Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

ЛИХАЧЕВ Николай Петрович (1862-1936)

Н.П. Лихачев Русский советский историк, археограф, искусствовед, академик Н.П. Лихачёв родился 12 (24) апреля 1862 года в городе Чистополе Казанской губернии. Происходил из потомственных дворян. В 1880 году окончил с золотой медалью гимназию в Казани и в том же году поступил на историко-филологический факультет Казанского университета. В университете у Н.П. Лихачёва возник интерес к вспомогательным историческим дисциплинам, изучению и поиску документов, археологическим изысканиям. Будучи студентом, в 1881 году Н.П. Лихачёв был избран членом Общества археологии, истории, этнографии при Казанском университете. По окончании учёбы (1884) он был оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию по кафедре русской истории.

Ещё в студенческие годы Н.П. Лихачёв стал страстным библиофилом и коллекционером (собирал рукописи, акты и автографы, а также иконы, предметы церковного искусства, печати, монеты и многое др.). С 1886 года Н.П. Лихачёв занимался в московских и петербургских архивах, увлёкся нумизматикой и генеалогией, готовил курс источниковедения, познакомился с видными историками А.Ф. Бычковым, Л.Н. Майковым, Д.Ф. Кобеко, В.О. Ключевским и другими. В 1888 году выпустил труд "Разрядные дьяки XVI века", который защитил в Казанском университете на степень магистра русской истории. В 1890 году эта работа была удостоена Уваровской премии, вручаемой за лучшие исторические сочинения. В 1891 году вышло историко-археологическое исследование Н.П. Лихачёва "Бумага и древнейшие бумажные мельницы в Московском государстве", ставшее в 1892 году его докторской диссертацией.

С 1892 года Н.П. Лихачёв преподавал в Петербургском археологическом институте, позднее там же стал приват-доцентом, неоднократно совершал частные поездки и командировки в Италию, Францию, Египет. Читал лекции по всеобщей истории письмён, первым в высшей школе России начал читать курс дипломатики – исторической дисциплины, изучающей форму и содержание дипломатических актов и юридических документов, а также сфрагистики, изучающей печати и их оттиски на различных документах. Вскоре в Петербургском археологическом институте он основал первую в России кафедру дипломатики. С 1894 года Н.П. Лихачёв был членом Археографической комиссии Императорской Академии Наук.

В эти годы Н.П. Лихачёв опубликовал многие труды о памятниках русской истории XVI-XVII веков – "О разрешительных грамотах восточных патриархов" (1893), "Местнические дела 1563-1605 годов" (1894), “Библиотека и архив Московских государей в XVI столетии” (1894), "Боярский список 1611 года" (1895), "Сборник актов, собранных в архивах и библиотеках" (1895), “Каталог летучих изданий и их перепечаток: Манифесты, указы и др.” (1895), “Книгопечатание в Казани за первое пятидесятилетие существования в этом городе типографий” (1895), «Лекции по дипломатике» (1897) и другие. Его капитальное исследование "Палеографическое значение бумажных водяных знаков" (1899) в трёх частях сохраняет значение справочного пособия для определения точной хронологии недатированных рукописей.

К этому же времени относится и формирование политических идеалов Н.П. Лихачёва. Он был одним из тех, кто стоял у истоков право-монархического черносотенного движения, 16 января 1901 года был одним из 40 членов-учредителей старейшего монархического объединения России «Русского собрания», вместе с Алексеем Сувориным, Константином Гротом, Никодимом Кондаковым и другими. Дружил он и с будущим профессором В.Ф. Залесским, одним из лидеров казанских черносотенцев. Профессор Лихачёв не скрывал своих монархических убеждений и в дальнейшем, хотя участия в партийной деятельности не принимал. Он состоял членом консервативного «Общества ревнителей русского исторического просвещения в память императора Александра III», был председателем Комиссии о дворянских архивах Совета Объединённого дворянства. В 1907 году выдвигался кандидатом в депутаты Государственной Думы по Петербургу от Союза Русского Народа и «Русского собрания», но потерпел поражение.

