей в Петербурге с сообщением «О круговой мышце глаза и влияние её на механизм всасывания слёз». Новая работа П.Ф. Лесгафта поразила глубиной и убедительностью исследования, он был избран членом Общества русских врачей. Вскоре за усердную службу П.Лесгафт был награждён орденом Св. Станислава 3-й степени. Весной 1868 года, по ходатайству В.Л. Грубера, Лесгафт, уже признанный всеми как один из лучших анатомов Петербурга, получил место прозектора анатомии, оставаясь одновременно ординатором в госпитале. В том же году П.Ф. Лесгафт получил степень доктора хирургии за сочинение «Колотомия в левой поясничной области с анатомической точки зрения». Его анатомическая техника, преподавательские способности и появившиеся в печати научные труды обратили на себя внимание руководителей медицинского факультета Казанского университета, и 11 сентября 1868 года он был приглашён туда и утверждён девятью голосами против одного экстраординарным профессором физиологической анатомии.

В Казанском университете профессор П.Ф. Лесгафт совершил неординарный поступок, в сентябре 1870 года пригласив для помощи в проведении практических занятий на кафедре ученицу повивального класса Евгению Мужскову. Так, впервые в России женщина надела прозекторский фартук и встала рядом с мужчинами. В Казани П.Ф. Лесгафт пробыл 3 года. Он был учредителем Общества естествоиспытателей при Казанском университете, ему принадлежит идея создания антропологического музея, организация экспедиций для его пополнения, открытие лектория по современным проблемам науки. «Один из самых ярких анатомов, каких производил свет», - так написала о Лесгафте в декабре 1870 года казанская газета «Неделя». Но через 3 года его уволили из университета. «Дело Лесгафта», вызвавшее большой общественный резонанс, совпало по времени с событиями, напугавшими царское правительство: в сентябре 1870 года во Франции началась революция, приведшая к созданию республики. Толчком к увольнению послужили экзамены, которые вместо П.Ф. Лесгафта принял профессор патологической анатомии А.К. Петров. При разборе дела в совете университета выяснилось, что экзамены были проведены с нарушением требований, без препарирования трупа. Возмущённый этим обстоятельством, П.Ф. Лесгафт написал письмо в газету, в которой вышла сенсационная статья «Что творится в Казанском университете». Скомпрометированный попечитель П.Д. Шестаков добился у императора увольнения П.Ф. Лесгафта без права преподавания. Изгнание блестящего профессора взбудоражило весь город. Студенты вывешивали прокламации в защиту Лесгафта, а 7 лучших профессоров университета положили свои заявления об отставке на стол ректора.

24 октября 1871 года, оставив жену и сына в Казани, Лесгафт выехал в Петербург. Там ему пришлось согласиться на единственную работу, которую ему могли предложить – частным порядком изготавливать анатомические препараты для ветеринарного отделения. Это дало скудные средства к существованию. Он начинает посещать лекции профессора М.М. Руднева по патологической анатомии и изучает гистологические препараты. П.Ф. Лесгафт пишет большую статью по антропологии «Задача антропологии и метод её изучения», которая привлекла новизной и оригинальностью взглядов автора на ещё новую отрасль знания. Он писал: «Познать человека, направить и оценить его действия мы можем только тогда, когда, понимая строение его организма, мы хорошо будем знать влияние на него всех внешних условий, как физических, так и нравственных». Зимой 1871-1872 годов он делал ещё первые шаги на этом пути, прославившем затем его имя. Неопределённость положения «профессора без кафедры» заставляла его не раз обращаться с прошением в Медицинский департамент для принятия его на службу. Наконец, 27 апреля 1872 года он был принят младшим чиновником при Медицинском департаменте, а летом того же года направлен на борьбу с холерой в Киевскую, а затем в Могилёвскую губернию. Лесгафт справился с порученным делом: сумел быстро выявить и изолировать заболевших, убедил жителей соблюдать правила гигиены.

