Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

ПЕКАРСКИЙ Эдуард Карлович (1858-1934)
Edward PIEKARSKI (1858-1934)

Э.К. Пекарский Российский и советский лингвист, этнолог, фольклорист Э.К. Пекарский родился 13 (25) октября 1858 года на мызе Петровичи Игуменского уезда Минской губернии (ныне Смолевичский район Минской области). Он происходил из разорившегося польского дворянского рода. Мать Эдуарда умерла рано. Ребёнок сначала воспитывался в семье белорусского крестьянина, затем жил у тётки в Минске, а потом отец мальчика Карл Пекарский отдал сына на воспитание двоюродному деду Ромуальду Пекарскому, бывшему управляющему одного из полесских имений местного помещика. В Мозырской гимназии, куда Эдуард вскоре поступил, он зарабатывал на жизнь репетиторством. В 1874 году Э.К. Пекарский переехал учиться в Таганрог, а там примкнул к революционному движению, приняв участие в ученическом кружке, которым руководил студент И.Я. Павловский. В Таганрогской гимназии учащиеся увлекались чтением произведений В.Белинского, А.Герцена, Д.Писарева, Н. Добролюбова, Н.Чернышевского и другой нелегальной литературы.

Революционной деятельности Э.К.Пекарский не оставил и в Чернигове, куда переехал в 1875 году. Здесь, в Черниговской классической гимназии, юноша вступил в подпольный кружок учащихся, руководимый В.Варзаром. Он вёл революционную пропаганду среди местных ремесленников, распространял народнические газеты и запрещённые сочинения. Весной 1877 года он окончил седьмой класс Черниговской гимназии, и в августе того же года поступил в Харьковский ветеринарный институт. В Харькове Э.Пекарский принимает самое активное участие в работе студенческого кружка, который занимался пропагандой народнических идей среди студентов и части городского населения. Но когда начались студенческие волнения и беспорядки, а вслед за ними и аресты, Э.Пекарский 18 декабря 1878 года за участие в народническом движении по постановлению университетского суда был исключён из института без права поступления в высшее учебное заведение. Ему удалось укрыться от преследований и перейти на нелегальное положение, но заочно он был приговорён к 5 годам ссылки в Архангельскую губернию.

Спустя несколько месяцев в Княже-Богородское волостное управление Тамбовского уезда приехал новый волостной писарь “дворянский сын Иван Кириллович Пекарский” – так стал называть себя бывший студент, скрывающийся от полиции. На Тамбовщине в то время было немало таких революционеров, как он – «волостных писарей» и «фельдшеров». В конце 1878 года Э.К. Пекарский стал членом революционного общества «Земля и воля», входил в состав землевольческого поселения в Тамбовской губернии. Он состоял в дружбе с Л.Гартманом, после побега которого при содействии В.Лосицкой и О.Никифоровой скрывался в Тамбове под фамилией Боголюбова. Позднее, в июне 1879 года, Э.К. Пекарский поступил письмоводителем к члену уездного по крестьянским делам присутствия Сатину. Но полиция снова выследила подпольщиков. Когда начались аресты по делу об убийстве харьковского губернатора князя Д.Н. Кропоткина у «Ивана Кирилловича» потребовали паспорт, он вынужден был скрыться и 30 августа 1879 года уехать в Москву. Накануне нового 1880 года в Москве Э.К. Пекарский с паспортом на имя Николая Ивановича Полунина был арестован за принадлежность к партии социалистов-революционеров и хранение нелегальной литературы.

12 января 1881 года Московский военно-окружной суд приговорил «государственного преступника» Э.К. Пекарского вместе с лицами, имевшими отношение к убийству агента полиции Н.В. Рейнштейна к пятнадцати годам каторжных работ. По распоряжению Московского губернатора “принимая во внимание молодость, легкомыслие и болезненное состояние” Пекарского, каторгу заменили ссылкой на поселение “в отдалённые места Сибири с лишением всех прав и состояния”.