1 декабря 1901 года Н.П. Лихачёв был избран членом-корреспондентом Императорской Петербургской Академии наук по разряду историко-политических наук Историко-филологического отделения. С 13 июля 1902 года Н.П. Лихачёв назначен помощником директора Императорской Публичной библиотеки в Петербурге, продолжая преподавание в Археологическом институте. В библиотеке он углубленно занимался библиографией, изучением литературы по альдам, эльзевирам, инкунабулам, историей письменности, прессы, переплётов, автографов. Неоднократно бывал в заграничных поездках с целью изучения постановки библиотечного дела в Европе. Кроме того, он разрабатывал вопросы комплектования, способствовал пополнению фондов Публичной библиотеки отсутствовавшими изданиями, участвовал в работах по обоснованию расширения штатов библиотеки и совершенствования их структуры, выступал за поднятие научного престижа статуса библиотекарей. Н.П. Лихачёв поддержал предложения Д.Ф. Кобеко о продолжении издания "Отчётов" Публичной библиотеки, часть из которых сам редактировал, и создании двух путеводителей по библиотеке: обозрения фондов и краткого руководства для читателей. Участвовал в составлении издания "Императорская Публичная библиотека за 100 лет", неоднократно исполнял обязанности директора библиотеки во время отъездов Д.Ф. Кобеко. Н.П. Лихачёв уволился из Библиотеки 30 апреля 1914 года в чине действительного статского советника, проработав там 13 лет. В том же году он был назначен членом Совета министра народного просвещения.

Как во время службы в Публичной библиотеке, так и после увольнения из неё, Н.П. Лихачёв продолжал активную научную деятельность. Он изучал и вёл поиски библиотеки и архивов Московских государей, собрал коллекцию огромной научной ценности (рукописи, акты XVII-XVIII веков, часть коллекции А.Ф. Бычкова, фонды монастырей и церквей, в т.ч. архив Спасо-Прилуцкого монастыря, 20 личных фондов, 22 фонда местных учреждений, западноевропейские материалы, автографы, около 1500 икон, в том числе древнейшая икона с изображением первых русских святых Бориса и Глеба, 6 тысяч византийских и русских печатей VI-XIV веков, около 15 тысяч монет и др.). В течение многих десятилетий он собирал сфрагистический альбом, первый выпуск которого вышел в 1928 году. Современники определяли Лихачёва как коллекционера «сказочного размаха». Каждый документ в его собрании был ярок, уникален и ценен одновременно - своей древностью, своим отношением к историческим событиям и личностям, своими особенностями юридического, дипломатического и иного характера. Н.П. Лихачёв неоднократно совершал поездки за рубеж, сотрудничал со многими антикварами, которые снабжали его редкостями со всего мира. Покупки тщательно документировались; вёлся огромный труд по составлению каталогов. Все приобретения, кроме икон, Лихачёв делал с целью создать научный музей, в котором предполагал представить во всей полноте историю развития письменности – от клинописных табличек, папирусных свитков, рукописных книг, вплоть до листовок нового и новейшего времени.

Святые Борис и Глеб Среди главных научных работ Н.П. Лихачёва начала века – "Русская сфрагистика" (1900), "Грамота рода Осоргиных" (1900), "Дипломатика" (1901), “Обзор русской археографии XIX столетия” (1902), "Дело о приезде в Москву Антония Поссевина" (1903), “Краткое описание икон собрания П.М. Третьякова” (1905), "Древнейшая сфрагистика" (1906), "Манера письма Андрея Рублёва" (1907), “Западная и русская дипломатика и сфрагистика Древнего Востока” (1907), "Историческое значение итало-греческой иконописи" (1911) и другие. Н.П. Лихачёв – автор фундаментальных трудов по иконописи, за работу “Материалы для истории русского иконописания” (1906) получил Большую Золотую медаль Русского Археологического общества. В этой работе, которую Лихачёв написал на основе собственного собрания икон, он на 419 таблицах наглядно показал эволюцию византийского, итало-греческого и древнерусского иконного искусства, прошедшего все разновидности так называемой Новгородской, Псковской, Московской, Строгановской, Ярославской и других школ иконописания. За труд о влиянии итало-греческого искусства на православное иконописание получил Золотую медаль имени графа С.С. Уварова (1912).

