Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

АЛЕКСЕЕВ Василий Михайлович (1881-1951)

В.М. Алексеев Русский учёный-востоковед, академик АН СССР В.М. Алексеев родился 2 (14) января 1881 года в Петербурге, в семье заводского писаря и рабочей. Сначала Василий учился в 1-й Петербургской прогимназии, а затем воспитывался в закрытом пансионе Кронштадтской мужской гимназии, которую окончил с серебряной медалью в 1898 году. Потом он поступил в Санкт-Петербургский университет и в 1902 году окончил факультет восточных языков по китайско-монгольско-маньчжурскому разряду, после чего был оставлен при университете для подготовки к профессуре.

В том же 1902 году В.М. Алексеев поступил на “работы по частному найму” в Азиатский музей Российской Академии Наук. Во время работы в музее он напечатал краткий список китайских книг, поступивших к тому времени в музей, занимался приведением в порядок залежей книг на китайском, монгольском, калмыцком, маньчжурском и японском языках. В 1903-1904 годах он также работал внештатно в Эрмитаже, разбирая китайские и японские нумизматические коллекции. В 1904 году В.М. Алексеев был командирован для продолжения образования в Европу (в Англию, Францию и Германию), где в течение двух лет, до 1906 года, занимался в музеях и библиотеках (British Museum, Bibliotheque Nationale, Museum fur Voelkerkunde, Musee Guimet и др.). Эта поездка принесла ему немало пользы, он всегда с благодарностью упоминал о лекциях профессоров Эдуарда Шаванна, Стефана Бушелла и других лингвистов. В 1905 году В.М. Алексеев был командирован университетом в Китай, где оставался до конца 1909 года, занимаясь фольклором, литературой и лингвистикой. В частности, он работал с известным французским востоковедом, специалистом по истории Китая, даосизма и буддизма академиком Полем Пеллио (1878-1945), возглавлявшим всё европейское китаеведение того времени. В 1907 году он участвовал в археологической экспедиции Э.Шаванна в Северный Китай, пройдя по Большому Каналу и реке Хуанхэ от Пекина до Тайюаня с целью изысканий по этнографии, археологии и палеографии.

В.М. Алексеев причислял себя к типу синологов-синтетистов: исследования в любой области синологии (нет такой, которой он бы не коснулся) были для него “поиском ясности в сложном и затруднённом для понимания целом, суммарно именуемом китайским культурным комплексом”. Приехав в Китай в 1905 году, В.М. Алексеев открыл для синологии неиссякаемый источник исследования – китайскую народную картину. Собирание и изучение китайского лубка, фольклора, бытовой эпиграфики, исследование народных культов и заклинаний, храмового синкретизма, взаимосвязь этой “малой” народной культуры и культуры большой занимали В.М. Алексеева всю жизнь. Главным предметом его исследований стала китайская классическая литература, вобравшая в себя весь исторический культурный комплекс. В первом же филологическом исследовании – фундаментальной книге “Китайская поэма о поэте. Стансы Сыкун Ту (837-908)”, защищённом как магистерская диссертация в 1916 году, обозначилась главная цель В.М. Алексеева: ввести китайскую литературу в мировое изучение. Эта книга, вышедшая в Петрограде, сразу привлекла внимание А.Блока и других литераторов. Как писала в рецензии Лариса Рейснер: «В краткой заметке, конечно, невозможно передать, какое значение эта вещь имеет не только для восточного искусства, но для мировой литературы».

