Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

ШИШКИН Иван Иванович (1832-1898)

И.И. Шишкин Русский художник-пейзажист И.И. Шишкин родился 13 (25) января 1832 года в городе Елабуга Вятской губернии. Дед Шишкина выделывал тонкие изделия из серебра, за что был прозван Серебряковым. Фигура отца будущего живописца, Ивана Васильевича (1792-1872), была очень значимой для Ивана Шишкина. Сам отец был небогатым купцом, торговал зерном с арендованной мельницы. Но он был человеком разносторонних знаний – увлекался техникой, археологией, историей. Им была написана книга "История города Елабуги", разработана и осуществлена система местного водопровода. На собственные средства Иван Васильевич Шишкин реставрировал старинную башню в пригороде Елабуги. Известно и о его участии в раскопках знаменитого Ананьевского могильника. Свои познания он прививал сыну, развивал у него интерес к природе и искусству. Маленький Иван с раннего детства не расставался с углём и мелом, украшая стены и двери замысловатыми фигурами, вырезал, как и отец, по дереву.

Племянница художника, А.Т. Комарова, вспоминала: «Его отец считался в городе учёным человеком и хотел, чтоб его сын получил хорошее образование; кроме уездного училища, посылал его к разным учителям, а в 1844 году отвёз в 1-ю Казанскую гимназию. Сверх любви к чтению Иван с ранних лет обнаружил страсть к рисованию, и всю бумагу, которая ему попадалась под руку, покрывал рисунками и изображениями того, что видел дома и в училище. Поступив в гимназию, он встретил там нескольких товарищей, с которыми мог не только устраивать себе развлечения в бурсацком вкусе, как, например, выходить на кулачные бои, но и рисовать и раздумывать об искусстве. Однако тогдашняя гимназия, с её формалистикой, не соответствовала стремлениям и наклонностям молодого Шишкина, казалась ему так нестерпима, что, возвратясь на лето 1848 года в Елабугу, он объявил родным, что в гимназию больше не вернётся, чтобы не сделаться чиновником, чего он боялся всю жизнь. Отец не стал настаивать, и Ваничка был водворён в верхнем этаже родительского дома».

Так, в 1848 году, 16-летний Ваня Шишкин, дойдя в гимназии лишь до 5-го класса, оставил её и вернулся домой, начал снова заниматься рисованием, чтением. Его привлекала природа, он мог подолгу гулять по лесу, изучая его особенности. Так прошло четыре года, а потом Иван, получив разрешение отца, уехал в Москву и в августе 1852 года поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, где до января 1856 года обучался рисованию под руководством Аполлона Мокрицкого. Будучи академиком, А.Н. Мокрицкий придерживался строгих правил рисунка и построения формы, то есть того, что его ученик усвоил на всю жизнь. Академический метод предполагал твёрдое исполнение правил, а не поиски нового, но в одном из своих писем Мокрицкий наставлял Шишкина – уже ученика Академии художеств – о противоположном: "Трудитесь и думайте более о предмете, нежели о "способе". Это поучение прочно вошло в творчество Шишкина.

Московское училище живописи, ваяния и зодчества В училище он получил солидную профессиональную подготовку. Здесь Шишкин сближается с В.Г. Перовым, И.М. Прянишниковым, В.Е. Маковским, занявшими позднее видное место в русском реалистическом искусстве. В училище сразу определилось влечение Шишкина к пейзажу. "Пейзажист – истинный художник, он чувствует глубже, чище", - записал он в своём дневнике. "Природа всегда нова... и всегда готова дарить неистощимым запасом своих даров, что мы называем жизнь. Что может быть лучше природы..." Богатство и разнообразие растительных форм увлекает Шишкина. Неотрывно штудируя натуру, в которой всё ему казалось интересным, будь то старый пень, коряга, сухое дерево, художник постоянно рисовал в подмосковном лесу – в Сокольниках, изучал форму растений, проникая в анатомию природы, и делал это с огромным увлечением. Наряду с растительностью, он изображал телеги, сараи, лодки или, например, идущую крестьянку с котомкой за спиной. Рисунок с самого начала стал для него важнейшим средством изучения натуры. Посещение выставки кавказских горных видов Л.Ф. Лагорио и морских картин И.К. Айвазовского, среди которых был и прославленный "Девятый вал" только укрепило интерес Шишкина к пейзажу. Но к систематическим занятиям живописью он приступил лишь в 20-летнем возрасте, в училище живописи и ваяния.