После суда 23-летнего народника Эдуарда Пекарского направили в Вышневолоцкую пересыльную тюрьму. Оттуда, 2 ноября 1881 года Э.К. Пекарский прибыл в Якутск, а 8 ноября был поселён на жительство в междуречье Татты и Алдана в 1-м Игидейском наслеге Боотурусского улуса (ныне – Таттинский район Якутии), находившемся в 230 верстах к северо-востоку от Якутска. Именно в этом краю молодому революционеру предстояло прожить долгие годы. В то время главой улуса был Иван Васильевич Оросин. Он давно хотел привести в свой родной наслег образованного политического ссыльного. Сначала Э.К. Пекарскому было очень трудно на новом месте. «Средств к жизни нет, - писал он отцу 22 февраля 1883 года. – И если бы не якуты, я должен бы был пропасть с голоду». Но он всё-таки смог приспособиться к тяжёлым условиям ссылки. За короткое время успел подружиться с местными жителями, которые помогли ему обработать небольшой участок, где он сеял зерновые и сажал картошку. Пекарский занялся огородничеством, стал разводить скот, ловил рыбу, охотился. Пришлось ему научиться строить юрту, запасаться на зиму топливом и льдом для вытапливания воды. В то же время ссыльный революционер помогал якутам составлять официальные прошения (этому он научился на Тамбовщине), добивался в судах решений запутанных вопросов в пользу бедняков, выступал в защиту якутского населения от произвола царской администрации и местного кулачества. Так, в 1899 году Пекарский выступил инициатором передела земли в наслеге, в результате чего бедняки получили земельные участки.

Учёный выступил в красноярской газете «Сибирские вести» со статьей «Значение якутского языка в школах», подверг критике губернатора и инспектора училищ Якутской области, которые противились открытию школ с обучением на якутском языке. В своих статьях он говорил о трудностях, которые переживает якутский народ, требовал реорганизации судопроизводства в улусах, выступал за необходимость печатания газетных статей на якутском языке, помогал получать шрифты и оборудование для типографии газеты «Якутский край». Этим он способствовал развитию якутской культуры и привлекал к проблемам края внимание широкой русской общественности.

Чтобы объясняться с якутами, тогда совершенно не знавшими русского языка, Пекарскому с первых же дней своего пребывания в ссылке пришлось изучать их язык, систематически записывать якутские слова с русским переводом. Работать ему было нелегко, не хватало бумаги, не было пособий и словарей. Однако упорным трудом ссыльный революционер добился многого. Первым учителем якутского языка был у Э.К. Пекарского слепой старик Очокун. Для учения Пекарский завёл себе две тетради: в одну записывал якутские слова с русским переводом, в другую – русские слова с якутским переводом. Сильный интерес Э.К. Пекарского к якутскому языку и его упорные занятия скоро обратили на себя внимание окружающего общества, ему стали оказывать содействие разные частные лица. В начале 1880-х годов он получил рукописные словарики от Альбова, М.А. Натансона, Орлова, а также материалы священника Василия Попова, готовившего якутско-русский и русско-якутский словари. Наряду с этим, Эдуард Карлович выписывал в свои тетради слова из книг, изданных на якутском языке: «Краткой грамматики якутского языка» Д.Хитрова, переводы «Евангелия», «Часослова» и других церковных книг. Выписанные из книг и вновь записываемые слова он стал располагать в алфавитном порядке. Получившийся таким путём словарик служил ему постоянным справочником при разговорах и непрерывно пополнялся новыми словами.

Примерно через 2-3 года на поселение в Якутию прибыл политический ссыльный Н.С. Тютчев. Он привёз с собой экземпляр «Якутско-немецкого словаря» академика О.Бетлингка. Э.К. Пекарский ознакомился со словарем Бетлингка, о котором он раньше ничего не слышал. Сравнивая этот словарь с накопившимися у него материалами, он заметил, что у Бетлингка нет самых общеупотребительных слов и что показаны не все значения зарегистрированных слов. Э.К. Пекарский стал записывать на полях словаря не вошедшие в него якутские слова.

