Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

БУШ Иван Фёдорович (1771-1843)
Johann-Peter Friedrich BUSCH (1771-1843)

И.Ф. Буш Выдающийся русский врач, основатель петербургской хирургической школы, профессор Иоганн-Петер (Иван Фёдорович) Буш родился 20 февраля 1771 года в Нарве (ныне – Эстония) в бедной немецкой семье. Его отец, отставной солдат ганноверской армии, переселился в Россию в 1740 году, когда усилился приток иностранцев в связи с льготными условиями проживания для усиления развития земледелия и ремесла, и работал трактирщиком в Иван-городе. Был он человеком сурового характера и с сыном обращался строго. Привыкший к бедности мальчик в семилетнем возрасте был отдан в школу, где обратил на себя внимание ректора Рюдингера, который освободил его от платы за учение, а затем взял в свой дом, и, пользуясь мальчиком вместо прислуги, в то же время заботился о его образовании. Мать будущего врача, Маргарета Хелена Микифер, была дочерью кузнеца. В 1780 году Нарва была присоединена к Петербургской губернии, что способствовало развитию города, в котором тогда проживали 2616 человек.

Семья Бушей жила бедно. Говорили на немецком языке, но мальчик прекрасно знал русский язык. В 1785 году И.Ф. Буш окончил школу с серьёзными познаниями в римской и греческой классической литературе, любовь к которой сохранил на всю жизнь. В этом году в жизни Ивана Буша произошло событие, определившее его судьбу. Лютеранский пастор Нарвы, благожелательно относившийся к старательному юноше, был близко знаком с лейб-медиком немецкого происхождения Иваном Захаровичем Кельхеном, который был влиятельным лицом в медицинском мире столицы и курировал Калинкинское медико-хирургическое училище с преподаванием на немецком языке. Рекомендательное письмо от лейб-хирурга открыло дорогу Бушу к образованию, он приехал в Петербург.

Училище, которым заведовал И.З. Кельхен, было особым учебным заведением, предназначенном для иностранцев и их потомков, преимущественно немецкого происхождения. Оно было утверждено Екатериной II в 1783 году при больнице за Старо-Калинкиным мостом, находилось на привилегированном положении под эгидой Екатерины II, финансировалось из императорской казны и до 1797 года не подчинялось Медицинской коллегии. И.Буш был принят в училище в 1785 году на правах пенсионера.

В Калинкинском училище тридцати штатным ученикам и волонтёрам преподавали теорию и практику повивального искусства, общую хирургию, лечение глазных болезней, анатомию, физиологию, химию, ботанику, физику... При училище находилась больница на 20 родильниц и 20 больных. Большие усилия для развития и совершенствования преподавания прилагал куратор училища и секретарь Медицинской коллегии Якоб Рейнегс (1744-1793), незаурядные педагоги, особенно, профессора Рудольф и Брандау. Прибывший из Данцига профессор А.К. Нудов в училище вёл курсы патологии, физиологии и терапии; Иоганн Форштейн – профессор анатомии, проводил занятия с демонстрацией трупов, секцией и препарированием, отработкой врачебных приёмов. Занятия по остеологии с 1786 года вёл Христофор Кнакштедт, объяснявший физиологическое значение костей и мышц и их патологические изменения. Фердинанд Гофман проводил занятия по лекарственным препаратам и химии.

Я.Рейнегс покровительствовал способному и целеустремлённому юноше и обещал после окончания училища отправить его в казённую командировку за границу для дальнейшей учёбы. Однако это обещание не было выполнено; когда Буш был на третьем курсе института, судьба приготовила ему сюрприз. Война с турками, а затем со шведами вызвала чрезвычайную потребность в хирургах, и в 1788 году он, выдержав 26 мая краткий экзамен на степень лекаря, получил аттестат и был определён на службу во флот, снаряжённый против шведов. Начался новый период его жизни, связанный с участием в русско-шведской войне 1788-1790 годов, период, полный огромного риска и профессионального становления.