К этому же времени относится начало его работы над теорией физического образования, над созданием научных основ педагогической и лечебной гимнастики. Изучая анатомические особенности органов движения, он вновь и вновь убеждался в тесной связи формы органа с его функцией: “Развивается и крепнет только тот орган, который активно функционирует. Если орган не тренировать, не давать ему нагрузку, то он неизбежно слабеет и атрофируется”. Только постоянная деятельность утверждает и поддерживает в человеке его специфические качества и свойства. Вот почему упражнения, тренировку органов и систем Лесгафт считал необходимой предпосылкой для их нормального функционирования, для здоровой и активной жизни человека.

Впервые он заинтересовался этими вопросами в 1872 году, когда поступил врачом-консультантом в частное врачебно-гимнастическое заведение доктора А.Г. Берглинда. Заведение это было одним из немногих, где на гимнастику смотрели как на часть врачебной науки и для правильного её проведения считали необходимым знание анатомии и физиологии человека. Доктор медицины А.Г. Берглинд считался опытным кинезотерапевтом, то есть врачом, который лечит движениями, и его заведение пользовалось популярностью. Наблюдая за проведением занятий, Лесгафт вносил в них коррективы, давал советы, устанавливал последовательность и интенсивность нагрузки при отдельных упражнениях, вёл антропометрические исследования. Увлечённый возможностью использовать скрытые резервы гимнастики, сделать её максимально полезной, особенно для детского и юношеского организма, профессор П.Ф. Лесгафт обратился в Главное управление военно-учебных заведений с предложением своих услуг. Его предложение было принято, и с декабря 1874 года он приступил к занятиям гимнастикой с воспитанниками 2-й Петербургской военной гимназии. “Только знание потребностей и возможностей человеческого организма, - убеждал он, - только научный подход к проведению любого вида гимнастики могут сделать её веским орудием в совершенствовании человека, как физическом, так нравственном”. Одновременно с работой в гимнастическом заведении Берглинда Лесгафт, с неофициального согласия Петербургского градоначальника П.А. Грессера, открывает у себя на квартире бесплатное чтение лекций по анатомии, знаменитые общеобразовательные «курсы Лесгафта», которые на протяжении тридцати с лишним лет привлекали к себе сотни молодых умов.

Институт Физической культуры В 1872-1874 годах П.Ф. Лесгафт руководил кружком женщин, впервые допущенных к занятиям в Медико-хирургической академии. В начале 1875 года директор 2-й военной гимназии, убедившись в большом педагогическом мастерстве, с которым Лесгафт проводил занятия, в его увлечённости и энергии, предложил ему официально перейти из Медицинского департамента на постоянную службу при Главном управлении военно-учебных заведений. Уже 15 марта 1875 года Медицинский департамент дал согласие на переход Лесгафта в качестве чиновника по особым поручениям. Первое такое «особое поручение» состояло в том, что в течение 1875-1876 годов с конца марта до конца октября П.Ф. Лесгафт ежегодно командировался за границу «для подробного ознакомления с педагогической гимнастикой и с учреждениями для специального приготовления учителей этого искусства». В течение двух лет он объездил 13 стран, где посещал учреждения для специальной подготовки учителей гимнастики. Он присутствовал на занятиях, беседовал с педагогами, медицинскими работниками, изучал устройства гимнастических снарядов и даже давал рекомендации по улучшению их конструкций. В конце каждого года он представлял отчёт о командировке. Один такой отчёт был опубликован в виде отдельного приложения под названием «Приготовление учителей гимнастики в государствах Западной Европы». Выводы, сделанные П.Ф. Лесгафтом, подчёркивали, что в основу физического воспитания должны быть положены законы анатомии и физиологии человека. Важнейшим условием успешного преподавания гимнастики он считал соблюдение строгой последовательности в дозировке нагрузки, обязательный учёт индивидуальных способностей учащихся.

В остальное время он продолжал занятия с воспитанниками 2-й Петербургской военной гимназии по немецкой и шведской системам, а также по системе, предложенной им самим. Осенью 1875 года Лесгафт начал читать лекции на Владимирских курсах. Эти лекции вызвали много разговоров в столичном обществе. П.Ф. Лесгафт отрицал всякое «божественное начало» и прочно связывал психические процессы с физиологическими. Такие идеи были признаны вредными, и дальнейшее чтение публичных лекций запретили. В сентябре 1877 года П.Ф. Лесгафт добивается организации двухгодичных учебно-гимнастических курсов, которые открылись при 2-й военной гимназии. На них Лесгафт читал лекции по анатомии и руководил всеми практическими занятиями, включая гимнастику и фехтование. Практические задания по физике, химии, гигиене и анатомии проводились в лабораториях и кабинетах Медико-хирургической академии, а курс лекций по физиологии читал И.М. Сеченов, который поддерживал дружеские отношения с П.Ф. Лесгафтом.