Из ранних работ Шишкина интересен лист, выполненный в 1853 году, с двадцатью девятью пейзажными набросками. Шишкин явно искал мотивы, достойные картины. Однако все его наброски предельно просты – сосна у воды, куст на болотистой равнине, берег реки. И в этом уже проявляется своеобразие художника. Его племянница А.Т. Комарова рассказывала: "Мало-помалу вся школа узнала, что Шишкин рисует такие виды, какие ещё никто до него не рисовал: просто поле, лес, река, а у него они выходят так красиво, как и швейцарские виды". Приобретённый Русским музеем ещё робкий, явно ученический этюд "Сосна на скале", датированный апрелем 1855 года, - единственная дошедшая до нас пейзажная натурная работа масляными красками, относящаяся ко времени обучения Ивана Шишкина в училище. Благодаря заботе своего руководителя А.Н. Мокрицкого, связь с первой художественной школой продолжала ещё долго сохраняться в мыслях и душе начинающего художника.

Ко времени окончания училища творческие интересы И.Шишкина, выделявшегося среди своих товарищей талантом, определились. Как пейзажист он уже приобрёл некоторые профессиональные навыки, успехи молодого художника были отмечены золотой и серебряной медалью. Но он стремился к дальнейшему совершенствованию и в январе 1856 года отправился в Петербург, чтобы поступить в Академию художеств. Туда его принимают без особых хлопот, но Шишкин по-прежнему обращается за советами к Мокрицкому, пишет ему о своих занятиях, успехах и трудностях. Отправляя И.Шишкина в Академию, А.Н. Мокрицкий говорил: "Потерялись мы отличного и одарённого ученика, но надеемся увидеть в нём впоследствии отличного художника, если он с той же любовью будет заниматься в Академии". С этих пор творческая биография Шишкина связана с Петербургом, где он прожил до конца своих дней.

Дубовая роща В Академии художеств Шишкин быстро выделился среди учеников подготовленностью и блестящими способностями, привлёк внимание профессоров своими рисунками. Он сосредоточил внимание на фрагментах природы, изучал и осматривал каждый стебель, ствол дерева, трепещущую листву на ветках, траву и мох. Уже в первый год пребывания в академии он получил две малые серебряные медали – за картину "Вид в окрестностях Петербурга" (1856) и за рисунки, исполненные летом в Дубках под Сестрорецком. Не довольствуясь занятиями в стенах академии, где он числился учеником профессора живописи С.М. Воробьёва, он усердно рисовал и писал этюды с натуры в окрестностях Петербурга и на острове Валаам, служившем местом летней работы на натуре академическим ученикам-пейзажистам. В 1858 году И.И. Шишкин получил Большую серебряную медаль за вид на Валааме ("Камни в лесу. Валаам"), в 1859 году – Малую золотую медаль за пейзаж из окрестностей Петербурга. Одна из работ академического периода «Вид на острове Валааме. Местность Кукко» (1858) демонстрировалась на академической выставке 1860 года. За эту картину Шишкин получил Большую золотую медаль и право совершенствовать своё творчество за рубежом после окончания Академии.

Учёбу в Петербургской Академии художеств И.Шишкин закончил в 1860 году. Получив право на трёхлетнюю поездку за границу в качестве пенсионера Академии, он тем не менее отправляется в родную Елабугу, где много пишет на природе, "от которой только может быть существенная польза для пейзажиста", и лишь в апреле 1862 года вместе с В.И. Якоби уезжает за границу. В 1862-1865 годах он жил в Германии (в Мюнхене и Дюссельдорфе) и Швейцарии (в Цюрихе и Женеве), посещал мастерские известных художников, в том числе немецких анималистов Бенно и Франца Адамов, швейцарского пейзажиста Р.Коллера. Но несравнимо большее воздействие на него оказали пейзажи другого швейцарца, А.Калама. Тем не менее, работы, выполненные в Германии и Швейцарии, автора не удовлетворяли. Его пейзажи носили явные следы академической школы. За границей, помимо живописи, он много занимался рисунками пером; его произведения в этом роде, виртуозно исполненные мельчайшими штрихами, с филигранной отделкой деталей, приводили в удивление иностранцев, и некоторые были помещены в Дюссельдорфском музее рядом с рисунками лучших европейских мастеров. Сам художник вспоминал: "Где и куда не пойдёшь, везде показывают – пошёл вот этот россиянин, даже в магазинах спрашивают, не вы ли тот россиянин Шишкин, который так замечательно рисует".