И.Буш был приписан к 66-пушечному кораблю "Мечеслав" (капитан А.И. Борисов), который в арьергарде эскадры М.Фондезина 28 июня 1788 года вышел из Кронштадта. Утром 6 июля у острова Гогланд на горизонте показалась шведская эскадра в составе 23 кораблей, не считая вспомогательных судов. Около 17 часов начался бой, эскадры открыли огонь, всё заволокло дымом. "Мечеслав" с несколькими кораблями вёл энергичный огонь, но оказался против девяти шведских кораблей. Можно представить, в каких условиях пришлось работать 17-летнему лекарю, бывшему единственным врачом на судне. В ходе боя могла быть оказана только первая медицинская помощь в виде остановки кровотечения, первичной обработки ран и ожогов, наложение повязок. Затем тяжелораненых старались переправить на госпитальные суда или в ближайший порт с госпиталем. После сражения на "Мечеславе" потери составили 29 убитых и около 100 раненых. Корабль получил 67 пробоин, рангоут был перебит и поэтому корабль был направлен в Кронштадт для ремонта. Несмотря на отсутствие подробных сведений о действиях юного лекаря в этом сражении, можно полагать, что на его долю выпала огромная моральная и физическая нагрузка, и он с честью выдержал первое боевое и профессиональное крещение.

Вернувшись в Кронштадт, И.Буш в течение зимы тяжело болел до весны 1789 года, а с началом новой кампании он был назначен на 100-пушечный корабль "Князь Владимир" (капитан А.М. Киреевский). Эта кампания была относительно спокойной, произошло лишь одно значительное Эландское сражение у острова Борнхольм. Корабль Буша не пострадал, хотя находился рядом с зоной обстрела. До октября корабль в составе эскадры адмирала Чичагова курсировал на Балтике и затем вернулся в Кронштадт. В отличие от первого года войны медицинская деятельность И.Буша была обыденной походной работой, а в течение зимы он был прикомандирован к Ораниенбаумскому морскому госпиталю, где усердно принялся за пополнение своего образования.

Следующий, 1790 год был отмечен значительными событиями в жизни И.Ф. Буша, ему снова пришлось оставить научные занятия. С началом кампании он был назначен на гребное судно "Минерва" (капитан М.И. Голенищев-Кутузов), которое находилось в резервной эскадре и приняло десант из 90 человек. Это небольшое 3-х мачтовое судно с малым вооружением вошло в соединение из 155 судов под командой вице-адмирала принца Нассау-Зигена. На таких судах оказание медицинской помощи, особенно в боевых условиях, было затруднено из-за большой скученности личного состава. В Роченсальмском проливе у города Котка в Финляндии 28 июня 1790 года разыгралось одно из самых жестоких сражений в истории Балтийского флота. В бою возник большой беспорядок среди русских судов, а некоторые суда ушли из района боя. Вместе с тем, было много примеров мужественного поведения и борьбы. Многие суда были сильно повреждены: изуродованы неприятельскими ядрами, без мачт, с поломанным рангоутом и изорванным такелажем. Во второй половине дня "Минерва" затонула – спасся лишь 21 человек и среди них был И.Буш. Люди с погибших судов выбирались на острова, где были взяты в плен. Затем их перевезли на берег в Кюменьград и отправили в Стокгольм. Вместе с Бушем в плен попал и другой выпускник Калинкинского института – Карл-Вениамин Зоммер, ставший после войны известным врачом и учёным-медиком. Русские пленные в Стокгольме были помещены в здании бывшей фарфоровой фабрики за чертой города. За время войны на фабрике содержали более 700 пленных.

3(14) августа 1790 года между Россией и Швецией был подписан мирный договор, пленные были освобождены и И.Ф. Буш возвратился в Петербург. Он вернулся почти нищим и вскоре снова был назначен врачом в Ораниенбаумский морской госпиталь; поселившись у главного врача госпиталя, с которым был в приятельских отношениях, он ревностно занялся наукой. Тогда же он написал своё первое сочинение "De abscessu hepatis", которое сразу обратило на него внимание профессоров Кронштадтского медико-хирургического училища. По их совету Медицинская коллегия в 1791 году назначила Буша прозектором Кронштадтского госпиталя; он получил там же должность оператора, причём в его обязанности входило также повторение профессорских лекций с воспитанниками училища. Таким образом, в 1791 году он начал свою педагогическую деятельность. В это время ему было лишь 20 лет. С первых же шагов Буш приобрёл себе хорошую репутацию, и через 1,5 года ему предложили занять освободившуюся вакансию профессора анатомии, физиологии и хирургии. В 1793 году он прочитал в Медицинской коллегии в Петербурге пробную лекцию «О глазе и слезном свище» и занял эту вакансию.

