Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

ПАНТЕЛЕЕВ Юрий Александрович (1901-1983)

Ю.А. Пантелеев Советский военно-морской деятель, адмирал Ю.А. Пантелеев родился 18 (31) октября 1901 года в Санкт-Петербурге. Его отец - Александр Петрович Пантелеев (1874-1948), сын казачьего атамана станицы Елизаветинской, бывший граф, а затем "герой труда", после революции стал киноактёром и режиссёром-постановщиком. Он снял фильмы "Уплотнение" (по сценарию А.Луначарского - один из первых художественных фильмов советского периода), "Чудотворец", "Отец Серафим", а в эпоху звукового кино работал в основном как актёр киностудии "Ленфильм" (тогда ещё "кинофабрики Совкино"). Актрисой на той же кинофабрике была и мать Юрия - Анна Алексеевна. Она была очень добрая, знала множество сказок. В их большой квартире на Моховой улице нередко бывал С.Я. Маршак, иногда приезжал из Павловска давний знакомый Пантелеевых художник Конашевич. Семья Пантелеевых жила дружно. Под Новый год в их доме всегда ставилась ёлка, хоть это и было в те годы запрещено. Александр Петрович наряжался Дедом Морозом. Ему не нужна была ни вата, ни парик, так как у него были седые длинные и густые волосы. Только вот бороду он приносил с киностудии. Огромный рост и мхатовский бас дополняли картину, Дед Мороз получался весьма внушительный.

Их сын Юрий, однако, актером не стал, и практически всю свою жизнь был связан с морем. Ему не исполнилось даже 17 лет, когда в марте 1918 года он был зачислен добровольцем в команду военных моряков, которая охраняла учреждения Рабоче-Крестьянского Красного Флота в Петрограде. Через некоторое время он стал слушателем курсов морских штурманов, а в ноябре 1918 года был назначен командиром 1-го морского отряда Всеобуча, который с августа 1919 года нес сторожевую службу в устье Невы на линии Лахта - дамба Морского канала на Балтийском море. В марте 1921 года Юрий Пантелеев участвовал в ликвидации Кронштадтского контрреволюционного мятежа.

Через год, в мае 1922 года, Ю.А. Пантелеев был назначен младшим штурманом линейного корабля "Марат". Вскоре его командировали в Москву для совершенствования своего образования, и с декабря 1923 года по февраль 1925 года он являлся слушателем Высших специальных курсов командного состава РККФ. С этого времени, после окончания курсов, Ю.А. Пантелеев находится на командных должностях Черноморского флота - с февраля по июль 1925 года - штурман подводной лодки "Политрук" Морских сил Черного моря, а с июля 1925 года по апрель 1926 года - старший помощник командира эсминца "Шаумян". С апреля 1926 года по декабрь 1928 года Пантелеев был старшим штурманом крейсера "Червона Украина", а затем по октябрь 1930 года являлся помощником начальника отдела боевой подготовки штаба Морских сил Черного моря. На Черноморском флоте Ю.А. Пантелеев прослужил пять лет (1925-1930), после чего, в октябре 1930 года он поступил в Военно-морскую академию имени К.Е. Ворошилова. Окончив Академию в апреле 1933 года, он получил назначение в качестве помощника начальника сектора Управления боевой подготовки Морских сил РККА.

В июне 1933 года Ю.А. Пантелеев был назначен начальником 1-го сектора (оперативной и боевой подготовки) штаба Северной военной флотилии, где с 25 сентября по 21 марта 1934 года исполнял обязанности начальника штаба Северной военной флотилии. Затем он вновь был направлен на Черное море. С апреля 1935 года по ноябрь 1936 года Пантелеев командовал 1-й бригадой подводных лодок Черноморского флота. С ноября 1936 года по август 1938 года командир 2-й бригады подводных лодок.