Затосковав по Родине, И.И. Шишкин вернулся в Петербург в июне 1866 года, ещё до истечения срока своего пенсионерства. Ему уже сопутствовала известность, а картина «Вид в окрестностях Дюссельдорфа» (1864, ГРМ), написанная в Германии по заказу Н.Быкова и присланная в Петербург, принесла художнику в сентябре 1865 года звание академика. Лето И.И. Шишкин провёл в Елабуге, а в октябре 1865 года окончательно поселился в Петербурге. С той поры он много путешествовал с художественной целью по России, почти ежегодно выставлял свои произведения в Академии. С приездом на родину Шишкин сближается с членами Артели художников, вокруг которой группировались представители прогрессивной творческой интеллигенции, участвует в собраниях о роли искусства, о правах художника. Иван Шишкин всегда был окружён вниманием товарищей. И.Е. Репин вспоминал о нём так: "Громче всех раздавался голос богатыря Ивана Шишкина: как зелёный могучий лес, он поражал всех своим здоровьем, весельем, хорошим аппетитом и правдивой русской речью. Публика, бывало, ахала за его спиной, когда он своими могучими лапами ломового и корявыми мозолистыми от работы пальцами начинает затирать свой блестящий рисунок, а рисунок, точно чудом или волшебством, от такого грубого обращения выходит всё изящней и блистательней".

Положение, в котором оказался Шишкин во второй половине 1860-х годов, можно было наблюдать и в творческой жизни других пейзажистов. Сознание важности новых задач опережало возможности их решения. Сама эпоха выдвигала перед искусством новые задачи, а жизнь открывала сложный мир явлений, которые требовали коренной ломки приёмов академической системы живописи. Первые приметы внутреннего недовольства своим положением, а возможно, и сложившимся живописным методом проявились у Шишкина уже в 1866 году. Лето 1866 года он провёл в Москве и работал в Братцеве вместе с Л.Л. Каменевым, его товарищем по Московскому Училищу живописи и ваяния. Кроме дошедших до нас шишкинских рисунков с подписью "Братцево", свободных от скованности его академической манеры, главным были исполнявшиеся им живописные этюды, в одном из которых был запечатлён мотив зреющего ржаного поля и дороги, послуживший в 1869 году основой для картины "Полдень. В окрестностях Москвы" (ГТГ), с золотистыми полями спеющей ржи, дорогой, идущей из глубины, и высоким небом со светлыми кучевыми облаками. Завершая собой 1860-е годы и путь перестройки, картина одновременно становится и заявкой на будущее творчество художника.

В 1867 году художник снова отправился на остров Валаам. На Валаам Шишкин поехал вместе с семнадцатилетним Фёдором Васильевым, которого опекал и обучал живописи. Работы И.И. Шишкина, созданные в конце 1860-х годов, знаменуют новый этап в его творчестве. Добиваясь предельного сходства с натурой, художник тщательно выписывает каждую деталь, и это мешает целостности образа. В 1860-е годы Шишкин окончательно преодолевает свойственную академической школе отвлечённость пейзажа. С картины «Рубка леса» (1867, ГТГ) началась в творчестве Шишкина эпопея русского леса. Для определения "лица" пейзажа Шишкин предпочёл хвойный лес, характерный для северных областей России. Шишкин стремился к изображению леса "учёным образом", чтобы угадывалась порода деревьев. Но в этой фиксации содержалась своя поэзия своеобразия жизни дерева. Стройные сосны в левой части картины окрашены светом угасающего дня. Излюбленный художником предметный план с папоротниками, сочной травой, сырой землей, разорванной корневищами, зверьком на переднем плане и мухомором, контрастирующий с торжественным лесом, - всё это внушает чувство упоения красотой природы, энергией леса. Тема русского леса не иссякала до конца жизни художника.

