Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

СТРУВЕ Василий Васильевич (1889-1965)

Струве В.В. Выдающийся советский востоковед и историк, академик АН СССР В.В. Струве родился 21 января (2 февраля) 1889 года, в Санкт-Петербурге, в семье ученого. Эта семья дала нашей стране ряд талантливых ученых и инженеров, представителей научно-технической интеллигенции. Из них особенно известен Василий Яковлевич Струве (1793-1864) - один из крупнейших астрономов конца XVIII- начала XIX века, основатель Пулковской обсерватории. В.Я. Струве был дважды женат и имел 18 детей. Среди его потомков было немало талантливых ученых, продолжателей его дела, так что можно говорить о династии астрономов Струве. Его сын, Отто Васильевич Струве (1819-1905), в ученические годы трудился в Дерптской обсерватории, в 1862 году сменил отца на посту директора Пулковской обсерватории. Заметный след в истории астрономии оставили два сына Отто Струве - Герман (1854-1920) и Людвиг (1858-1920). Сын Людвига Отто (1897-1963), правнук Василия Яковлевича, - один из выдающихся астрофизиков XX в.

Что же касается Василия Васильевича Струве, то еще в школьном возрасте он отдал предпочтение истории. Поэтому он, окончив гимназию в 1907 году, поступил на историческое отделение историко-филологического факультета Петербургского университета. Там он начал специализироваться по истории России у А.С. Лаппо-Данилевского, но первому русскому историку-востоковеду Б.А. Тураеву удалось заинтересовать Струве историей Востока, прежде всего Египта. Работа под руководством Б.А. Тураева и знатока эллинизма и римского времени М.И. Ростовцева окончательно сформировала В.В. Струве как ученого. В университете он совершенствовал свои знания древнегреческого и латинского языков, а под руководством профессора Б.А.Тураева изучал древнеегипетский язык.

В.В. Струве овладел всеми видами египетского иероглифического письма, включая демотику. После окончания (с отличием) учебы, в 1911 году, он был оставлен в Университете для научной и преподавательской работы, а в 1913 году был отправлен на стажировку в Германию, где продолжил углубленное изучение египетского языка у выдающегося египтолога Адольфа Эрмана. Уже будучи преподавателем, В.В. Струве стал заниматься аккадским, древнееврейским и другими семитскими языками у выдающегося семитолога академика П.К. Коковцева. Самостоятельно он начал изучать шумерский язык.

Научная биография В.В. Струве началась на стыке двух эпох. С одной стороны, Василий Васильевич впитал в себя все самое лучшее и ценное, что создано было классическим российским востоковедением в лице таких ученых как М.В. Никольский, В.С. Голенищев, В.И. Алексеев, Б.Я. Владимирцов, И.Ю. Крачковский, Б.А. Тураев, П.К. Коковцев. Он не только лично знал всех членов этой блестящей плеяды, не только постоянно с ними общался, но и был учеником и младшим коллегой Б.А. Тураева и П.К. Коковцева, имена которых всегда вспоминал с глубоким уважением и большой теплотой. От классического русского востоковедения В.В. Струве унаследовал замечательную филологическую подготовку, необычайно широкий диапазон научных интересов, любовь к своей науке, поразительное трудолюбие и любознательность. Любознательность эта была поистине неукротимой: на протяжении всей своей жизни, с необычайной энергией и целеустремленностью, Василий Васильевич осваивал одну за другой новые, ранее ему не известные области знания.

Первая работа ученого в области египтологии - монография "Петербургские сфинксы" (1912), о сфинксах на набережной у Академии художеств, перевезенных в Петербург из Мемнона (храм фараона Аменхотепа III в египетских Фивах). За ней последовали публикации об эрмитажных памятниках (в том числе стеле военачальника Харемхеба, ставшего фараоном в конце XIV века до н.э.). В 1928 году В.В. Струве подготовил и защитил большой труд о древнеегипетском ученом-историке Манефоне, жившем в IV-III вв. до н.э. "Манефон и его время" (1928-1930), оценив историческую достоверность сообщаемых им данных. В этой монографии ученый впервые показал, что египетский историк Манефон, написавший на греческом языке историю своей родины для ее новых повелителей Лагидов, опирался на подлинные египетские данные, что он был знаком с содержанием египетских архивов и что неверные и искаженные цифры и другие данные, содержащиеся в его отрывках, дошедших до нас в передаче других античных авторов, исходят не от Манефона, а от тех, кто знакомился с его трудом и цитировал еще в древности.