П.Ф. Лесгафт стал одним из основоположников лечебной гимнастики в нашей стране. Многие приёмы, применявшиеся им для коррекции врождённых и приобретенных дефектов развития костно-мышечной системы у детей, успешно используются и теперь. Вместе с Ф.Ф. Эрисманом и А.П. Доброславиным он разработал основы школьной гигиены и участвовал в практическом внедрении их в некоторые учебные заведения Петербурга. Написанная П.Ф. Лесгафтом ещё в 1870 году «Инструкция для измерения живого человека» была первым отечественным руководством по врачебному контролю, практическое обучение которому он проводил на открытых им учебно-гимнастических курсах. По сути дела Лесгафт сумел создать настоящий институт по подготовке специалистов физвоспитания. Но началась русско-турецкая война, курсы были закрыты. Выпустили только 14 учителей, которые стали преподавателями в военных гимназиях Петербурга, Москвы, Киева, Орла и других городов.

Разрабатывая закономерности анатомического строения мышц, костей и суставов и их функциональных особенностей, П.Ф. Лесгафт выявил решающее значение мышц в формировании суставных поверхностей. Серьёзные анатомические исследования в сочетании с математическими расчётами легли в основу изучения простых и сложных суставов. Такие его труды, как «Архитектура костей», «О соединении костей между собой», «О причинах, влияющих на форму костей», исследования архитектоники таза позволили сделать важные выводы для практической медицины, в частности травматологии и ортопедии.

29 января 1881 года П.Ф. Лесгафт читает доклад в Обществе русских врачей «О положении желудка и об отношении его формы к отправлению». Доклад основывался на результатах, полученных при исследовании большого материала, позволившего опровергнуть существовавшее мнение о горизонтальном расположении желудка. Он явился своего рода сенсацией, ибо прозвучал настолько убедительно и неопровержимо, что заставил известного европейского анатома В.Гиса признаться в том, что его рисунок желудка в анатомических атласах не верен. Но, целиком отдаваясь служебным и общественным делам, Лесгафт не мог уделять достаточно внимания жене и сыну. Отношения в семье были непростыми, поэтому Елизавета Андреевна приняла решение жить отдельно. Лесгафт помогал семье деньгами, следил за духовным и физическим развитием сына, но, видимо, решение, принятое супругой, его устраивало. Борис Петрович Лесгафт закончил Военно-медицинскую академию, был военврачом, участвовал в русско-японской войне. Умер он в 1944 году на 85-ом году жизни.

В 1881 году Медико-хирургическая академия стала называться Военно-медицинской. А в 1884 году в академии восстановили первые 2 курса, незадолго перед тем упразднённые, и возникла необходимость учредить должность ещё одного прозектора для чтения лекций и проведения занятий по описательной анатомии. Были выдвинуты две кандидатуры: Лесгафт и Таренецкий, и голосованием был выбран последний. Это решение Лесгафт воспринял как незаслуженное оскорбление и подал в отставку. Этот шаг дался ему нелегко. Он терял слишком многое, терял то, что любил, что считал своим предназначением. Уйдя из академии, он лишился постоянного заработка, а именно сейчас ему были нужны деньги как никогда: умер его брат, оставив четырёх детей, и П.Ф. Лесгафт был назначен их опекуном, кроме того, нужно было помогать жене и сыну. Источником доходов могли служить только платные лекции и публикация научных работ. По счастью, возможность читать лекции представилась ему почти сразу после увольнения. Он начинает читать каждую неделю лекции в Педагогическом музее военно-учебных заведений, и время от времени на страницах столичных газет появляются непременно положительные отзывы об этих лекциях.