Летом 1868 года И.И. Шишкин уехал в Елабугу, чтобы получить благословение отца на венчание с Евгенией Александровной Васильевой, сестрой художника. В сентябре того же года Шишкин представил в Академию художеств два пейзажа, надеясь получить звание профессора. Вместо этого художник был представлен к ордену Станислава III степени, чем был очень раздосадован. Летом 1869 года Шишкин работал над несколькими картинами, готовясь к академической выставке. В сентябре-октябре 1869 года он передал для участия в выставке картину "Полдень. В окрестностях Москвы", но она не была приобретена. Поэтому Павел Третьяков в письме к художнику просил его оставить картину за ним. Шишкин с благодарностью согласился отдать её в коллекцию за 300 рублей – сумму, предложенную Третьяковым.

Академия Художеств В 1870 году И.И. Шишкин вместе с И.М. Крамским, В.Г. Перовым, Г.Г. Мясоедовым, А.К. Саврасовым, Н.Н. Ге и другими стал учредителем объединения мастеров реалистического направления – Товарищества передвижных художественных выставок. До конца своей жизни он оставался одним из самых активных членов Товарищества. Начиная с 1-й Передвижной выставки, на которой он выступает с картинами «Вечер», «Сосновый лес» и «Берёзовый лес», в течение всех двадцати пяти лет Шишкин участвовал на выставках своими картинами. Лето 1871 года И.И. Шишкин прожил в Елабуге. В начале 1872 года на конкурсе, организованном Обществом поощрения художеств в Петербурге, Шишкин выступил с картиной "Мачтовый лес в Вятской губернии". Уже название позволяет связать это произведение с природой родного края, а время собирания материала – с летом 1871 года. Картина Шишкина "Мачтовый лес в Вятский губернии" (1872, эта картина под названием "Сосновый бор" находится в Третьяковский галерее) была написана по этюдам с натуры в мастерской И.Н. Крамского и приобретена П.М. Третьяковым. Крамской в письме от 10 апреля 1872 года, извещая Третьякова об отправке картин, называет картину Шишкина "замечательнейшим произведением русской школы". В письме к Васильеву о той же картине Крамской отзывается ещё более восторженно. "Он (то есть Шишкин), - пишет Крамской, - написал вещь хорошую до такой степени, что, оставаясь всё-таки самим собой, он ещё не сделал ничего равного настоящему. Это есть чрезвычайно характеристическое произведение нашей пейзажной живописи".

Став одним из учредителей Товарищества передвижных художественных выставок, Шишкин сдружился с Константином Савицким, Иваном Крамским, позже – с Архипом Куинджи. Творческая жизнь Ивана Шишкина в течение многих лет (особенно в 1870-х годах) проходила на глазах Крамского. Из года в год художники летом селились вместе, где-нибудь среди природы средней полосы России. Шишкин открыто называл Крамского тем художником, который оказывал на него благотворное влияние. Крамской, видя неуклонный творческий рост пейзажиста, особенно радовался его успехам в области колорита, подчёркивая, что эта победа была им завоевана прежде всего в области этюда, то есть в непосредственном общении с природой. В 1872 году в письмах к Васильеву из усадьбы Шишкина в деревне Выра под Лугой (где Крамской и Шишкин жили вместе) Крамской часто писал о занятиях этюдами. "Лучше я вам взамен рассуждений расскажу, что мы тут делаем, - пишет он Васильеву 20 августа. – Во-первых, Шишкин всё молодеет, т.е. растёт. А уж этюды, я вам доложу – просто хоть куда, и как я писал вам, совершенствуется в колорите". Крамской сразу же почувствовал сильные стороны творчества Шишкина и его огромные возможности. Восхищаясь наблюдательностью и уверенностью, с которой Шишкин писал этюды, Крамской рассказывал: "Когда он перед натурой, то точно в своей стихии: тут он и смел и ловок, не задумывается". В том же 1872 году в письме к Васильеву Крамской, отмечая некоторую ограниченность, присущую в те годы творчеству Шишкина, определил значение этого художника для русского искусства: "Он всё-таки неизмеримо выше всех, взятых вместе, до сих пор... Шишкин – верстовой столб в развитии русского пейзажа, это человек – школа, но живая школа".