Словарь Якутского языка Ему помогали в работе местные знатоки и исследователи якутского языка и этнографии: священник Д.Д. Попов, талантливая сказительница-олонхосут М.Н. Андросова-Ионова, лингвист В.М. Ионов, всемирно известные учёные академики В.В. Радлов, К.Г. Залеман, В.В. Бартольд и другие. Большой знаток родного языка М.Н. Андросова-Ионова принимала участие в создании «Словаря» с 1894-го вплоть до 1928 года. Благодаря природному языковому чутью, она оказывала неоценимую помощь в определении словарных форм заглавных единиц и в толковании значений редких слов и специфических выражений из олонхо и других жанров фольклора. Впоследствии она была награждена Золотой медалью Русского географического общества за оригинальные труды и участие в создании фундаментального «Словаря якутского языка» Э.К. Пекарского.

Большое значение для занятий языком имела встреча Э.К. Пекарского с протоиереем Д.Д. Поповым, который постоянно говорил учёному о богатстве якутского языка. Дмитриан Попов предложил Пекарскому своё содействие и до самой своей смерти был одним из главных его помощников. Другим неоценимым помощником Э.К. Пекарский считал своего товарища по ссылке, известного этнографа В.М. Ионова, который был вовлечён в работу в начале 1890-х годов. Ионов отдал в распоряжение Пекарского весь свой материал, накопленный им в течение многих лет, и принял активное участие в его дальнейшей работе по составлению «Якутского словаря».

Известно, что Э.К. Пекарский по совету В.М. Ионова в начале 1890-х годов приступил к изучению языка якутского устного народного творчества. В языке фольклора Пекарского интересовали редкие и непонятные слова и выражения, обозначающие былые реалии давно прошедших времён. Он искренне восхищался богатством, гибкостью, сочностью языка олонхо и других жанров устного народного творчества. По словам очевидцев, он часто собирал у себя олонхосутов, сам любил записывать тексты сказаний, привлекал грамотных якутов к фронтальной записи.

Летом 1891 года Э.К. Пекарский получил сообщение о том, что к нему был применён манифест от 15 мая 1883 года и указ от 17 апреля 1891 года, в силу которых он получил разрешение приписаться к одному из городских мещанских обществ Сибири; а 14 июня 1895 года, по истечении 14-летнего срока обязательного пребывания в Сибири, Пекарский получил право избрания местожительства, за исключением столиц и столичных губерний, при этом он на 5 лет поступал под надзор полиции. Не воспользовавшись своим правом возврата в Европейскую Россию, Э.К. Пекарский остался в Якутской области, где вёл научные изыскания и занимался составлением якутско-русского словаря. Эта работа стала делом всей его жизни, он и не думал уезжать из Якутии, не закончив своего труда. Пекарский писал отцу: «Ранее окончания печатания словаря, мне нечего и думать о возвращении на родину, если даже и будет получено на то разрешение, ибо нельзя бросить работу, на которую потрачено тринадцать лет лучшей поры жизни».

Ещё в 1886 году Русское Географическое общество предложило Пекарскому издать его словарь. Автор принял это предложение, приступил к обработке собранного материала и закончил эту работу к концу 1889 года. Однако издание словаря задержалось из-за отсутствия средств. Между тем, материал словаря непрерывно расширялся. Постоянные указания давали академики К.Г. Залеман и В.В. Радлов, которые просматривали корректуру каждого листа и вносили свои замечания. По предложению В.В. Радлова с третьего листа академического издания словаря стали даваться иноязычные параллели к якутским словам. Из представителей якутской интеллигенции за последние годы в подготовке словаря приняли участие студент литературного факультета Института живых восточных языков Г.В. Баишев и первый якутский дипломированный лингвист С.А. Новгородов. В течение продолжительного времени помогал Э.К. Пекарскому студент юридического факультета Петербургского университета А.Н. Никифоров.