Сознавая недостаточность своего образования, он усердно пополнял его чтением и практическим изучением анатомии на трупах. Руководствами для изучения и преподавания физиологии ему служили сочинения Иоганна Блюменбаха и Герхарда Мюллера; хирургию он преподавал по «Начальным основам хирургии» геттингенского профессора А.Г. Рихтера. Рихтер был широко образованным врачом, имевшим работы по общей и частной патологии, в частности, по лечению ран, и основателем хирургического журнала, поэтому обращение к его трудам было вполне закономерным. В эти же годы Буш составил и собственные «Физиологические записки». В Кронштадте И.Ф. Буш пробыл около 7 лет, за это время став выдающимся преподавателем и заслужив глубокое уважение товарищей и учеников. Современники отмечали его обширные знания, интеллигентность, доброжелательность. Небольшого роста, плотного сложения преподаватель с ясной речью, логикой рассуждений снискал уважение окружающих.

Стремление обосноваться в столице, которую Буш считал медицинским центром всей империи, увенчалось успехом: после блестящего публичного испытания в присутствии членов Медицинской коллегии 17 сентября 1797 года ему был разрешён переход в Петербургский Калинкинский медико-хирургический институт профессором анатомии и физиологии. Последовали годы напряжённой педагогической работы, включившей помимо подготовки и чтения лекций проведение вскрытий, препарирование трупов и изготовление пособий. Несмотря на большую загруженность, Буш продолжает расширять свои познания в медицине, изучая труды лучших хирургов. В институте Буш читал лекции на немецком языке; помощников у него не было, и он был вынужден сам готовить все анатомические препараты для лекций и делать многочисленные вскрытия.

Первая половина XIX века стала временем интенсивного развития хирургии в ряде стран Европы, в том числе в России. Важно подчеркнуть, что отечественную хирургию того времени отличала тесная связь с медицинской наукой, прежде всего, с анатомией, которая считалась «основой хирургии». Эта связь оставалась традиционной и впоследствии: многие российские хирурги того времени (И.В. Буяльский, Н.И. Пирогов и др.) были в то же время превосходными анатомами. Анатомо-физиологическое направление во многом определило последующие достижения отечественной хирургии, её роль в мировой медицине. Это направление упрочилось благодаря первой русской хирургической школе, которую возглавил И.Ф. Буш.

Создание в 1798 году в Петербурге Медико-хирургической академии как нового высшего медицинского учебного заведения, стремившегося привлечь перспективных преподавателей, коснулось и молодого профессора И.Буша. После экзамена 17 сентября 1800 года ему было предложено занять кафедру хирургии в только что открытой академии. Буш впервые стал читать лекции на русском языке, которые были встречены очень сочувственно (по воспоминаниям М.Я. Мудрова, Буш читал "как оратор"), хотя другие, даже этнические русские преподаватели считали, что русский язык не приспособлен для преподавания медицины. Буш был отличным, прирождённым педагогом – эту славу он завоевал в Калинкинском медико-хирургическом институте. И когда его назначили профессором в академию, как писал его современник доктор И.Т. Спасский, «с сожалением и сопровождаемый истинным участием своих учеников расстался он с любимым училищем». Сожаление, однако, быстро прошло, когда Буш убедился, какие большие перспективы открываются перед ним.