Концепция частного историко-культурного музея требовала от Н.П. Лихачёва огромных затрат, в связи с чем в 1913 году уникальная коллекция икон из его собрания была куплена императором Николаем II и поступила в Русский музей. На полученные деньги Н.П. Лихачёв построил третий этаж для хранения своих коллекций в собственном доме, где он жил в 1902-1936 годах (Петрозаводская улица 7, ныне здание Санкт-Петербургского института истории РАН).

Н.П. Лихачёв состоял действительным и почётным членом многих обществ, учёных комитетов и комиссий (Русское археологическое общество, Московское Археологическое общество, Общество любителей древней письменности, Археографическая комиссия, Русское библиографическое общество, Русское библиологическое общество, Русское генеалогическое общество, Итальянское библиографическое общество, Афинское общество византиноведения), местных учёных архивных комиссий и т.д. За активную научную деятельность он был награждён орденами Св.Владимира 3-й и 4-й степени, Св.Станислава 1-й степени, Крестом кавалеров Св. Гроба Господня и др. С 1914 по 1917 год он был членом Совета министра народного просвещения.

После Октября 1917 года Н.П. Лихачёв остался в России. Свои коллекции, оказавшиеся в ходе революции под угрозой уничтожения, ему удалось в мае 1918 года присоединить в качестве Палеографического кабинета к Петроградскому Археологическому институту, что обеспечило им государственную охрану и спасло от распыления. Позднее институт был преобразован в археологическое отделение Петроградского университета и в Музей палеографии АН СССР. И всё-таки некоторая часть коллекций Н.П. Лихачёва пострадала.

Преподавание в Археологическом институте Н.П. Лихачёв продолжал до 1925 года, став позднее профессором института. В 1919-1929 годах был сотрудником Государственной Академии истории материальной культуры. Деятельность Н.П. Лихачёва была очень популярна. В 1922 году широко отмечался его 60-летний юбилей, а 1 августа 1925 года Н.П. Лихачёв был избран действительным членом АН СССР по отделению исторических наук и филологии. Тогда же он стал директором (до 1930 года) Музея палеографии АН СССР, образованного из Палеографического кабинета, куда были переданы бесценные коллекции Н.П. Лихачёва: стелы и папирусы Древнего Египта, клинописные таблички Двуречья, памятники коптского, греческого, арабского и латинского письма, инкунабулы, печати многих стран мира (в том числе свыше 600 древнерусских печатей – абсолютное большинство обнаруженных к тому времени).

Материалы для истории русского иконописания В 1924-1929 годах Н.П. Лихачёв в качестве директора Музея палеографии АН СССР активно пополнял его экспозицию, часто за свой счёт. К началу 1930 года работа над музеем была практически завершена, однако он претерпел преобразования и в целом виде не сохранился; некоторые коллекции разошлись по другим музеям, другие исчезли. Н.П. Лихачёв ещё успел выпустить 1-й том трудов Музея Палеографии «Материалы для истории византийской и русской сфрагистики» (1928), готовил к выпуску 2-й том, однако 28 января 1930 года он был арестован по так называемому «академическому делу». По нему проходила элита историков Ленинграда, Москвы и других городов. Среди них были такие крупные исследователи, как С.Ф. Платонов, М.М. Богословский, Е.В. Тарле, М.К. Любавский, А.И. Андреев, В.И. Пичета, С.В. Бахрушин, Б.А. Романов – всего 85 человек. Н.П. Лихачёв был обвинён как один из создателей контрреволюционного «Всенародного союза борьбы за возрождение свободной России», ставившего целью “свержение советской власти и установление конституционно-монархического строя”. Виновным себя Н.П. Лихачёв не признал, но постановлением Коллегии ОГПУ от 8 августа 1931 года был выслан на 5 лет в Астрахань. Ещё до вынесения приговора, 2 февраля 1931 года он был исключён чрезвычайным общим собранием АН СССР из числа действительных членов Академии (вместе с С.Ф. Платоновым, Е.В. Тарле и М.К. Любавским). Согласно приговору, имущество Лихачёва и его семьи конфискации не подлежало, однако всё его личное имущество (рукописи, фотографии, мебель, картины, предметы домашнего обихода) и коллекции были конфискованы и переданы в Государственный Эрмитаж, Отдел рукописей библиотеки Академии Наук, Русский музей и другие хранилища.