«Словарь» составлялся в то время, когда ещё не было сложившейся письменной традиции. Не было и общеупотребительного якутского алфавита, записи предшествующих исследователей не всегда отличались грамотностью и достоверностью, а в переводах церковных книг якутские слова искажались до неузнаваемости. Всё это требовало от Э.К. Пекарского дополнительной кропотливой работы по уяснению как формы, так и значения каждого слова. К тому же сам составитель не был природным носителем языка. По этим причинам он к своей работе широко привлекал знатоков языка, фольклора, этнографии из местного населения.

Работой Э.К. Пекарского заинтересовался Восточно-Сибирский отдел Географического общества. Энтузиаст развития Сибири золотопромышленник А.М. Сибиряков предложил отделу деньги на печатание словаря. В 1894-1896 годах Э.К. Пекарский участвовал в работе большой Якутской экспедиции, снаряжённой на средства А.М. Сибирякова Восточно-Сибирским отделением Русского географического общества. Участие в работе экспедиции дало Пекарскому возможность расширить источники Словаря якутского языка за счёт новых фольклорных и этнографических материалов, положило начало систематическому пополнению «Словаря» материалами устного народного творчества. К нему поступали фольклорные, этнографические, мифологические и другие языковые материалы от всех членов вышеназванной экспедиции. Благодаря участию в экспедиции, Э.К. Пекарский установил более тесные связи с Русским Географическим обществом и получил возможность пользоваться из его архива ценными рукописными материалами.

Издание «Якутского словаря» было начато в 1899 году в Якутске на средства А.М. Сибирякова. Но денег оказалось недостаточно, выпуск пришлось прекратить. В предисловии к первому изданию Словаря Э.К. Пекарский писал: «Язык племени – это выражение всей его жизни, это музей, в котором собраны все сокровища его культурной и высшей умственной жизни». Опыт изучения быта якутов, накопленный Э.К. Пекарским, заинтересовал руководителей экспедиции в Приаянский край, они обратились к учёному с просьбой произвести подворную перепись эвенков Приаянского края, собрать сведения об их быте. Он дал согласие и отплыл из Якутска на пароходе 11 июня 1903 года. Через две недели плавания по рекам Алдан и Мая Пекарский прибыл в маленькое селение Нелькан, а отсюда через хребет Джугджур отправился к Охотскому морю. Приветливость Э.К. Пекарского располагала к нему жителей тайги. Эвенки рассказывали учёному об оленеводстве, охоте, рыбной ловле, передавали для музея вещи из своего обихода. Собрав материалы, Э.К. Пекарский возвратился назад.

Когда дело издания Словаря перешло в ведение Академии Наук, близкое участие в нём принял Комитет по изучению Средней и Восточной Азии, председателем которого был В.В. Радлов. В связи с этим в 1904 году Пекарскому было предложено выслать в Петербург первый выпуск Словаря в переработанном виде. В 1905 году Академия Наук, по инициативе академика В.В. Радлова, добилась перевода учёного в Петербург, чтобы он мог там продолжить работу над словарём. Ходатайствуя о разрешении Э.К Пекарскому проживать в столице, Академия Наук признавала чрезвычайно желательным издание словаря и то, чтобы сам автор имел ближайшее наблюдение за его печатанием. Ходатайство Академии было удовлетворено императором Николаем II 20 июля 1905 года. Тепло прощалась с Э.К. Пекарским якутская интеллигенция. В преподнесённом ему адресе выражалось пожелание, «чтобы дальнейшая деятельность учёного, так удачно совпавшая с грядущим обновлением общественной и государственной жизни, освобождением от стальных цепей бюрократического произвола, была такою же плодотворной, как и раньше».

Осенью 1905 года Пекарский переехал в Петербург, где получил должность учёного хранителя Музея антропологии и этнографии Академии Наук. И находясь в столице, он не прерывал связей с Якутией, издал три тома «Образцов народной литературы якутов» на якутском языке, отдельными выпусками выходил капитальный «Словарь якутского языка» с богатыми параллелями из родственных языков и подробным объяснением устаревших слов и явлений быта. За эти труды в 1912 году учёный был награждён Большой Золотой медалью отделения этнографии – одной из самых почётных наград Русского Географического общества.