Второй этап службы Ю.А. Пантелеева на Черноморском флоте закончился в 1938 году. Летом он был переведен в Наркомат ВМФ и с августа 1938-го по октябрь 1939 года был членом, а затем заместителем председателя Государственной комиссии по приёмке кораблей. В октябре 1939 года капитан 1 ранга Ю.А. Пантелеев назначается начальником штаба Краснознаменного Балтийского флота, и остается на этой должности до 1941 года. В 1940 году Пантелеев вступил в ВКП (б). Вскоре после начала войны, 29 сентября 1941 года по приказу № К/006 командующего Краснознаменным Балтийским флотом из сил Морской обороны Ленинграда и Озерного района была сформирована Ленинградская военно-морская база по штату 1 разряда, в командование которой 4 октября вступил контр-адмирал Ю.А. Пантелеев. В самые трудные для Ленинграда дни он возглавлял Ленинградскую военно-морскую базу. Совмещая до апреля 1942 года одновременно должности командующего морской обороной Ленинграда и Озёрного района, и командира Ленинградской военно-морской базы, капитан 1 ранга Ю.А. Пантелеев руководил проводкой арктических конвоев.

С апреля 1942 года по май 1943 года он являлся помощником начальника Главного морского штаба ВМФ. В мае 1943 года, в тяжелые дни сразу же после Сталинградской битвы, контр-адмирал Ю.А. Пантелеев был назначен командующим Волжской военной флотилией. К прежнему командующему Д.Д. Рогачеву у Ставки не было больших претензий. Он хорошо проявил себя в начале войны, командуя Пинской флотилией, а затем и Волжской флотилией в борьбе за Сталинград. Но Ставка дала флотилии новые сложные задачи. Командующему предстояло в спешном порядке организовать борьбу с немецкими минами на всем протяжении реки от Астрахани до Куйбышева. Выполнение этой задачи Ставка хотела поручить более опытному адмиралу. При первом же разговоре с Пантелеевым, у командования возникло небольшое недоразумение. Пантелеева спросили, знает ли он Волгу. Тот ответил, что ни разу там не был. Однако его кандидатура была уже одобрена Сталиным, и Ю.А. Пантелеев отправился на Волгу, где до декабря 1943 года командовал Волжской военной флотилией и с честью справился с поставленной задачей.

Арктический конвой В декабре 1943 года Ю.А. Пантелеев был переведен в Москву и назначен помощником начальника Главного штаба ВМФ (по июль 1944 года). Через два дня после снятия блокады Ленинграда, 29 января 1944 года, Ю.А. Пантелееву было присвоено звание вице-адмирал. А в июле 1944 года Юрий Александрович Пантелеев был переведен в Архангельск и назначен командующим Беломорской военной флотилией Северного флота. Это была трудная и беспокойная должность. Операционная зона флотилии растянулась на тысячи километров, и все это на Крайнем Севере с его морозами, льдами, бесконечными капризами погоды. Флотилия к тому времени выросла и количественно и качественно, получила много кораблей и судов. За время войны на Севере появились новые базы, что значительно облегчило и обезопасило плавание в Арктике и укрепило оборону побережья.

В 1944 году Беломорская флотилия, организационно входившая в Северный флот, продолжала обеспечивать безопасность морских коммуникаций в Белом море, восточной части Баренцева моря и особенно в Арктике. Только с задачей конвоирования транспортов боевые корабли флотилии сделали за навигацию около 1800 выходов в море. С целью нарушения наших коммуникаций гитлеровцы сосредоточивали временами в Северной Норвегии до 40 подводных лодок, из которых 8 действовали на подходах к Белому морю и на наших внутренних арктических коммуникациях. Они ставили мины, атаковали конвои новыми гидроакустическими торпедами, нападали на малые корабли. В частности, 26 августа 1944 года вражеская лодка потопила небольшое гидрографическое судно "Норд", но и сама отправилась на дно после того, как ее атаковал тральщик "Т-11 б" под командованием капитан-лейтенанта Б.А. Бабанова. Немало забот приносили нам и гидроакустические и электрические бесследные торпеды, от которых нелегко было отклониться. Выручали, как всегда, героизм и изобретательность советских моряков. Иногда под тусклым полярным небом разыгрывались полные драматизма события.