Свободное время Лесгафт использует для завершения начатых работ, готовит статьи и переводы. В 1885 году вышло второе издание книги «Семейное воспитание ребёнка и его значение», в которой П.Ф. Лесгафт изложил научные основы семейного воспитания детей, выдвинул перед родителями требование “щадить личность своего ребенка”, показал важность сочетания известной свободы детей и разумного руководства, внимания к нуждам и потребностям ребёнка со стороны родителей.

П.Ф. Лесгафт особо выделял период семейного воспитания со дня рождения ребёнка до конца седьмого года, которому придавал важное значение в развитии личности человека. “Во время семейного периода жизни ребёнка, - писал Лесгафт, - складывается его тип, усваиваются им обычаи и привычки семьи, и поэтому этот период имеет большое влияние на жизнь человека и оставляет почти неизгладимый след на всём его будущем существовании”. П.Ф. Лесгафт видел главную задачу родителей в том, чтобы они создали в семье такие условия, которые позволили бы детям с раннего возраста свободно и гармонически развиваться, посильно участвовать в деятельности взрослых. Правильно поставленное семейное воспитание, по мнению Лесгафта, должно создать нормальный тип ребёнка, сохранить и развить ценнейшие его качества: впечатлительность ко всему окружающему, самодеятельность, отзывчивость, искренность, правдивость, интерес к познанию и т.п. “Вся тайна семейного воспитания, - писал Лесгафт, - в том и состоит, чтобы дать ребёнку возможность самому развёртываться, делать всё самому. Взрослые не должны ничего делать для своего личного удобства и удовольствия, а всегда относиться к ребёнку с первого дня появления его на свет, как к человеку, с полным признанием его личности...” Совершенно недопустимы телесные наказания детей. Они вредны с биологической, психологической и педагогической стороны. “Ребенок, выросший под непрестанным применением их, представляет собой резкий и обособленный тип, - писал П.Ф. Лесгафт. – Характерными чертами его являются подозрительность, резкость и угловатость действий, замкнутость, тупая и медленная реакция на внешние впечатления, проявления мелкого самолюбия и резкие выходки, сменяющиеся полной апатией”. Рекомендуя создавать для детей необходимые условия, чтобы они могли “жить жизнью ребенка”, Лесгафт требовал от родителей строго обдуманных, последовательных действий, предусматривающих выработку у детей навыков сосредоточенности, дисциплинированности, доведения своего дела до конца, умения преодолевать препятствия и трудности при достижении поставленных целей.

Много сил и энергии П.Ф. Лесгафт затратил, критикуя систему воспитания детей, созданную немецким педагогом, теоретиком дошкольного воспитания Ф.В. Фрёбелем (1782-1852), создателем понятия "детский сад". П.Ф. Лесгафт был хорошо знаком с практикой фрёбелевских детских садов за границей, а также русских платных детских садов в Петербурге и считал их учреждениями, не отвечающими требованиям правильного воспитания и развития детей: “Собирая детей для общих систематизированных занятий с двух с половиной до трёхлетнего возраста, когда они только повторяют (имитируют) всё их окружающее и когда у них ещё нет ни наблюдательности, ни опытности, содействующих их рассуждениям и более или менее самостоятельным их действиям, можно поддержать и развить у них только стадные проявления, в ущерб их индивидуальным наклонностям и развитию их характера”. Лесгафт удивлялся, почему часто вполне обеспеченные родители отдавали своего единственного ребенка в детский сад, и считал, что передачу детей в детский сад “можно было бы допустить разве при отсутствии родителей или невозможности их заняться своими детьми”. Детский сад должен походить на простую семью, считал он, иметь удобное помещение; детям должна быть предоставлена большая свобода в играх и занятиях, особенно на открытом воздухе. Указывая, что естественной и незаменимой воспитательницей детей дошкольного возраста является образованная мать, Лесгафт считал необходимой и неотложной задачей развитие женского образования в России.