В апреле 1907 года в Петербурге, в издании Академии Наук, вышел в свет первый выпуск «Словаря якутского языка», составленного Э.К. Пекарским. До Октябрьской революции было издано 5 выпусков Словаря. Издание продолжалось с 1925 года на деньги Правительства Якутской республики, и в 1930 году вышел его последний 13-й выпуск. В 1945 году «Словарь» Э.К. Пекарского был издан в турецком переводе, а в 1958 году, к 100-летию со дня рождения учёного, его главный труд был издан стереотипно в Венгрии.

Главным делом всей жизни Э.К. Пекарского является “Словарь якутского языка”, над которым он работал почти 45 лет. Когда-то, ещё в 1885 году, Пекарский прочитал в газете «Неделя» сообщение, будто бы в якутском языке имеется всего три тысячи слов. К 1887 году исследователь собрал и истолковал уже семь тысяч якутских слов, спустя одиннадцать лет – двадцать тысяч, а к 1930 году – двадцать пять тысяч слов. Второе издание Словаря якутского языка состоит из трёх солидных томов, которые вмещают около 38 тысяч слов.

Словарь Якутского языка 29 ноября 1926 года Э.К. Пекарский писал этнографу В.И. Иохельсону: «29 октября закончил «нескончаемый словарь» и подписал «конец». В конце 1926 года вся научная общественность Ленинграда и Якутии отметила окончание составления основной части «Словаря якутского языка». Словарь Пекарского по праву можно считать подлинной сокровищницей языка и национальной культуры якутского народа. Обширные энциклопедические сведения, приведённые как в толковании, так и в иллюстративной части» Словаря», охватывают различные стороны хозяйственной, экономической, духовной и культурной жизни якутов конца XIX и начала XX столетий.

Выдающиеся учёные прошлого и настоящего в оценке «Словаря» Э.К. Пекарского были на редкость единодушны. Они утверждали, что это – словарь-копилка, словарь-сокровищница языка. Особенную ценность словаря составляют его исключительная полнота и обстоятельность. В нём зарегистрированы все якутские слова, включая редкие и малоизвестные слова, сохранившиеся лишь в фольклоре, в специальном обиходе и фразеологии. Каждое слово получает всестороннюю характеристику. Указываются его производство или этимологический состав, различные варианты произношения, параллели в родственных языках, общее коренное значение, антонимы, синонимы, фразеология, второстепенные значения. Значение «Словаря» Э.К. Пекарского не исчерпывается его лингвистическими достоинствами. В связи с раскрытием значения слова часто даются различные сведения о древнем и современном быте, о верованиях, обрядах и обычаях, приметах, связанных с данным словом, о технике изготовления различных предметов и т.д. Таким образом, наряду с лингвистическим, даётся материал этнографический, фольклорный и мифологический. По справедливым словам профессора М.К. Азадовского этот словарь является «подлинно грандиозным сооружением, величественным памятником, своеобразной энциклопедией быта и культуры якутского народа, одним из капитальнейших произведений мировой лингвистики».

Помимо Словаря, Эдуард Пекарский написал около десяти этнографических работ. Первой была статья «Якутский род до и после прихода русских», написанная в соавторстве с политссыльным Г.Осмоловским. Несколько статей посвящены правовому положению якутов конца XIX – начала ХХ веков. Заслуживают упоминания его работы “Плащ и бубен якутского шамана” (1910), “Программа для исследования домашнего и семейного быта якутов” (1913), “Средняя якутская свадьба” (1927), “Среди якутов. Случайные заметки” (1928), “Якутская сказка” (1934). Пекарский занимался сбором и изданием произведений устного народного творчества, был одним из составителей и редактором академического издания серии «Образцы народной литературы якутов» вышедшей в 3-х томах (5 выпусков) в 1907-1918 годах.