С 1868 года И.И. Шишкин был женат на сестре художника Ф.А. Васильева. Евгения Александровна была простая и хорошая женщина, и годы её жизни с Иваном Ивановичем прошли тихо и мирно. Средства уже позволяли иметь скромный семейный комфорт, хотя с постоянно увеличивающимся семейством Шишкин не мог позволять себе ничего лишнего. Знакомых у них было много, у них часто собирались гости, и Иван Иванович был радушным хозяином и душой общества. В апреле 1874 года Евгения Александровна умерла, оставив двоих детей, дочь Лидию и сына Константина, который через год тоже умирает. Под тяжестью личных переживаний Шишкин на некоторое время отошёл от Крамского и бросил работать. Он поселился в деревне, снова сошёлся с однокашниками по Московскому Училищу живописи и ваяния, часто выпивавшими вместе с ним. Но могучая натура Шишкина победила тяжёлые душевные переживания, и уже в 1875 году на 4-ю Передвижную выставку Шишкин смог дать ряд картин, из которых одна ("Родник в сосновом лесу") снова вызвала восторженные похвалы Крамского.

В 1870-х годах Шишкин серьёзно увлёкся офортом. Техника глубокой печати, позволяющая рисовать без каких-либо физических усилий, оказалась ему особенно близка – он мог сохранить свободную и живую манеру линейно-штрихового рисунка. В то время как многие художники использовали офорт для репродуцирования своих картин, для Шишкина искусство офорта стало самостоятельной и важной областью творчества. Шишкин выпускал эстампы то отдельными листами, то целыми сериями, которые он объединял в альбомы, пользовавшиеся большим успехом. Он не только вычёркивал рисунок иглой, но и рисовал на доске краской, клал новые тени, подчас дополнительно протравливал готовое изображение, усиливал или ослаблял интенсивность всего офорта или отдельных мест. Нередко он дорабатывал печатную форму сухой иглой, нанося рисунок на металлическую доску даже после травления и дополняя изображение новыми деталями. Известно большое количество сделанных художником пробных оттисков. Уже один из ранних офортов Шишкина "Ручей в лесу" (1870) свидетельствует о прочности профессионального фундамента гравёра, за которым стоит напряжённая студийная и творческая работа. Сложный по мотиву, этот офорт напоминает те рисунки пером и тушью, которые Шишкин исполнял в 1860-е годы. Но по сравнению с ними, в нём больше чувствуется красота чеканных линий, богаче светотеневые контрасты.

В 1870-е годы большинство работ Шишкина посвящено хвойному лесу: "Чернолесье", "Еловый лес". На Вторую выставку передвижников художник представил картину "Лесная глушь" (1872, ГРМ), за которую в 1873 году получил звание профессора пейзажной живописи Петербургской Академии Художеств. Лесная чаща вызывает у зрителя некоторый трепет, словно он оказывается в действительности один в этом жутковатом для человека месте. И как настоящий лес, этот пейзаж открывается зрителю не сразу. Полный детали, он рассчитан на длинное рассматривание: вдруг замечаешь лису и утку. Где-то в глубине картины, среди худосочных деревьев видный слабый солнечный просвет, такое впечатление, что можно почувствовать влажность воздуха, влажность мхов, проникнуться этой атмосферой. Многие художники находили живопись Ивана Шишкина неживописной, называли его картину раскрашенным рисунком. Однако картина мастера, при всей их детализации, всегда даёт целостный образ.

Рожь Зимой 1877 года И.И. Шишкин познакомился с молодой красавицей, художницей Ольгой Антоновной Лагодой. Летом 1880 года он был уже её женихом. После свадьбы дом Шишкиных приобрёл репутацию самого гостеприимного. На их воскресеньях разыгрывались шарады, дурачились, танцевали в разных смешных костюмах, веселились от души, без стеснения. Вскоре родилась дочь Ксения, но счастье было очень кратковременным – в 1881 году Ольга Антоновна умерла на 32-м году жизни. Ивану Шишкину вновь пришлось пережить тяжёлое время, однако на этот раз работа помогла ему. Он продолжал трудиться с прежним энтузиазмом. В некоторых живописных произведениях И.И. Шишкин достигает высокого поэтического обобщения при сохранении всё той же тщательности в передаче деталей. Для семидесятых годов такой картиной стала "Рожь" (1878).