В 1931-1933 годах Н.П. Лихачёв находился в ссылке в Астрахани. В связи с резким ухудшением его здоровья, 13 августа 1933 года тяжело больному Лихачёву разрешено было вернуться «для производства операции» в Ленинград. Однако на работу его не приняли, имущество Лихачёва было разграблено, рукописями завладел новый директор Музея палеографии (переименованного в Музей книги, документа и письма), бывший ученик Лихачёва, академик А.С. Орлов. Созданный Лихачёвым Институт палеографии не принял его даже на должность рядового сотрудника. Паспорт для постоянного жительства в Ленинграде он получил 4 февраля 1934 года. Работал по договорам, но был лишён возможности публиковать свои работы. Оказавшись в положении иждивенца своей дочери, много месяцев не получал даже хлебной карточки. В попытках формально восстановить свою квалификацию научного работника Н.П. Лихачёв обращался в различные инстанции, а затем к правительству (В.В. Куйбышев), руководству АН СССР (В.П. Волгин), руководству ленинградского ГПУ (А.А. Мосевич). Но все эти попытки ни к чему не привели. На пенсию, как привлекавшийся по 58-й статье, Н.П. Лихачёв прав не имел. Реабилитировали его лишь посмертно 8 августа 1967 года, а восстановлен в звании академика он был постановлением Президиума АН СССР от 5 апреля 1968 года.

Н.П. Лихачёв – автор более 200 научных работ, имевших многочисленные отклики и рецензии. Труды Лихачёва изобилуют новыми ценными материалами, извлечёнными им из разных архивов. Его труды касаются всех отраслей источниковедения и специальных исторических дисциплин – русской археографии, палеографии, документоведения, русской и западноевропейской дипломатики, генеалогии, нумизматики, эпиграфики. Его исследования в области восточной, византийской и особенно древнерусской сфрагистики позволяют считать его основоположником советской сфрагистики. Значительный интерес представляют работы Лихачёва по книговедению и исторической библиографии. Его труды были значительным вкладом в изучение древнерусской живописи. Основная ценность трудов Лихачёва – в богатстве фактического материала и наблюдениях конкретно-исторического характера.

С декабря 1935 года академик Н.П. Лихачёв был прикован болезнью к постели. Русский советский историк, искусствовед, библиограф, коллекционер, общепризнанный авторитет в области источниковедения, дипломатики и сфрагистики, академик АН СССР Н.П. Лихачёв умер в Ленинграде 14 апреля 1936 года от гангрены, последовавшей за ампутацией ноги. Похоронен он на Смоленском православном кладбище в Ленинграде.

Человек огромной эрудиции, таланта и работоспособности, обладавший исключительными знаниями по источниковедению и целому ряду вспомогательных дисциплин (дипломатике, палеографии, филиграноведению, кодикологии, нумизматике, сфрагистике), Н.П. Лихачёв внёс исключительный вклад в отечественную науку и книжную культуру. Сегодня коллекция Лихачёва насчитывает более 12 000 единиц хранения, в том числе свыше 700 старинных рукописных книг, многие из которых относятся к древнейшим памятникам русского книжного искусства (XIII – XVI вв.). Актовый материал коллекции Лихачёва насчитывает свыше 11 тысяч документов и включает коллекцию автографов выдающихся людей России – государственных деятелей, учёных, писателей, художников.


Надгробие входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге
(утв. постановлением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 527)
могила Н.П. Лихачева