Один из подобных эпизодов произошел с тральщиком "Т-120" под командованием капитан-лейтенанта Д.А. Лысова. Тральщик шел в составе охранения четырех транспортов с ценным грузом из моря Лаптевых на остров Диксон. В течение трех дней - 22, 23 и 24 сентября - на конвой беспрерывно нападали немецкие лодки. Корабли охранения едва успевали отразить одну атаку, как другая лодка скрытно подбиралась к транспортам. Но все же транспорты благополучно добрались до Диксона. В один сторожевик из охранения все же попала торпеда. Команда была спасена, но корабль погиб. Задача обнаружить лодку и потопить ее была поставлена перед экипажем тральщика "Т-120". По правде сказать, у старого тихоходного тральщика было мало шансов на победу в бою с современной подводной лодкой. И все-таки советские моряки вступили в схватку. Вскоре над морем прогремел взрыв - вражеская торпеда попала в тральщик. На корабле находились раненые и команда погибшего сторожевика. Капитан-лейтенант Лысов, пересадив большую часть людей на шлюпку и понтон, с оставшимися продолжал неравный бой, который длился несколько часов. Тральщик погиб. Погибли и люди, которые оставались на нем. Но своим огнем тральщик отвлек на себя внимание противника, чем спас людей на шлюпке и понтоне. Им тоже выпали немалые испытания. На веслах и под парусом, связанным из шинелей, они проплыли сотни миль, пока не высадились на остров, где их подобрали рыбаки. За этот тральщик наши моряки расплатились сполна, - в течение двух недель потопили две немецкие лодки.

Пантелеев, человек энергичный и подлинный моряк, и здесь, на Севере, часто выходил в море. Так, он лично возглавил очень важную конвойную операцию. Два крупных ледокола - "Сталин" и "Северный ветер" - закончили работу в восточной части Арктики, и их следовало привести в Архангельск, где они были крайне необходимы в связи с приближающимся ледоставом. Белое море замерзает, и зимой без ледоколов здесь не обойтись. 8 эсминцев, 5 больших охотников, 5 тральщиков должны были нести охрану ледоколов. Командующий флотилией поднял свой флаг на лидере "Баку", и отряд вышел в море. Несмотря на жестокий шторм, доходивший до 10 баллов, соединение боевых кораблей, встретив ледоколы у Карских ворот, взяло их под охрану. Было это глубокой осенью, когда в Карском море почти круглые сутки темно. Акустики то и дело докладывали о шумах вражеских лодок. Боевым кораблям приходилось менять курс, бомбить места предполагаемого нахождения лодок. Так как подлодки подстерегают свою жертву обычно в узкостях и около мысов, Ю.А. Пантелеев решил следовать не обычными курсами, а обойти наиболее опасные районы. Лодки стали появляться все реже, а затем и совсем отстали. Операция закончилась успешно.

Беломорской флотилии в 1944 году довелось выполнять несколько необычное для нее дело. Оно было связано с действиями английской авиации. В районе Альтен-фьорда среди скал укрывался самый крупный немецкий линейный корабль "Тирпиц". Английским бомбардировщикам никак не удавалось добраться до него - не хватало радиуса действия. Поэтому военно-морской представитель Англии в Москве вице-адмирал Дж. Майлс обратился к советскому командованию с просьбой использовать наши аэродромы для организации "челночных операций", чтобы самолеты вылетали из Англии, бомбили линкор, а посадку делали в районе Архангельска, затем вылетали из Архангельска, снова бомбили и садились уже на своих аэродромах. Решение этого вопроса выходило за рамки компетенции военного командования. Запросили правительство, и оно ответило согласием. За обеспечение этой операции стали отвечать командующий Беломорской флотилией Ю.А. Пантелеев и командующий ВВС Северного флота.

"Тирпиц" давно уже не давал покоя англичанам. Британские адмиралы боялись его как огня. Достаточно упомянуть лишь то, что они бросили на произвол судьбы злополучный конвой "PQ-17", стоило лишь им услышать, что "Тирпиц" вышел из базы. Поэтому они не жалели сил, чтобы уничтожить его. Но потопить это бронированное чудовище было не просто. Первые бомбежки не дали результатов. Использовали сверхмалые подводные лодки. Две из них смогли подойти к линкору, укрепив на его днище взрывчатку, но и эти взрывы мало что дали. Линкор остался на плаву. Снова бомбежки. Трудно попасть бомбой в корабль, но и попавшие бомбы не могли пробить стальную броню палубы. Тогда и решили использовать тяжелые бомбардировщики "ланкастер" и самые крупные шеститонные бомбы, которые они могли поднять. 40 "ланкастеров" перелетели на наши аэродромы. На цель их водили наши штурманы. Совершили много полетов, несли потери, но, в конце концов, все же потопили "Тирпиц". Ликованию англичан не было границ. Король Великобритании наградил английскими орденами многих участников этого подвига, в том числе и советских летчиков. Среди награжденных был и командующий Беломорской флотилией Ю.А. Пантелеев, ответственный за "челночную" операцию.