Основную роль в формировании личности ребёнка П.Ф. Лесгафт отводил воспитанию. “Всё, что упражняется – развивается и совершенствуется, что не упражняется – распадается”, - писал он. Лесгафт считал, что, как бы ни были способны родители, их дети, оставленные без воспитания и образования, не смогут развить свои духовные силы, что ум человека, как и речь, развивается под влиянием воспитания и образования. Будучи материалистом, Лесгафт вёл активную борьбу с теми педагогами, которые признавали наследственность ведущим фактором в формировании личности. В противовес этому положению он указывал на ведущую роль воспитания и образования в развитии личности человека. “Большинство воспитателей, - писал он, - в случае неудачи своих педагогических мероприятий охотно сваливают всё на пресловутую “наследственность”, на “прирождённую испорченность детской натуры или же в утешение себе и другим ссылаются на какие-то неуловимые влияния, которых будто бы нельзя ни предусмотреть, ни избежать... Обыкновенно спешат допустить существование врождённых дурных наклонностей, толкуют о “неисправимо испорченных детях, точно эта испорченность явилась сама по себе и за неё ответственен сам ребёнок! Влияние взрослых всегда остаётся в тени; и верить не хотят, что “испорченность ребёнка школьного и дошкольного возраста есть результат системы воспитания, за которую расплачивается всё-таки один воспитанник”. В своём труде “Школьные типы” П.Ф. Лесгафт показал, как часто в условиях семейного воспитания уродуется личность ребенка, как уже в дошкольные и ранние школьные годы формируются разные отрицательные типы детей: лицемерный тип; мягко забитый тип; злобно забитый тип; угнетённый тип; честолюбивый тип. По его мнению, проявление того или иного типа – прямое следствие влияний семейной жизни: “Ребенок не родится лицемером, а становится таковым в семье, не приучаясь рассуждать и не получая понятия о правде; он не появляется на свет честолюбивым, а таким делается постоянными поощрениями и восхищением его действиями и способностями”. Рисуя школьные типы детей, Лесгафт показал всё многообразие и богатство психических особенностей детей разных возрастов и общественных классов.

П.Ф. Лесгафт считал необходимым для воспитателей, учителей и родителей изучение детей в процессе повседневной жизни и воспитательной работы: “Не зная условий психического развития ребёнка, воспитатель может ежеминутно стать в тупик перед проявлением той или иной черты нрава воспитанника, не сумеет найти основной причины данного поступка и упустит из виду тесную связь индивидуальных особенностей ребёнка с его домашней обстановкой и семейной дисциплиной”. Физическое воспитание он считал важнейшим средством всестороннего развития личности человека, тесно связанным с умственным, нравственным и эстетическим воспитанием: “Оно поможет детям стать более активными, культурными людьми, умеющими продуктивно и экономно расходовать свои силы и энергию, как в личном, так и в общественном деле”.

«Руководство по физическому образованию детей школьного возраста», составленное П.Ф. Лесгафтом, было первой фундаментальной работой, в которой физическое воспитание и образование строятся на научных основах с учетом анатомо-физиологических и психологических особенностей учащихся. Он рассматривает физические упражнения как средство не только физического, но и интеллектуального, нравственного и эстетического развития человека. При этом он постоянно подчёркивает важность рационального сочетания, взаимовлияния умственного и физического воспитания. «Необходимо, – писал П.Ф. Лесгафт, – чтобы умственное и физическое воспитание шли параллельно, иначе мы нарушим правильный ход развития в тех органах, которые останутся без упражнения». Так же, как и И.М. Сеченов, П.Ф. Лесгафт считал, что физические упражнения являются средством развития познавательных возможностей школьников. Поэтому, по его мнению, «школа не может существовать без физического образования; физические упражнения должны быть непременно ежедневными, в полном соотношении с умственными занятиями». Используя при этом термин «образование», П.Ф. Лесгафт понимает его шире, чем это делают сегодня. По сути дела, образование у П.Ф. Лесгафта – это воспитание, формирование личности человека, а физическое образование – целенаправленное формирование организма и личности под воздействием как естественных, так и специально подобранных движений, физических упражнений, которые с возрастом постоянно усложняются, становятся напряженнее, требуют большой самостоятельности и волевых проявлений человека.