«Образцы народной литературы якутов» Э.К.Пекарского – безупречное научное издание текстов олонхо на языке оригинала. Выход «Образцов» совпал с появлением в печати первых литературных произведений на якутском языке и вызвал глубокий интерес у якутских читателей. В трёх томах этого издания собраны якутские народные сказки, поэмы, предания, пословицы и поговорки, загадки, а также якутский героический эпос олонхо. То, что Пекарский не завершил грандиозное издание «Образцов народной литературы якутов» не было случайным. Главное внимание он уделял «Словарю якутского языка». «Образцы» для него были фразеологической частью «Словаря», как бы текстовой документацией его. Тем не менее, в процессе работы над ними они вылились в самостоятельный труд, и имеют огромное значение, так как до сих пор являются наиболее полным и значительным изданием якутского фольклора.

В 1926 году Академия Наук СССР и ряд научных общественных учреждений в связи с окончанием «Словаря якутского языка» и 45-летием работы над ним чествовали Э.К. Пекарского. Якутский ЦИК и Совнарком в эти дни отправили юбиляру поздравительную телеграмму: «От имени Правительства Якутии поздравляем Вас с знаменательным юбилеем – завершением сорокапятилетнего упорного героического труда над составлением научного словаря якутского народа. Якутский трудовой народ в лице его Советского правительства глубоко ценит громадное научное и практическое значение Вашего монументального труда, выходящего далеко за пределы одной Якутии. Словарь Ваш – гордость всей всесоюзной науки. В ознаменование Вашего юбилея Правительство Якутии, постановило назвать Вашим именем школу в Игидейцах – в месте Вашей первоначальной работы над словарём... Председатель ЯЦИК Мегежекский. Председатель СНК Аммосов».

Эта маленькая школа была открыта в 1918 году с 28 учащимися при одном учителе. Э.К. Пекарского до глубины души обрадовала весть о присвоении его имени Игидейской школе, и он принял на себя ряд практических мероприятий по оказанию содействия скорейшему удовлетворению нужд ещё бедной в то время школы. В ноябре 1928 года он писал на имя школы: «Со своей стороны делаю что могу. Вторично написал М.К. Аммосову о желаниях и нуждах школы... Наше общее пожелание – довести школу именно до образцового состояния». В то же время Э.К. Пекарский связался с книгохранилищем Академии Наук, и оно выслало в адрес школы комплекты «Словаря якутского языка», сборник «Якутия» и сто экземпляров «Краткого русско-якутского словаря» Пекарского. В дальнейшем по ходатайству Э.К. Пекарского Игидейская школа была включена Академией наук в число учреждений, получающих академические издания бесплатно, что выполнялось со стороны книгохранилища Академии очень аккуратно и безукоризненно.

В 1932 году школа имени Пекарского была преобразована в семилетнюю. С этой целью для школы было построено новое здание, в строительстве которого приняло участие практически всё местное население. Школа из года в год развивалась и укреплялась. На одном из общешкольных собраний было решено организовать при школе музей и начать изучение родного края. Инициатива школы имени Пекарского была одобрена, в создании школьного музея большую помощь оказал Якутский областной музей им. Ярославского, передавший не только обстоятельные советы и указания по музейной работе, но также в подарок – ряд хороших экспонатов. Через год при школе уже работал свой краеведческий музей, богатый всевозможными экспонатами, особенно по разделу «Культуры и быта».