Бронекатера Волжской флотилии После того как наши войска, освободив Карелию, вышли к государственной границе, создались благоприятные условия для разгрома противника на мурманском направлении. Войскам Карельского фронта и морякам Северного флота предстояло участвовать в Петсамо-Киркенесской операции.

В марте 1945 года Ю.А. Пантелеев был назначен командующим Беломорским морским оборонительным районом Северного флота. В этой должности он оставался и после Победы, до июля 1946 года, когда вновь был переведен в Главный штаб ВМС, сначала на должность начальника управления боевой подготовки (по апрель 1947 года), потом - заместителя начальника Главного штаба ВМС (с апреля по июль 1947 года) и начальника оперативного управления Главного штаба ВМС (с июля 1947 года по апрель 1948 года).

В послевоенные годы Ю.А. Пантелеев успешно сочетал командные должности с педагогической деятельностью - начальник Военно-морской академии имени К.Е. Ворошилова (с апреля 1948 года по август 1951 года), командующий Тихоокеанским флотом (с августа 1951 года по январь 1956 года). С января 1956 года по ноябрь 1960 года он занимал должность начальника Военно-морской академии кораблестроения и вооружения имени А.Н. Крылова, а после объединения двух учебных заведений в единую Военно-морскую академию возглавлял ее до января 1967 года.

3 августа 1953 года Ю.А. Пантелееву присвоено звание адмирал. Юрий Александрович получил от государства дачный участок в посёлке Мартышкино и яхту для занятий парусным спортом. Скромная адмиральская дача находилась на углу Балтийской и Кривой улиц. В 1962 году Ю.А. Пантелеев стал профессором Военно-морской академии.

С января по апрель 1967 года адмирал Пантелеев находился в распоряжении Главнокомандующего ВМФ, а затем до марта 1968 года был профессором-консультантом Ученого совета Военно-морской академии. С марта 1968 года в отставке.

Ю.А. Пантелеев был награжден орденом Ленина (1945), 4 орденами Красного Знамени (1922, 1944, 1944, 1948), орденами Трудового Красного Знамени (1981), Нахимова 1-й степени (1945), Отечественной войны 1-й степени (1944), 2 орденами Красной Звезды (1940, 1944), британским орденом Бани III степени (1945), именным оружием (1933, 1952), а также медалями. В 1954-1958 годах он избирался депутатом Верховного Совета СССР. Автор мемуаров "Морской фронт" (1965) и "Полвека на флоте" (1974), а также ряда научно-исследовательских работ.

Советский военачальник, участник Гражданской и Великой Отечественной войн, профессор, Ю.А. Пантелеев прошел путь от рядового военмора до адмирала и умер 5 мая 1983 года в Ленинграде. Похоронен он близ Центральной дороги Серафимовского кладбища. 24 мая 1987 года имя адмирала было присвоено большому противолодочному кораблю проекта 1155, который с 1992 года числится в составе Тихоокеанского флота.
Я видел Юрия Александровича штурманом на крейсере, командиром подводной лодки, командиром соединения кораблей, начальником штаба флота, командующим флотилией, на руководящих должностях, в Главном морском штабе, командующим флотом, начальником Военно-морской академии. И всегда ярче всего сказывалось его главное качество - любовь к морю. В разные времена оно проявлялось по-разному, в зависимости от должности и положения, но где бы он ни служил, его влекло море. Ему одинаково знакомы надводные и подводные корабли, а также и все наши морские театры. И он одинаково хорошо знает и строевую и штабную службу, безупречно справляется и с той и с другой, потому что знает и любит море.

Главнокомандующий ВМФ СССР адмирал Н.Г. Кузнецов

могила Ю.А. Пантелеева