Излюбленным методом, на который В.М. Алексеев решился первым в синологии, стало сопоставление литератур и идей Востока и Запада. В исследованиях и переводах Алексеева основы китайской культуры трактовались как закономерное специфическое звено общемировой культурной цепи. Широко известны переводы Алексеева из собрания новелл Пу Сунлина по прозвищу Лю-цюань (1622-1715), писавшего под именем Ляо Чжай. Четыре изданных при жизни В.М. Алексеева сборника многократно переиздавались. Переведённые В.М. Алексеевым образцы старой прозы (гувень) и поэзии охватывают два тысячелетия: с IV века до н.э. по XVI век. В.М. Алексеев стремился представить читателю поток китайской литературы, питающий китайскую традиционную культурность. Пристальное внимание В.М. Алексеев уделял вопросу о связях русской и китайской культур, в частности, в работах «Горький в Китае», «Поэзия Лермонтова в китайской поэзии», «О новейшем китайском переводе пушкинского "Евгения Онегина" и других. Кроме того, перу В.М. Алексеева принадлежат многочисленные работы по вопросам китайского языка, истории, этнографии, искусства, театра и т.д. Многие годы были отданы Алексеевым работе над составлением и редакцией большого академического китайско-русского словаря современного и культурно-исторического языка Китая.

С 1 января 1910 года В.М. Алексеев состоял приват-доцентом Петербургского университета, преподавал в Санкт-Петербургском Институте живых восточных языков. Весной 1910 года в белорусском журнале «Наша Нива» были опубликованы первые переведённые В.М. Алексеевым новеллы из Ляо Чжая. В том же 1910 году В.М. Алексеев создал первую в мировой китаеведческой науке работу по экспериментальной фонетике, исследуя звуки пекинского диалекта, начал исследование китайских народных картин няньхуа.

Цао Чжи В 1912-1913 годах в библиотеке Санкт-Петербургского университета В.М. Алексеев, совместно с А.И. Ивановым безвозмездно проводил описание книг на китайском языке. В 1911 году был в научной командировке в Париже и Лондоне, в 1912 году вновь на несколько месяцев командирован в Южный Китай. С 1 января 1913 года В.М. Алексеев состоял младшим, а с октября 1918 года – старшим учёным хранителем Азиатского музея Академии Наук. В 1916 году за упомянутую выше работу о поэзии Сыкун Ту, В.М. Алексеев получил степень магистра китайской словесности. А вскоре он впервые в русской науке поставил вопрос об изучении истории китайской литературы как художественного творчества (1917). Ведь до этого под китайской литературой понималось всё письменное наследие китайцев, включая не только философские и религиозные трактаты, но и труды по сельскому хозяйству или военной науке (так было в изданном в 1880 году в Петербурге первом в мире «Очерке истории китайской литературы»).

В ноябре 1918 года В.М. Алексеев был избран профессором университета по кафедре китайской словесности. С этого же года он состоял профессором Географического института, профессором Российского института истории искусств, сотрудником Государственной академии истории материальной культуры (ГАИМК), членом коллегии издательства “Всемирная литература” и членом редколлегии выпускавшегося им журнала “Восток”.

Ещё в начале века, в годы пребывания за границей В.М. Алексеев, работая над китайскими материалами в библиотеках и музеях, кроме своих основных занятий, особо знакомился с постановкой библиотечного дела. Будучи учёным хранителем Азиатского музея, В.М. Алексеев занимался коренной переработкой китайского книжного отдела. В сферу постоянных забот учёного входили все востоковедные библиотеки всех учреждений, в которых он работал или состоял внештатно, одним из основных направлений его деятельности было планомерное систематическое пополнение книжных фондов – поездки за книгами на Запад и на Восток, непрерывная переписка по книгообмену. В.М. Алексеев продолжал переписываться с зарубежными коллегами и посылать через Бюро по книгообмену с зарубежными странами, созданным в системе Академии Наук в 1922 году, и через Библиотеку Академии Наук свои и чужие работы в 1930-е и потом, в конце 1940-х.