В 1885 году П.Ф. Лесгафт получил разрешение на преподавательскую деятельность и был приглашён руководителем занятий гимнастикой в «Фехтовально-гимнастическом кадре». Этот учебный центр должен был заниматься усовершенствованием учителей гимнастики и фехтования для армии. Но командиры частей не видели необходимости в таком учебном центре, он был закрыт, а Лесгафт вновь оказался без работы. В это время в России была введена приват-доцентура, позволяющая желающим проявить свои научные познания и преподавательские способности и впоследствии иметь возможность занять штатное место профессора. Воспользовавшись этим обстоятельством, П.Ф. Лесгафт обратился к попечителю Петербургского учебного округа с просьбой разрешить ему читать лекции по анатомии в качестве приват-доцента. Прошение было удовлетворено, и 24 сентября 1886 года П.Ф. Лесгафт занял место за университетской кафедрой. Начался новый этап его преподавательской деятельности – десять лет (1886-1897) работы в Петербургском университете на физико-математическом факультете, в состав которого входила и кафедра зоологии, анатомии и физиологии.

Помимо лекций он ведёт и практические занятия по анатомии, делает многочисленные опыты по изучению строения и функций опорно-двигательного аппарата, выявляет устойчивость костной и мышечной тканей к различным внешним механическим воздействиям. Он впервые в истории отечественного медицинского образования организовал занятия со студентами в механической мастерской Института инженеров путей сообщения. Здесь он проводит опыты для исследования свойств костно-мышечной ткани. Казалось, чтение лекций в университете, проведение практических занятий, работа в комиссии по техническому образованию, домашние курсы не оставляют времени для других дел. Однако П.Ф. Лесгафт умудряется ещё читать публичные лекции, выступать с докладами на заседаниях Русского антропологического общества, вести занятия в училище лекарских помощниц и фельдшериц. За лечение на дому Лесгафт денег не брал, но если какой-нибудь состоятельный посетитель настаивал на выплате «докторского гонорара», П.Ф. Лесгафт просил передать деньги в приют для детей-калек. Этому принципу он следовал всю жизнь.

В 1893 году один из учеников Лесгафта, И.М. Сибиряков, владелец многомиллионного состояния, передал в распоряжение профессора 200 тысяч рублей и дом, стоивший 250 тысяч рублей. В доме было решено открыть «Естественно-Исторический музей» для хранения богатых анатомических, зоологических и антропологических коллекций, созданных за годы существования курсов, и развернуть в нём учебную и научно-исследовательскую работу. Долго занимались составлением устава, и только в октябре 1894 года было получено разрешение на открытие Биологической лаборатории. В ней было 4 отдела: по ботанике, зоологии, сравнительной анатомии с эмбриологией и по геологии. П.Ф. Лесгафт начинает заказывать в Париже, Неаполе, Праге скелеты зверей и рыб, закупать ботанические и зоологические коллекции. Был устроен террариум, несколько больших аквариумов, клетки для птиц и грызунов. Благодаря поступлению частных коллекций, Биологическая лаборатория уже через полтора-два года превратилась в крупный, прекрасно оснащённый научный центр, позволявший проводить экспериментальные и исследовательские работы в области анатомии, физиологии, ботаники, зоологии и других естественных наук.

Ко времени открытия Биологической лаборатории авторитет П.Ф. Лесгафта был признан повсеместно, он был избран почётным членом многих научных обществ. Желающих заниматься в лаборатории было больше чем достаточно. Уже в год её открытия здесь начали ставить опыты по воздействию света на рост живых организмов, изучать симпатическую нервную систему приматов, выполнять анатомические работы и т.д. В 1896 году началось издание журнала «Известия Санкт-Петербургской Биологической лаборатории», в котором печатались научные труды П.Ф. Лесгафта, его учеников, начинающих или признанных учёных. Редактировал все статьи, устанавливал очерёдность всех публикаций, определял объём каждого выпуска журнала сам Лесгафт. Он никому не передавал эту работу.

Одним из первых П.Ф. Лесгафт откликнулся на открытие «лучей Рентгена». Уже в 1897 году он поместил в «Известиях» свою небольшую статью «О применении лучей Рентгена к анатомическим исследованиям живого человека». Не оставляет П.Ф. Лесгафт свои исследования в других областях. В 1896 году Лесгафт осуществил ещё одну свою мечту – добился открытия при Биологической лаборатории высших Курсов воспитательниц и руководительниц физического образования (Высшие курсы Лесгафта). Создаётся «Общество содействия физическому развитию», в котором Лесгафт занял должность учёного секретаря.