И еще одна среди работ В.В. Струве по египтологии - книга о математическом папирусе XVIII века до н.э., открытом в 1888 году в Египте русским египтологом B.C. Голенищевым. Степень доктора исторических наук была присуждена ученому honoris causa, то есть за научные заслуги, без выполнения формальных условий, защиты диссертации.

В.В. Струве принадлежал к тем русским ученым, кто полностью и безоговорочно принял Октябрьскую революцию. Он приветствовал революционные события 1917 года и поддерживал социалистические преобразования в СССР. Он сразу взял на вооружение марксистское мировоззрение в своей практической деятельности - в научно-исследовательской и педагогической работе, которым он отдавался целиком. Именно Струве в истории мировой науки был первым корифеем востоковедения, ставшим марксистом и организатором общества историков-марксистов. Именно ему принадлежит идея пересмотра оригинального тезиса Маркса и Энгельса относительно единства всемирного исторического процесса, проявлявшегося через чередование формаций как этапов исторического развития человечества. Согласно Марксу и Энгельсу, на стадии цивилизации общество поочерёдно проходит рабовладельческую (классическую антическую), феодальную и буржуазную социально-экономические формации с перспективой перехода к социалистической.

Опираясь на изданные в СССР сочинения Маркса, Василий Васильевич Струве к 1933 году разработал "пятичленку", - парадигму смены пяти социально-экономических формаций: первобытнообщинной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической и коммунистической, начальным этапом которой является социализм. Так как "пятичленка" идеально подходила для упрощённого понимания марксистской теории, насаждавшегося в истории и философии Сталиным, она была использована в качестве орудия вульгаризации учения Маркса; тем не менее, её распространение способствовало утверждению материалистического понимания истории и обнаружению общих черт в политическом, экономическом и социальном прогрессе разных обществ. "Пятичленка" Струве, приписанная Марксу, оставалась господствующей схемой советской исторической науки для анализа всех исторических периодов, несмотря на жёсткую критику, которой она была подвергнута на Московской дискуссии об азиатских производственных отношениях (1965) видными историками СССР, Франции, Венгрии и Германии.

Естественно, у классического русского и мирового востоковедения не было никаких марксистских конструктивных положений. Немарксистской науке совершенно чуждо понятие общественно-экономической формации, и если древневосточные общества некоторые буржуазные исследователи расценивали как феодальные, то они исходили вовсе не из понятия общественно-экономической формации, а из черт внешнего сходства в политической организации древневосточных обществ в определенные периоды их развития (например, Египта в эпоху Среднего Царства) с некоторыми чертами политической организации средневековых европейских и азиатских обществ. Дело, однако, в том, что эти поверхностные явления сами по себе никак не объясняют и не освещают классовую структуру древневосточных обществ, существо имевшихся там классовых противоречий и метод эксплуатации непосредственных производителей, т.е. не представляют той совокупности данных, на основе которых и должно строиться подлинно научное исследование общества в свете материалистического понимания исторического процесса.

В.В. Струве поставил перед собой грандиозную задачу - разрешение этих проблем в результате исследования огромного, прямо-таки необозримого конкретного фактического материала из всех стран Древнего Востока. Несмотря на свою колоссальную эрудицию, он отлично сознавал неосуществимость разрешения этой задачи лишь своими собственными силами и поэтому неустанно трудился над созданием советской школы историков-марксистов древнего Востока, которую он на протяжении своей жизни действительно создал, что является его бессмертной заслугой. В.В.Струве был замечательным организатором науки. Об этом ярко свидетельствует уже тот факт, что в Отделе Древнего Востока, которым в конце жизни руководил В.В. Струве, с ним рядом работали такие выдающиеся востоковеды, как Ю.Я. Перепелкин, И.М. Дьяконов, И.Д. Амусин, О.Д. Берлев, М.В. Воробьев, М.А. Дандамаев, И.Ф. Фихман, В.А. Лившиц, А.Г. Периханян и др. Десятки специалистов в области Древнего Востока считали и считают себя его учениками. Имея ряд коллег и учеников, Василий Васильевич, однако, долгие годы нес на себе основное бремя научно-исследовательской работы в этой области.