В.М. Алексеев 1 декабря 1923 года В.М. Алексеев был избран членом-корреспондентом РАН, а в 1924 году он был принят на работу в Ленинградскую публичную библиотеку. Научным сотрудником Восточного отделения и консультантом Публичной библиотеки В.М. Алексеев стал по приглашению её директора Н.Я. Марра не случайно: “прирождённый новатор, реформатор, революционер”, по определению Алексеева, Н.Я. Марр поддерживал исследования приват-доцента Алексеева ещё в университете с 1911 года, в 1920-е годы работал в созданной Марром ГАИМК. “Когда Н.Я. пригласил меня в консультанты, - писал В.М. Алексеев, - мы задумали с ним полную реорганизацию застойного восточного фонда, курсы переводчиков и библиографов при Публичной библиотеке”. Предложенный Н.Я. Марру проект В.М. Алексеева, под названием “Материалы для записки об учреждении при ГПБ Института литераторов-переводчиков и переводчиков-специалистов вместе с курсами иностранных языков при институте”, содержал программы курсов, которые должны были научить людей различных профессий умению библиографически грамотно подойти к книге. Институт должен был иметь три разряда – английский, французский и немецкий, в которых языки преподавались “не только на предмет их безотносительного изучения и знания, но и на предмет утилизации этого знания в виде выработки ответственных, а не случайных переводчиков”. В докладной записке директору Публичной библиотеке Н.Я. Марру он изложил идею коренного преобразования 200-томного каталога к знаменитой библиотеке “Четырем библиотекам” (“Сы ку”), составленной ещё в XVIII веке, которое делало его доступным и полезным для исследователей. Идея была поддержана Марром, однако “штатов не дали”, и проект остался неосуществленным. В 1930-х годах эта работа была проделана в Яньцзинском университете в Китае. Многие идеи Алексеева, не получившие в своё время поддержки, в дальнейшем были осуществлены за рубежом. В Публичной библиотеке В.М. Алексеев работал с 1924 по 1926 год. С 1925 года он состоял профессором Военно-политической академии им. И.Г. Толмачёва, действительным членом Института по изучению литератур и языков Запада и Востока, действительным членом Русского Географического общества и Коллегии востоковедов.

Два сборника новелл Ляо Чжая – «Лисьи чары» (1922) и «Moнахи-волшебники» (1923) – в переводе В.М. Алексеева были изданы знаменитой, основанной Горьким «Всемирной литературой». Впоследствии на основе переводов В.М. Алексеева новеллы Ляо Чжая были переведены на украинский, таджикский, киргизский и эстонский языки. «Самостоятельную ценность имеют написанные В.М. Алексеевым объяснения к переводам рассказов. Это не просто примечания в виде лаконичной справки, нетерпеливо регистрирующей смысл выражения или применение реалии. Здесь каждая статья представляет собой и исследование, и наблюдение, и непременное размышление, в которое вовлекается также читатель, потому что чтение алексеевского комментария есть занятие интересное и даже захватывающее. В.М. Алексеев разъясняет Китай Ляо Чжая во многих подробностях, которые и не найдёшь нигде больше и которые явились результатом не только поразительных знаний учёного, но и присущего острому его взгляду умения отметить самое характерное в увиденном», - писал Л.З. Эйдлин, друг академика. Широта примечаний была необходима В.М. Алексееву для передачи национальных особенностей духовного и материального быта, изысканно и полно отражённых в рассказах, и поэтому пояснения часто представляют собой как бы продолжение перевода, его распространение. Помимо новелл издаются и исследуются стихи Пу Сунлина – их более тысячи, его своеобразные шаньдунские сказы, предназначенные для театрализованного представления, пьесы. В.М. Алексеев с самого начала своей научной и переводческой деятельности стремился ввести Пу Сунлина, одного из самых оригинальных писателей Китая, в читательский обиход нашей страны. Огромное значение имеют стихотворные переводы китайского поэта Ли Бо. Здесь Алексеев как переводчик поэзии впервые становится вровень с Алексеевым-переводчиком новелл и ещё раз подтверждает своё бесспорное право на особое место в истории русского художественного перевода:

Седло в серебре, с белою мордой конь.
На зелени поля – защита от грязи, парча.
И в мелкий дождь, и в ветре весны, когда опадают цветы,
Взмахнет плетью, прямо промчится к деве хуской пить.

(“Конь с белою мордой”)

С пяти Гор юноша на восток от Золотого Рынка
В серебряном седле, на белом коне мчится в весенний ветер...
Опавшие цветы, примяв всё, в каком направлении едет?
– С улыбкой въезжает к хуской деве, в её винный погреб.