Э.К. Пекарский не переставал заботиться о своей школе. Он интересовался всеми мелочами жизни школы, очень хорошо знал её положение и нужды и всячески старался помочь в укреплении материальной базы, в частности, в обогащении её библиотеки. В 1931 году школой от него было получено письмо, в котором он писал: «Ввиду предстоящего преобразования школы в семилетку, желая способствовать учреждению при школе библиотеки, которая обслуживала бы как ученический, так и учительский персонал школы, я и моя жена, Елена Андреевна, решила предложить школе свой библиотечный фонд». В другом письме Э.К. Пекарский подтверждает это своё решение и пишет, что «при школе должна быть образована фундаментальная библиотека, которая могла бы обслуживать не только Игидейскую школу моего имени, но и соседние школы». И это его желание было претворено в жизнь. В течение каких-нибудь двух лет школьная библиотека обогатилась не только художественной, научной и политической литературой, но также появились в ней в достаточном количестве редкие и дорогие академические издания и материалы Якутской экспедиции, присланные как Э.К. Пекарским, так и книгохранилищем АН СССР. Учителя, учащиеся школы и всё местное население с горячей благодарностью и любовью принимали дары Э.К. Пекарского и Академии Наук. Каждая полученная школой очередная посылка с литературой из Ленинграда становилась радостным событием: приходили в школу старые и малые, чтобы посмотреть, полюбоваться «дорогими дарами Карловича». Число читателей книг и любителей «подаренной литературы» всё увеличивалось. В числе активных читателей, как этого очень желал Э.К. Пекарский, также были и учителя и учащиеся ближайших школ.

В 1927 году, в честь окончания работы над Словарём, Э.К. Пекарский был избран почётным членом Якутского исследовательского общества «Саха-Кескиле» и Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества, а также членом-корреспондентом Академии Наук СССР. За заслуги в области тюркологии Э.К. Пекарский 1 февраля 1931 года был избран почётным членом Академии наук СССР. В последние годы своей жизни он работал в Институте востоковедения АН СССР, до последних дней продолжал работу над словарём, собрал материалы для дополнительного тома, которые, однако, не увидели свет и хранятся теперь в архиве одного из петербургских институтов.

Секретарь Отделения этнографии Русского Географического общества, автор трудов по этнографии якутов и эвенков, составитель фундаментального словаря якутского языка, крупный этнограф и знаток якутского фольклора Э.К. Пекарский умер в Ленинграде 29 июня 1934 года, на 76-м году жизни. Похоронен он был на Смоленском Лютеранском кладбище. Правительство Якутской АССР увековечило его па¬мять двумя стипендиями имени Пекарского. Долгое время памятник на могиле учёного был забыт и заброшен, лишь в декабре 2007 года во время Дней Республики Саха (Якутия) по инициативе президента республики Вячеслава Штырова на средства якутян памятник на могиле Э.К. Пекарского в Санкт-Петербурге был отреставрирован.

Главный труд Э.К. Пекарского – «Словарь якутского языка» - по достоинству оценили и в стране и за рубежом. Один из основоположников якутской литературы А.Е. Кулаковский писал Э.К. Пекарскому 18 ноября 1912 года: «У нас не было литературы, а ваш словарь должен послужить краеугольным камнем для её создания… Вы поистине заслуживаете названия «отца якутской литературы». Без вас не нашлось бы лица, у которого хватило бы дерзости принять на себя такой колоссальный труд, как ваш словарь». Другой якутский писатель С.Р. Кулачиков-Элляй заканчивал свою статью «Мысли о якутской литературе», опубликованную в 1925 году на страницах республиканской газеты, словами: «В деле изучения якутского языка огромную пользу принесёт «Словарь якутского языка», составленный Э.К. Пекарским. Этот словарь должен служить настольной книгой каждого литератора». Исследователь тюркских языков академик В.В. Радлов писал ещё по поводу первого выпуска Словаря: «Я не знаю ни одного языка, не имеющего письменности, который может сравниться по полноте своей и тщательности обработки с этим истинным сокровищем якутского словаря, да и для многих литературных языков подобный словарь, к сожалению, остаётся надолго желаемой недоступностью».
«Исходя из того простого положения, что «в языке народа всего полнее отражается его душа», я думал, что чем больше будет собрано мною якутских слов, чем точнее объяснено каждое из них, тем более ценный материал я буду в состоянии дать другим исследователям для понимания «души» якутского народа».

Э.К. Пекарский


Надгробие входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге
(утв. постановлением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 527)
могила Э.К. Пекарского (2006)

могила Э.К. Пекарского (2007)