С 1916 по 1965 год Василий Васильевич работал в Петроградском (Ленинградском) университете. С 1916 года он приват-доцент, с 1920 года - профессор. В 1952-1965 гг. Струве возглавлял кафедру истории стран Древнего Востока Восточного факультета Ленинградского университета. Одновременно с университетом он почти 20 лет трудился в Государственном Эрмитаже, заведующим Египетским отделом (с 1918 по 1933 год), а затем в различных институтах Академии наук. В 1937-1940 годах В.В. Струве возглавлял Институт этнографии АН СССР в Ленинграде, с 1941 по 1950 год был директором Института востоковедения (в годы войны институт был эвакуирован в Ташкент), а затем с 1959 по 1965 год возглавлял Отдел Древнего Востока Института востоковедения (с 1960 г. Институт народов Азии) АН СССР. Но все же главным для В.В. Струве было преподавание в Ленинградском университете.

Пятидесятилетний опыт преподавания в Ленинградском государственном университете способствовал тому, что В.В. Струве создал собственный курс истории Древнего Востока, отличавшийся от зарубежных и предшествующих ему русских аналогов тем, что строился на основании анализа характера социально-экономических отношений и экономического базиса древневосточных обществ, а также включением в понятие "Древний Восток" древнейших государств Китая, Индии и прилегающих территорий. Много лет он заведовал кафедрой древнего Востока ЛГУ, той самой, на которой он когда-то учился у Б.А. Тураева.

Сфинкс на Неве Круг интересов ученого был очень широк и не ограничивался Древним Египтом. Его интересовали и Двуречье, особенно древнейший период его истории (шумеры), и Хеттское государство, и Сирия с Палестиной, и Финикия. Струве первый начал в нашей стране углубленное изучение древневосточных обществ. В этой области им были написаны многочисленные исследования и учебники. Привлекали Струве и другие центры древней цивилизации. Когда в Институте истории начали работу по изданию корпуса - всей совокупности греческих боспорских надписей, памятников древнего Боспорского царства, существовавшего в Северном Причерноморье, он возглавил большой коллектив исследователей. Ему же принадлежит и труд по истории Северного Причерноморья, Кавказа и Средней Азии.

В.В. Струве прекрасно владел греческим и латинским языками и обладал обширнейшими познаниями в области античной истории и культуры, о чем свидетельствует ряд его исследований: "К вопросу об Албцсира" (1913), "Развитие храмового иммунитета в Птоломеевском Египте" (1917), "К вопросу о Тутмосидах" (1923); "Происхождение семитского алфавита" (1923), "Лошади в мистериях Осириса" (1925); "Упоминание иудеев в ранней эллинистической литературе" (1927); "У истоков романа об Александре" (1927); "Эпос Гомера и круг сказаний о царе Петубастисе" (1929); "Египетская задача в сочинении армянского математика" (1930); "К локализации страны Маган" (1932); "Плебеи и илоты" (1933), "Хетты" (1935); "Финикия" (1936); "Филистимляне" (1936); "Родина зороастризма" (1944); "О гуманности хеттских законов" (1947); "Арийская проблема" (1947); "Дешифровка протоиндийских письмен" (1947); "Протоиндийские надписи" (1948); "Геродот и политические течения в Персии в эпоху Дария I" (1948), "Общественный строй Крита" (1950) и многие другие. Несколько работ В.В. Струве посвятил исследованиям Ветхого Завета, в частности, вопросу о пребывании Израиля в Египте. Он пересмотрел всю хронологию Исхода (переселение в Египет он отнес к 1230 году, а Исход - к началу XII в.). Гипотеза Струве, однако, не нашла поддержки ни у западных, ни у отечественных историков.

Из многочисленных работ В.В. Струве по социально-экономической истории древнего Египта следует особо выделить две. Первая из них, подводящая теоретический итог предыдущим исследованиям, называлась "Проблемы зарождения, развития и разложения рабовладельческих обществ древнего Востока" (1934). Другая работа была посвящена общей истории древнего Востока - "История древнего Востока", второе издание которой вышло накануне Великой Отечественной войны, в 1941 году. По инициативе и при активнейшей поддержке Василия Васильевича под его редакцией вышел "Корпус боспорских надписей". В.В. Струве был одним из немногих ученых во всем мире, кому были доступны в оригинале письменные источники по истории большинства народов древнего мира. Это исключительная база для научного творчества. Именно на этой базе и были написаны многие его исследования. Именно на этой же базе основываются его исследования по истории и культуре эллинистического Египта и других стран.