Доктор у постели больного. Гравюра XVIII века Став руководителем кафедры хирургии, И.Буш провёл ряд важных реформ. Первая из них заключалась в том, что он начал читать лекции не на латыни, а на русском языке. Однако самое главное в его деятельности состояло в том, что он сразу же обнаружил стремление поставить преподавание хирургии на практическую, клиническую основу. Буш доказывал, что к теоретическому обучению «практическое ещё обучение у кровати болящего присоединить желательно было». Однако сделать это долго не удавалось – у кафедры хирургии ещё не было своей клиники. Около этого же времени Бушу была предложена кафедра в Дерптском университете, но он отказался от неё. Служа в академии, он продолжал преподавание в Калинкинском институте. Вскоре произошло ещё одно важное событие – в 1801 году И.Ф. Буш женился на Анне Винтербергер. Супруги поселились у родителей жены на Аптекарском острове и прожили здесь более 10 лет скромно и счастливо в соответствии с христианскими истинами, которые они глубоко уважали.

К этому времени сформировалась его врачебная доктрина – максимально стремиться к сохранению органа или части тела как способа охраны функциональной целостности организма. Ему удалось самостоятельно получить довольно широкое медицинское образование, не ограничиваясь рамками хирургии, а также приобрести серьёзные практические навыки по анатомии и хирургии. Начинался новый, «академический» период его жизни, в котором он достиг вершин педагогического мастерства.

В 1802 году, после смерти профессора Рингебройга, И.Ф. Буш занял пост председателя конференции академии, но в конце следующего года отказался от этой должности. В 1802 году Калинкинский институт был присоединён к академии и составил её немецкое отделение, на котором Буш читал хирургию на немецком языке до 1808 года, когда это отделение перестало существовать. При преобразовании академии в 1806 году И.Ф. Буш занялся устройством создававшейся при академии хирургической клиники, пользуясь поддержкой ректора И.П. Франка и баронета Я.В. Виллие, относившихся к нему с большим уважением. Эта первая в России хирургическая клиника на 13 кроватей (по сути дела – палата в госпитале) была открыта в 1806 году. И.Ф. Буш был, в сущности, первым преподавателем хирургии в академии и начинал своё дело в крайне тяжёлой обстановке. Вечером операции на трупах в анатомическом театре производились при свете лучины. В открытой им клинике температура зимой доходила до 5 градусов тепла; здание было очень ветхо, и ветер гулял по палате; обстановка была жалкая. Буш энергично боролся с госпитальной администрацией, и через год в клинике было уже 30 кроватей, а вскоре она так была улучшена, что даже иностранные врачи приезжали учиться в ней, поступая в госпиталь в звании кандидатов. Это позволило Бушу проводить клиническую подготовку студентов по хирургии. Сначала студенты курировали больных, вели палатные журналы и присутствовали на операциях, которые делал сам Буш или его помощники. На 4-м курсе каждый студент должен был сделать публично, в присутствии профессора Буша, не менее 4 больших операций, т.е. показать своё умение оперировать. После организации хирургической клиники, как писал И.Т. Спасский, было «положено прочное основание к усовершенствованию оперативной хирургии в России и к образованию отечественных операторов, которые могут стать наряду с отличнейшими хирургами чужестранными».

В 1807 году И.Ф. Буш издал свой главный научный труд – «Руководство к преподаванию хирургии». Это руководство вошло во всеобщее употребление, и в 1833 году было выпущено уже пятым изданием. Три тома (части) этого руководства были посвящены соответственно общей, частной и оперативной хирургии. Следует подчеркнуть, что в течение 30 лет «Руководство» Буша являлось основной книгой, по которой обучались хирургии русские студенты и врачи. Наряду с трудами Я.В. Виллие «Краткое наставление о важнейших хирургических операциях» (1806) и Е.О. Мухина «Первые начала костоправной науки» (1806), труд И.Ф. Буша оставался основой обучения российских хирургов первых десятилетий XIX века. «Руководство» было не только учебником, но прежде всего капитальным научным трудом, в котором обобщались новейшие достижения хирургии, в том числе научно-клинический опыт самого И.Ф. Буша. В частности, не подлежит сомнению, что абсолютное большинство рекомендованных им методов лечения Буш либо применял сам, либо их использовали его ученики.