9 марта 1878 года распахнулись двери Общества поощрения художеств. Здесь в то время разместилась 6-я выставка передвижников, на которой экспонировались такие выдающиеся полотна, как "Протодьякон" И.Е. Репина, "Кочегар" и "Заключённый" Н.А. Ярошенко, "Встреча иконы" К.А. Савицкого, "Вечер на Украине" А.И. Куинджи. И даже среди них выделялся пейзаж Шишкина "Рожь". Он не уступал им в значительности содержания и в уровне исполнения. Крамской сообщал Репину: "Я буду говорить в том порядке, в котором (по-моему) вещи по внутреннему своему достоинству располагаются на выставке. Первое место занимает Шишкина "Рожь".” С Крамским согласен и В.В. Стасов: «Наши пейзажисты представили на передвижную выставку несколько прекрасных вещей… Первое место занимает "Рожь" г. Шишкина – мотив им, кажется, ещё никогда не пробованный и мастерски нынче выполненный».

Картина писалась после совершённой художником в 1877 году поездки в Елабугу. Найденный на родине мотив, запечатлённый в одном из карандашных набросков с лаконичной авторской надписью: "Эта", и лёг в основу картины. Само название "Рожь" в известной степени выражает сущность изображённого, где всё так просто, и в то же время значительно. Спелая рожь, наполняющая картину золотым отливом, с шумящими, колышущимися от ветра колосьями, бесконечным морем разлилась вокруг. Жизнеутверждающее произведение Шишкина созвучно мироощущению народа, связывающего с могуществом и богатством природы представление о "счастии, довольстве человеческой жизни". Недаром на одном из эскизов художника мы находим такую запись: "Раздолье, простор, угодье. Рожь. Божия Благодать. Русское богатство". В этой более поздней авторской ремарке раскрывается суть созданного образа.

В 1870-х годах идёт стремительный процесс развития пейзажной живописи, обогащение её новыми талантами. Рядом с Шишкиным экспонирует на пяти передвижных выставках свои восемь знаменитых картин А.И. Куинджи, разрабатывающий совершенно необычную живописную систему. Создаваемые Шишкиным и Куинджи художественные образы, их творческие методы, приёмы, резко отличались, что не умаляло достоинство каждого из них. Тогда как Шишкину было свойственно спокойное созерцание природы во всей обыденности её проявления, Куинджи присуще романтическое её восприятие, его увлекали в основном эффекты освещения и цветовые контрасты. Характерно, что Куинджи, изображавший, как правило, явления природы, не поддающиеся длительному изучению, обходился без предварительных натурных этюдов, в то время как Шишкин считал их первоосновой творческого процесса. Наряду с Куинджи в конце 1870-х годов выступает В.Д. Поленов – автор замечательных жанрово-пейзажных картин "Московский дворик" и "Бабушкин сад". В 1879 году, после трехлетнего перерыва, экспонирует два пейзажа Саврасов, а на московской ученической выставке 1879/80 года появляется лирическая картина молодого И.И. Левитана "Осенний день. Сокольники". Эти произведения представляли различные направления в рамках русского реалистического пейзажа. Каждое из них вызывало интерес зрителей. И всё же наибольший успех выпал на долю Шишкина, который занял в конце 1870-х годов одно из самых видных мест, если не главное, среди русских пейзажистов. В новом десятилетии, когда прекратили выставляться А.И. Куинджи и А.К. Саврасов, а М.К. Клодт и Л.Л. Каменев не достигли такого художественного уровня, как Шишкин, последний вместе с В.Д. Поленовым возглавил передвижническую школу пейзажа.