С начала 1930-х годов В.В. Струве стал интенсивно заниматься исследованиями в области социально-экономических отношений на Древнем Востоке, в результате чего пришел к заключению о рабовладельческом характере древневосточных обществ. Это положение В.В. Струве оказало решающее влияние на развитие исторической науки в СССР, а изучение социально-экономических отношений стало профилирующим направлением исследования для советских историков Древнего Востока.

Фараон Аменхотеп III, подносящий благовония богу Амону Углубляясь в исследования социально-экономических отношений на древнем Востоке и рассматривая эти отношения в свете марксистской методологии, Василий Васильевич проникал все глубже в суть этой фундаментальной проблемы. Он открыл много нового и пришел к очень важным выводам. Они заключались в следующем: во-первых, стало несомненным фактом, что во всех классовых обществах древнего Востока в той или иной степени существовали рабовладельческие отношения, причем рабство походило на античное. Об этом прямо говорят такие источники, как кодекс Хаммурапи, Хеттский судебник и ряд других документов. Иначе говоря, это были рабы такого типа, про которых Энгельс сказал: "Раб считается вещью, а не членом гражданского общества". К.Маркс же определил раба таким образом: "Раб не продает свой труд рабовладельцу, так же как вол не продает своей работы крестьянину. Раб вместе со своим трудом раз и навсегда продан своему господину. Он - товар, который может переходить из рук одного собственника в руки другого. Сам он - товар, но труд не является его товаром". Второй вывод заключался в том, что таких рабов все же было немного по сравнению со всей массой непосредственных производителей; иначе, констатировалось количественное различие между античным и древневосточным рабством. Третий вывод заключался в том, что на древнем Востоке не было феодализма. Сами по себе эти выводы были очень важны. В этом научная заслуга Василия Васильевича.

В 1935 году по представлению академика П.К. Коковцева В.В. Струве был избран действительным членом Академии Наук СССР, в дальнейшем стал членом Бюро отделения исторических наук АН СССР. Он был также членом Национального комитета историков СССР и членом Археологической комиссии АН СССР. Ему было присвоено звание Заслуженный деятель науки Узбекской ССР (1943). В.В. Струве редактировал ряд наименований исторической периодики и коллективных трудов по всемирной истории, участвовал в подготовке энциклопедических изданий, в 1961 году инициировал издание "Советской исторической энциклопедии", входил в главную редакцию "Всемирной истории". Он был одним из основателей и бессменным членом редколлегии журнала "Вестник древней истории", а в последние годы жизни - главным редактором журнала.

Научная деятельность В.В. Струве была столь многообразна, глубока и широка, что одному лицу едва ли возможно с достаточной полнотой охватить ее. Он был по специальности не только историком, но филологом, археологом, этнографом. Короче говоря, он был всеобъемлющим специалистом в древней истории стран Ближнего Востока. Таких специалистов в мировом востоковедении были только единицы.

Всего В.В. Струве издал около 400 работ по истории и лингвистике древнего мира, проводил обширную редакторскую и рецензионную работу. Под руководством основоположника советского востоковедения были тщательно изучены "речения" Ипувера и Неферреху, относящиеся к концу Среднего царства, поскольку они приводили относительно редкие для египетской литературы свидетельства всплеска классовой борьбы, интересовавшие советскую науку. Кроме того, В.В. Струве посвящал специальные работы истории и филологии Хеттского царства, Палестины, Урарту, Ирана, Средней Азии. Его наследие позволило сломать безраздельно господствовавшие в исторической науке представления о древневосточных обществах как исконно феодальных.

В.В. Струве был членом Комитета международной ассоциации египтологии (Копенгаген, с 1947 г.), почетным членом Пражской Академии наук, членом Института египтологии Карлова университета в Праге, членом-корреспондентом Германского археологического общества, Международного общества по истории науки. Он был участником ХХШ (Кембридж, 1954) и ХХV (Москва, 1960) Международных конгрессов востоковедов, Х Международного конгресса историков (Рим, 1955). За научную и общественную деятельность В.В. Струве был награжден орденами Ленина и Трудового Красного Знамени, медалями.

Василий Васильевич Струве, действительный член АН СССР, крупнейший советский востоковед-марксист, основатель советской школы историков Древнего Востока скончался 15 сентября 1965 года в Ленинграде. Эта смерть была тяжелой утратой для нашей отечественной и мировой ориенталистики. Похоронен ученый на Серафимовском кладбище Ленинграда.


Надгробие входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге
(утв. постановлением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 527)
могила В.В. Струве