В первой части своего руководства, посвящённой общей хирургии, Буш анализировал важнейший патологический процесс – воспаление, причины которого были как внутренние, так и внешние. Перечисляя разные виды воспалений, он полагал, что их возникновение зависит «от силы сцепления частиц, от смены органического вещества и строения частей; от расположения, рода и силы болезнетворного влияния». И.Ф. Буш подробно описал симптоматику этих заболеваний, их течение и наиболее рациональные способы лечения. Детально рассматривалось лечение отморожений, ожогов и, особенно, гангрены, которая была частым осложнением хирургических вмешательств. Основываясь на собственном опыте, И.Ф. Буш подробно описал все известные тогда формы гангрены – госпитальную, старческую и др. Соответствовали своему времени и рекомендуемые способы лечения, например, т.н. «противовоспалительное лечение», включавшее в себя кровопускания, прохладительную диету, применение слабительных, рвотных, промывательных и других ослаблявших организм методов.

В «Руководстве» была детально описана клиническая симптоматика разнообразных опухолей, рекомендовались как консервативные, так и, особенно, оперативные (но щадящие) методы лечения: «иссечение есть лучшее средство, пока повреждение ограничено, т.е. совершенно истреблено быть может». Много места отводилось ранам – этот раздел представлял особый интерес для военных врачей. Подчёркивалась необходимость извлечения инородных тел («его извлечь должно, что первый предмет лечения составляет»). При рубленных и резаных ранах рекомендовалось применять шов («сухой или кровавый»). Исходя из собственного опыта, Буш рекомендовал (задолго до появления антисептики) накладывать на нагноившиеся раны спиртовые, свинцовые и другие повязки, края ран стягивать липким пластырем, и не менять часто повязки.

И.Ф. Буш внёс важный вклад в развитие отечественной травматологии. Ему, в частности, принадлежат рекомендации начинать движения в суставах через 2 недели после повреждения, т.е. проводить раннее функциональное лечение. Всесторонне разобрал Буш вопросы лечения переломов и вывихов костей, в т.ч. огнестрельных переломов. Много внимания он уделял кожным, отоларингологическим, глазным, стоматологическим, гинекологическим и урологическим заболеваниям – все они «входили» тогда в хирургию. Он говорил также об оспопрививании, рекомендуя технику прививки коровьей оспы по Дженнеру, пользовании горчичниками, пиявками, нарывным пластырем, банками и пр. Впрочем, были у Буша и наивные, но выдержанные в духе времени, советы, например, «поражённых молнией зарывать в свежую землю, оставляя рот и нос открытыми».

В своих научных трудах Буш опирался, конечно, не только на свой опыт и опыт своих учеников, но и на результаты, достигнутые мировой наукой. Он знал иностранные языки и был отлично осведомлён обо всём, что делалось в европейской хирургии. Анализируя состояние современной ему хирургической науки и практики, Буш демонстрировал подлинно научное понимание проблемы, указывая, что для улучшения хирургии необходимо «точнейшее познание происхождения болезней», знание физиологии и патологии, а также уменьшение числа «хирургических орудий, доведение многих операций до совершенства и открытие новых способов оперирования». В его клинике применяли ряд новых тогда хирургических инструментов, он одобрительно отзывался об эластических катетерах и начал применять их первым среди русских хирургов. Именно И.Ф. Буш и руководимое им врачебное общество поддержали первые в России переливания крови, которые произвёл петербургский городской акушер доктор медицины А.М. Вольф. «По требованию бывшего тогда председателем общества заслуженного профессора и академика И.Ф. Буша, – писал доктор Вольф, – я составил и читал там в 1838 году записку о первом сделанном мною (в 1832 году) переливании крови». В то же время Буш не сумел (или не захотел) оценить замечательное предложение российского врача К.И. Гибенталя, первым в Европе применившего при переломах костей гипс, считая, что “сие сопряжено с гораздо большими неудобствами, чем заведённый способ лечения”. Впрочем, этот случай был не характерен для Буша, который всегда стремился поддерживать всё новое в хирургии и клинической медицине. Буш зарекомендовал себя опытным клиницистом-диагностом, но прежде всего он был отличным хирургом-оператором. «Лучшие врачи того времени, – писал Д.Лихтенштадт, – советовались с ним... сперва в случаях собственно хирургических, а потом и в терапевтических».