Восьмидесятые годы ознаменовались подлинным расцветом таланта Шишкина. В 1880-е годы он создаёт много картин, в сюжетах которых по-прежнему обращается к жизни русского леса, русских лугов и полей, впрочем, затрагивая и такие мотивы, как морское побережье Балтики. Основные черты его искусства сохраняются и теперь, но художник отнюдь не остаётся неподвижно на творческих позициях, выработанных к концу семидесятых годов. Такие полотна, как "Ручей в лесу (На косогоре") (1880), "Заповедник. Сосновый бор" (1881), "Сосновый лес" (1885), "В сосновом лесу" (1887) и другие по характеру близки работам предшествующего десятилетия. Художник с увлечением работает над широкими по размаху, эпическими по своему строю картинами, воспевающими просторы родной земли. Теперь всё ощутимее его стремление к передаче состояния природы, экспрессии образов, чистоте палитры.

Успехи в колорите были достигнуты Шишкиным прежде всего и в наибольшей степени в этюдах, в процессе прямого общения с природой. Не случайно друзья Шишкина, художники-передвижники, находили его этюды не менее интересными, чем картины, а подчас даже более свежими и колоритными. Между тем помимо "Сосен, освещённых солнцем" (1886), и чрезвычайно выразительного пейзажа "Дубы. Вечер" (1887), многие превосходные этюды Шишкина лучшей поры его творчества почти не упоминаются в искусствоведческой литературе. К ним относятся "Уголок заросшего сада. Сныть-трава" (1884), "Лес (Шмецк близ Нарвы)", "У берегов Финского залива (Удриас близ Нарвы)" (оба 1888 г.), "На песчаном грунте. Мери-Хови по финляндской железной дороге" (1889, 90?), "Молодые сосенки у песчаного обрыва. Мери-Хови по финляндской железной дороге" (1890) и целый ряд других. Все они отличаются обострённым чувством формы и фактуры предметов, тонкой градацией оттенков цвета, свободой и многообразием живописных приёмов при сохранении строгого, реалистически точного рисунка.

В 1880-е-1890-е годы художника всё чаще привлекают изменчивые состояния природы, быстро проходящие моменты. Пример тому – поэтичная по мотиву и гармоничная по живописи картина "Туманное утро" (1885). Как нередко бывало у художника, увлёкший его мотив он варьирует в нескольких произведениях. В 1888 году Шишкин написал "Туман в сосновом лесу" и тогда же этюд "Крестовский остров в тумане", в 1889 году – "Утро в сосновом лесу" и "Туман", в 1890 году – снова "Туман" и, наконец, "Туманное утро" (пейзаж, экспонировавшийся на 25-й передвижной выставке). На рубеже 1880-1890-х годов Шишкин обратился к сравнительно редкой для него теме зимнего оцепенения природы и написал большую картину "Зима" (1890), поставив в ней задачу передачи чуть заметных рефлексов и почти монохромной живописи. В это же десятилетие Шишкин создаёт замечательные картины «Среди долины ровныя» (1883), написанную по мотивам одноимённого стихотворения Алексея Мерзлякова, а также «Лесные дали» (1884), «Дубовая роща» (1887) и «Бурелом. Вологодский лес» (1888).

Педагогической деятельностью Шишкин занимался мало (в частности, в 1894-1895 годах он руководил пейзажной мастерской Петербургской Академии художеств), но имел в числе своих учеников таких художников, как Ф.А. Васильев и Г.И. Чорос-Гуркин. Показательно, что Шишкин назвал первым и лучшим художником В.А. Серова – величайшего портретиста, внёсшего неоценимый вклад и в развитие русского пейзажа.

Утро в сосновом лесу Наиболее широкой известностью пользуется картина И.И. Шишкина "Утро в сосновом лесу" (1889, ГТГ). Замысел её подсказал К.А. Савицкий, но не исключено, что толчком к появлению этого полотна послужил пейзаж 1888 года "Туман в сосновом лесу", написанный, по всей вероятности, как и "Бурелом", после поездки в вологодские леса. Видимо, "Туман в сосновом лесу", с успехом экспонировавшийся на передвижной выставке в Москве, породил у И.И. Шишкина и К.А. Савицкого обоюдное желание написать сходный по мотиву пейзаж. Видимо, по эскизу Шишкина (то есть так, как они были задуманы пейзажистом), Савицкий и написал медведей в самой картине. Эти медведи с некоторыми различиями в позах и в количестве (сначала их было два) фигурируют во всех подготовительных набросках и эскизах. Медведи получились у Савицкого столь удачно, что он даже расписался вместе с Шишкиным на картине. Однако купивший её П.М. Третьяков снял подпись, решив утвердить за этой картиной только авторство Шишкина. Ведь в ней "начиная от замысла и кончая исполнением, всё говорит о манере живописи, о творческом методе, свойственных именно Шишкину".