(“Юноша в пути”)

Во время поездки в Европу летом 1923 года русский востоковед С.Ф. Ольденбург и В.М. Алексеев выписали для Азиатского музея полное переиздание даосского канона «Дао цзан», осуществлённое в 1923-1926 годах в Шанхае. Позднее выходят другие его работы о культуре Китая, переводы произведений классической литературы и комментарии к ним: "Странные истории" (1928), "Рассказы о людях необычайных" (1937), сборник "Китайская классическая проза" (1958-1959), сравнительных этюдов по эстетике и поэтике ("Римлянин Гораций и китаец Лу Цзи о поэтическом мастерстве" и др.), критико-библиографических очерков о китайской литературе, статей о китайском театре и фольклоре. Вышли его переводы китайской классической прозы – Цюй Юаня, Сыма Цяня, Цао Чжи, Ли Бо, Ло Бинь-вана, Лю Цзун-юаня и многих других поэтов, охватывающие тысячелетний период, а также переводы произведений крупнейших китайских литераторов и мыслителей Хань Юя, Су Ши и сочинения таких сунских авторов, как Оуян Сю, Ван Ань-ши, Чжоу Дунь-и и других. В своих работах по китайской литературе филолог-китаист опирался на сделанные им переводы, отличающиеся точностью и высоким художественным достоинством.

В 1926 году В.М. Алексеев ушёл из Публичной библиотеки и начал сотрудничать в Академии истории материальной культуры (ГАИМК). Впрочем, и позднее он не прерывал связей с Публичной библиотекой, а в 1947 году состоял членом Ученого совета библиотеки. Тогда же, в марте 1926 года В.М. Алексеев прочёл пять лекций о китайском театре в Школе востоковедения Лондонского университета. В ноябре 1926 года он прочёл ряд публичных лекций о китайской литературе в Парижском Коллеж де Франс и Музее Гимэ. Эти лекции составили книгу «Китайская литература», вышедшую на французском языке в Париже в 1937 году. В 1926 году В.М. Алексеев был командирован в Монголию и Китай для экспертизы в разысканиях памятников монгольской литературы (в этнолого-лингвистической экспедиции Б.Я. Владимирцова). В январе 1929 года он был избран действительным членом АН СССР, где и сосредоточил свою деятельность, преподавал кроме того синологию в Ленинградском университете, Ленинградском Восточном институте, Московском институте востоковедения. Состоял членом Института буддийской культуры АН СССР.

В 1929 году В.М. Алексеев одним их первых в Европе написал о современной китайской литературе, позднее написал новые труды по лингвистике, в том числе и о письменности («Китайская иероглифическая письменность и её латинизация», 1932), разрабатывал проблемы лексикологии, работая много лет над составлением и редактированием Большого китайско-русского словаря, макет которого был издан в 1948 году, но сам словарь в дополненном и переработанном виде вышел только в 1983 году под редакцией его ученика профессора И.М. Ошанина. Но всё-таки главной темой работы В.М. Алексеева всегда было изучение истории китайской литературы.

В.М. Алексееву пришлось во многом заново создавать современное русское китаеведение, и он делал это, исходя из собственных убеждений, не следуя директивам, не пытаясь подогнать свои установки под официально признанные, за что подвергался нападкам в прессе. Так, в статье “Против реакционного востоковедения” в журнале “Проблемы марксизма” (август-сентябрь 1931 года), в статье-рецензии “За или против латинизации?” в том же журнале (март 1932 года). В мае 1938 года в “Правде” появилась посвящённая В.М. Алексееву статья “Лжеучёный в звании советского академика”. 6 июня того же года в заметке “В Академии наук СССР” сообщалось, что Президиум АН “признал правильной характеристику реакционной деятельности Алексеева и он вызывается в Москву для дачи личных объяснений президиуму”. Уже после войны, в апреле 1949 года, его “прорабатывали” на “расширенном заседании Учёного совета Тихоокеанского института и Бюро Московской группы Института востоковедения АН СССР о борьбе с космополитизмом в востоковедной науке”. За головным ударом последовали “проработки” в ленинградских востоковедных учреждениях.