И.Ф. Буш много интересовался историей медицины и хирургии. В своём «Руководстве» он кратко, но весьма добросовестно проанализировал развитие этой науки, подчеркнув, что «хирургия есть часть врачебной науки, изъясняющая наружные местные болезни и лечение оных как внутренними, так и наружными химически или механически действующими средствами». И.Ф. Буш решительно порицал разделение медицины и хирургии, ещё сохранявшееся в то время в Европе. «Отделять хирургию от медицины, – писал он, – есть дело не соответствующее цели сих наук». Именно анализ (хотя и весьма краткий) истории медицины позволил ему высказаться против «вредного, от оных времён доныне продолжающегося» разделения всей врачебной науки на фармацевтическую, медицинскую и хирургическую части. Таким образом, Буш всемерно поддерживал плодотворную традицию русской клинической медицины, заключавшуюся в неразрывном единстве медицины и хирургии.

В сентябре 1809 года И.Ф. Буш получил почётное звание академика, а через месяц конференция академии возвела его в степень почётного доктора медицины и хирургии honoris causa (то есть без защиты диссертации). В 1817 году Медицинское немецкое общество в Петербурге избрало его своим директором. 26 мая 1826 года Буш получил звание заслуженного профессора; в 1828 году он был произведён в чин действительного статского советника, а в 1830 году назначен членом Медицинского совета.

Сознавая невозможность для одного преподавателя вести в академии преподавание всех хирургических наук, И.Ф. Буш обратился в 1825 году к конференции с просьбой о том, чтобы преподавание хирургии было разделено между ним и его учеником и помощником адъюнкт-профессором Х.Х. Саломоном. Просьба Буша была уважена, и в результате образовалась вторая кафедра хирургии в академии. Обучению и воспитанию адъюнктов Буш отдавал много времени и сил. Зато, как писал его биограф Д.Лихтенштадт, «он радовался, видя, что из учеников его, сделавшихся потом адъюнктами, готовятся достойные ему преемники, которым ему можно будет с полной уверенностью передать и кафедру, и клинику». За время работы И.Ф. Буша в Медико-хирургической академии у него обучались хирургии свыше 2 тысяч врачей-выпускников академии. Были среди его учеников и выпускники университетов (русских и иностранных). Так, лекции И.Ф. Буша слушал в академии выпускник Московского университета молодой врач М.Я. Мудров (будущий профессор-терапевт и известный учёный), который с 1801 года в течение полутора лет был прикомандирован к морскому госпиталю в Петербурге.

Бушу поручалось также экзаменовать по хирургии иностранных врачей, поступавших в русскую службу, и выпускников университетов. Например, когда в Петербурге выпускники русских университетов – кандидаты в Профессорский институт в Дерпте – держали экзамен, то их знания проверяли профессора Медико-хирургической академии Д.М. Велланский и И.Ф. Буш. Среди кандидатов был и юный Н.И. Пирогов. Позднее Пирогов вспоминал: "Буш спросил у меня что-то о грыжах, довольно слегка... А я, признаться, трусил. Где, думаю, мне выдержать экзамен по хирургии, которой я в Москве вовсе не занимался! Радость после выдержания экзамена была, конечно, большая». Однако с годами сам Буш почувствовал, что отстаёт от уровня развития хирургии и поэтому решил оставить преподавание в академии: он обратился с просьбой об отставке, мотивируя это ухудшением здоровья. Документы свидетельствуют, что 10 марта 1833 года президент Медико-хирургической академии Я.В. Виллие направил министру внутренних дел письмо, в котором говорилось: «Академик и заслуженный профессор Императорской Медико-хирургической академии действительный статский советник Буш в поданном прошении изъясняя, что по причине слабости здоровья, усиливающейся почти ежедневно, он не в состоянии далее продолжать преподавание лекций без опасения расстроить тем последние силы, просит об увольнении его от академии на законном основании. Принимая в уважение сии причины, а равно преклонные лета г-на Буша и соглашаясь посему на просимое им увольнение, я не могу не присовокупить, что г-н Буш долговременно отлично-усердною службой, трудами на пользу академии и обширными сведениями своими бесспорно оказал большие заслуги сему заведению...»