В январе 1897 года П.Ф. Лесгафт подал в отставку и ушёл из университета, а в 1899 году он ставит свою подпись под «Протестом 99-ти». Его передовые взгляды, поездки за границу – всё это сыграло свою роль в том, что Лесгафту запретили читать лекции и выслали на жительство в Териоки. Ему пришлось оставить и курсы, и Биологическую лабораторию. В мае 1901 года Лесгафт пишет прошение на имя царя, но получает отказ. Но и в Териоках он продолжает работать: пишет статьи, делает переводы, занимается физикой и математикой. В 1902 году он вновь пишет прошение на имя Плеве и получает разрешение вернуться в Петербург, и вступить в обязанности директора Биологической лаборатории. Несмотря на свои 65 лет, Лесгафт с новой энергией окунулся в работу.

10 ноября 1905 года Лесгафт подаёт в Министерство народного просвещения прошение на учреждение Вольного института, в котором существующие Курсы воспитательниц и руководительниц физического образования составили бы самостоятельное «практическое отделение». Название министру не понравилось, но в конце декабря Лесгафту разрешили открыть высшее учебное заведение под именованием «Курсы по наукам биологическим, педагогическим и социальным». Это название сохранилось только в официальных документах, все называли эти курсы «Вольная высшая школа». В первый год открытия школы в ней числилось 1500 слушателей. Их привлекало не только громкое имя Лесгафта, но и прекрасный подбор преподавателей. Многие слушатели школы активно занимались политикой, а после обыска в Биологической лаборатории и Вольной школе нависла угроза закрытия. Летом 1906 года Лесгафту сообщили о закрытии школы. И опять начинается борьба за возрождение Вольной высшей школы. Лишённый возможности читать анатомию в школе, П.Ф. Лесгафт пишет большую работу «Общая анатомия органов растительной жизни», ведёт исследовательскую работу в Биологической лаборатории.

Весной 1909 года после длительных хлопот открылись Естественно-Исторические курсы, и П.Ф. Лесгафт с радостью согласился предоставить для курсов помещение в Биологической лаборатории, а с сентября начал читать на них анатомию. Он был по-прежнему бодр духом, но здоровье стало сдавать. В октябре П.Ф. Лесгафт простудился и заболел, болезнь дала осложнение на почки. Совет Биологической лаборатории освободил его от руководства лабораторией, а врачи настойчиво рекомендовали сухой жаркий климат и санаторное лечение. Уже 13 ноября П.Ф. Лесгафт прибыл в Египет, в Гелуан, где находился санаторий, которым руководил русский врач Рабинович. Санаторий Рабиновича имел серные ванны, массаж и хороший уход, для лечения были использованы все известные средства, но состояние П.Ф. Лесгафта быстро ухудшалось.

Отказали почки. Последние 9 дней Лесгафт был уже без сознания. В субботу вечером, 28 ноября (11 декабря) 1909 года сердце его остановилось. Гроб с телом П.Ф. Лесгафта был отправлен из Египта в Россию. 19 декабря при огромном стечении народа состоялись его похороны на Волковском кладбище (Литераторские мостки) Петербурга. Почти все газеты России откликнулись на смерть П.Ф. Лесгафта. Он прославил своё имя как биолог, анатом, антрополог, педагог, врач, создатель научной системы физического воспитания, и врачебно-педагогического контроля в физической культуре, один из создателей теоретической анатомии, руководитель крупного научно-исследовательского учреждения, он был одним из лучших представителей отечественной науки. Его творчество оставило неизгладимый след в истории анатомии, физической культуры в нашей стране. В 1919 году на базе курсов, основанных Лесгафтом, был открыт Государственный институт физического образования (ныне – Национальный государственный университет физической культуры, спорта и здоровья) имени П.Ф. Лесгафта.
“Необходимо помнить, что нельзя ребёнка сделать человеком, а можно только этому содействовать и не мешать, чтобы он сам в себе выработал человека. Необходимо, чтобы он выработал идейного человека и стремился бы в жизни руководствоваться идеалом”.

П.Ф. Лесгафт


Надгробие входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге
(утв. постановлением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 527)
могила П.Ф. Лесгафта