В преддверии XX века, когда возникают различные течения и направления, идут поиски новых художественных стилей, форм и приёмов, Шишкин продолжает уверенно следовать по своему пути, создавая жизненно правдивые, содержательные и типические образы русской природы. Творческая деятельность художника была завершена величественной, самой большой по размерам в его творчестве, композицией "Корабельная роща" (1898, ГРМ). На полотне изображена корабельная роща около Елабуги. Эскиз-вариант, хранящийся в Государственном Русском музее, имеет авторскую надпись: "Корабельная Афонасовская роща близ Елабуги". В картине – знакомое соединение большого и малого, могучего и хрупкого, которое видел художник в природе родного края, который знал, любил и искренне воспевал своей кистью. «Как бы возвращаясь к дням своей юности, к первичным сильным впечатлениям от лесов родного края, Шишкин создаёт монументальное полотно с гигантами-соснами, точно подпирающими ветвистыми кронами само небо, – пишет В.А. Прытков. – Перед нами своеобразный итог многолетней творческой жизни великого художника, его лебединая песня».

8 (20) марта 1898 года художника не стало. Смерть его была мгновенной, как он сам себе и желал. Он умер, сидя за мольбертом, работая над новой картиной "Лесное царство". Газета “Новости дня” писала 12 (24) марта: “В роковой день утром он чувствовал ещё себя здоровым. В десятом часу, по обыкновению, он был в своей мастерской за работою вместе со своим учеником-алтайцем Григорием Гуркиным. В одиннадцатом часу Иван Шишкин вместе со своим учеником углем чертил на новом полотне новый этюд... Делая какой-то штрих, он вдруг внезапно как будто зевнул, затем, после двух тяжёлых вздохов, вылетевших из его груди, голова его беспомощно опустилась на грудь, а правая рука с углём упала на колени... Г. Гуркин бросился на помощь к своему учителю, но увы... Это было напрасно: он не проронил ни слова и тихо отошёл в вечность. Немедленно прибывший врач мог только констатировать смерть от разрыва сердца... Неумолимая смерть не оставила на лице его никакого следа: Шишкин как будто спокойно заснул...”

Выдающийся русский художник-пейзажист, академик и профессор живописи И.И. Шишкин был похоронен на Смоленском православном кладбище. В 1950 году прах художника перенесли в Некрополь мастеров искусств (Тихвинское кладбище) в Александро-Невской лавре. Первоначальный памятник на могиле И.И. Шишкина был утрачен, надгробие было восстановлено в 1970 году по проекту скульптора А.А. Мурзина, однако дата рождения художника на памятнике была указана неверно.

Среди русских пейзажистов Шишкину, бесспорно, принадлежит место самого сильного художника. Во всех своих произведениях он является удивительным знатоком растительных форм, воспроизводящим их с тонким пониманием, как общего характера, так и мельчайших отличительных черт любой породы деревьев, кустов и трав. Брался ли он за изображение соснового или елового леса, отдельные сосны и ели, точно так же, как и их совокупность, получали у него своё истинное лицо, без всяких прикрас или преуменьшений. Изображал ли он дубы или берёзы, они принимали у него донельзя правдивые формы в листве, ветвях, стволах, кореньях и во всех подробностях. Шишкинские сосны и дубы стали классическим образом русского леса.
"Если дороги нам картины природы нашей милой Руси, если мы хотим найти свои истинно народные пути к изображению её ясного, тихого и задушевного облика, то пути эти лежат и через Ваши смолистые, полные тихой поэзии леса. Корни Ваши так глубоко и накрепко вросли в почву родного искусства, что их никем и никогда оттуда не выкорчевать".

Из письма В.М. Васнецова И.И. Шишкину (1896)


Надгробие входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге
(утв. постановлением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 527)
Могила И.И. Шишкина