Авторитет И.Ф. Буша и лестная характеристика всесильного тогда Я.В. Виллие сыграли свою роль. Было принято правительственное решение, в котором «в уважение и отличную и многолетнюю службу академика Буша и оказанные им заслуги» говорилось о необходимости «справедливым и пользы академии соответственным удержать его при оной, посему, уволив Буша только от преподавания лекций, оставить его при академии с званием почётного члена и в должности непременного члена конференции оной». Буш единогласно был избран почётным членом академии. Того же звания удостоили его Общество русских врачей (1834), Врачебное общество в Пруссии (1835), Московское физико-медицинское общество и Общество гамбургских врачей (1838). И всё же в 1835 году он отказался от кафедры, но сохранял звание члена конференции академии до 1839 года. В 1835 году Бушу была пожалована золотая табакерка с вензелем императора Николая I. 26 мая 1838 года во время торжественного празднования 50-летия научной деятельности И.Ф. Буша, Николай I пожаловал ему орден Святого Станислава 1-й степени, который лично привёз юбиляру министр внутренних дел. «Г-н Буш имеет столько признательных учеников и почитателей его знаний, – писал журнал «Отечественные записки», – что пятидесятилетний юбилей празднован был в одно время в Санкт-Петербурге, в Москве, Варшаве и даже в некоторых городах Сибири». «Большая часть русских врачей нашего времени обязана вам своим образованием, – писали И.Ф. Бушу к его юбилею московские врачи. – В числе ваших учеников имели счастье быть и мы. Каждый из нас с признательностью, с благоговением вспоминает назидательные ваши наставления, которые, равно как и собственный ваш пример, послужили нам лучшим путеводителем на поприще деятельной жизни». Это письмо подписали, среди других, известные московские профессора-хирурги А.И. Поль, Г.Я. Высотский, А.А. Рихтер.

В январе 1839 года в Медико-хирургической академии, по почину конференции, была учреждена премия имени Буша из процентов с капитала в 16000 рублей. Эта премия выдавалась через каждые 4 года за лучшее сочинение по хирургии (исключительно русским подданным); кроме того было собрано 7500 рублей, проценты с которых выдавались ежегодно при выпуске из академии в награду лучшему воспитаннику на курсе. Вскоре здоровье Буша окончательно пошатнулось и 9 февраля 1839 года, прослужив профессором 41 год, он был уволен от должности непременного члена конференции; за многолетнюю безупречную службу ему была пожалована аренда по чину на 12 лет, а жалованье обращено в пенсию. С 1841 года Буш не выходил из дома, хотя и продолжал заниматься чтением медицинских сочинений.

Главная заслуга И.Ф. Буша состояла в его учебной деятельности и деле упрочения в России медицинского образования. Его деятельность имела огромное значение в истории отечественной медицины. У Буша была исключительная способность выбирать из среды своих слушателей наиболее талантливых, и под его руководством развилась целая плеяда знаменитых русских хирургов. Деятельность Буша, как учёного, выразилась в 44-х научных работах, из которых многие имели серьёзное научное значение. Часть этих трудов была напечатана на русском языке во «Всеобщем Журнале» (1811-1816), во «Врачебном журнале» и в «Трудах СПб. Врачебного Общества», часть – на немецком, в трудах Общества немецких врачей в Петербурге (1819-1840). Кроме того, Буш принимал видное участие в издании одного из крупнейших научных трудов по оперативной хирургии – «Анатомико-хирургических таблиц, печатанных по Высочайшему соизволению и щедротами Е.В. императора Николая І» (1828, 1852, 1853).

Хирург, заслуженный профессор и академик Петербургской медико-хирургической академии, основатель первой в России научной хирургической школы И.Ф. Буш скончался в Петербурге 24 октября 1843 года и был похоронен на Смоленском лютеранском кладбище.
«Невзирая на несовершенство российского языка, он читал хирургию, как оратор; в его лекциях было собрано всё, что было известно до тех пор. В чтение своих лекций он умел вложить всю свою душу, заразить своих слушателей тем увлечением, пробудить в них ту любовь к медицинским наукам, которыми сам дышал».

Профессор М.Я. Мудров

Могила И.Ф. Буша