Во время войны В.М. Алексеев был эвакуирован в Казахстан, но продолжал много работать. Выходили его статьи, переводы, велась огромная работа над переводом стихов из составленной в XVI веке антологии «Тан ши сюань» – «Избранные танские стихотворения». Алексеев работал в трудных условиях, не имея под рукой самых необходимых словарей и справочников. Тем не менее, все переводы поражают верностью китайскому оригиналу, точностью в выборе слов, разнообразием ритмов. В 1943 году В.М. Алексеев был назначен членом Учёного совета и консультантом Военного института иностранного языка Красной армии, с 1944 по 1950 год заведовал кафедрой в Ленинградском университете. В 1946 году В.М. Алексеев избран членом Союза писателей СССР, в 1948 году – почётным членом Секции коллекционеров Ленинградского дома ученых им. М.Горького.

Исследования китайской культуры в СССР широко развернулись начиная с 1949 года, после победы китайского народа. Было издано множество книг китайских писателей, как древних, так и современных, вышли переводы на русский язык творений великого китайского поэта Цюй Юаня, первые три тома «Исторических записок» знаменитого китайского историка Сыма Цяля, средневековые романы «Троецарствие» Ло Гуаньчжуна, «Речные заводи» Ши Найаня, сборники стихов Тао Юаньмина, Ду Фу, Бо Цзюйи, собрание танских стихов, перевод избранных танских новелл, «Удивительные истории нашего времени и древности» (XVII в.) и многое другое. Особенно много переводились на русский язык произведения современных китайских писателей: основоположника новейшей китайской литературы Лу Синя (1881-1936), а также Мао Дуня, Лао Шэ, Дин Лин, Ай Цина, Чжао Шули, Чжоу Либо, Сяо Саня и других.

Продолжались исследования наследия великого древнекитайского мудреца, основоположника философской школы "Жуцзя" Конфуция (551-479 гг. до н.э.), который был также первым крупным педагогом Китая не только с хронологической точки зрения, но и по значимости вклада, который он внёс в развитие образования и педагогической мысли. Благодаря Конфуцию Китай в современной человеческой цивилизации предстаёт как уникальная страна – хранительница древней культуры. По словам В.М. Алексеева "конфуцианское учение дало Китаю историческое и культурное сознание... Культура каждого народа индивидуальна... Для китайской культуры характерен культ письменного слова... Китайская литература – это основа всей духовной культуры Китая. По Конфуцию, литература (вэнь) есть высшее выражение высшей мудрости, есть лучшее слово, сообщающее современника с идеей древнейшей абсолютной правды... Книга есть нечто неприкосновенное, священное..."

В.М. Алексеев был членом многих зарубежных научных учреждений и обществ: Северокитайского отделения Королевского Азиатского общества в Пекине (1907), Государственной Пекинской библиотеки (1929), Американской Академии социальных и политических наук (1935), Американского Восточного общества (1935, с 1917 – почётный член), Национального географического общества в Вашингтоне (1946). Академик В.М. Алексеев – автор 450 научных работ по проблемам китаеведения, о культуре, литературе Китая, китайском языке. Он был награждён орденом Ленина, медалью “За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945”, медалью “За победу над Японией”.

Русский советский филолог-востоковед, переводчик, основоположник советского научного китаеведения, академик АН СССР, В.М. Алексеев умер в Ленинграде 12 мая 1951 года. Он был похоронен на Шуваловском кладбище. На "Доме академиков" (наб. Лейтенанта Шмидта, 1), где в 1939-1951 годах жил В.М. Алексеев, установлена мемориальная доска. В шаньдунской деревне Пуцзячжуан, в маленькой усадьбе писателя Ляо Чжая, открыт мемориальный музей. На одном из стендов выставлены и переводы В.М. Алексеева, о которых китайские учёные отзываются как о непревзойдённых образцах воссоздания новелл Ляо Чжая на иностранном языке.


Надгробие входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге
(утв. постановлением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 527)
могила В.М. Алексеева

могила В.М. Алексеева