Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

ХОЧИНСКИЙ Александр Юрьевич (1944-1998)

А.Ю. Хочинский Советский актёр и исполнитель песен А.Ю. Хочинский родился 29 февраля 1944 года в Ленинграде. Его отец, Юрий Александрович, был известным певцом, в 1947 году в возрасте 23 лет он трагически погиб. Мальчика воспитывали бабушка и мама, Людмила Ивановна Красикова, ведущая артистка ленинградского ТЮЗа. Саша рос в театральной среде, в доме, где бывало много интересных людей, поэтому его будущее было предопределено с детства. С ранних лет его растили интеллигентом, он получил прекрасное образование. По окончании средней школы, знаменитой Ленинградской школы № 222 (Петершуле) на улице Софьи Перовской, Александр Хочинский в 1961 году поступает в студию при Ленинградском ТЮЗе.

Как вспоминала позднее сестра Александра Хочинского, Елена Лебедева, мама была категорически против того, чтобы её сын стал артистом. Но Саша заявил: «Театральный институт, и точка!» При поступлении у него возникли сложности, за музыкальность Хочинскому поставили четвёрку, и он не прошёл по конкурсу. И тут надо отдать должное его маме, приёмной комиссии она заявила: «Есть предметы, которые проверяются. Вот Сашин диплом об окончании музыкального училища. Давайте ещё раз проверим его музыкальность!» Александр был одарён музыкально, и его дальнейшая судьба доказала это. Многие стихи больших поэтов он положил на музыку и исполнял с эстрады, написал музыку к кинофильму «Три ненастных дня».

Студию при ТЮЗе А.Ю. Хочинский окончил в 1964 году и стал актёром этого театра, только что получившего новое современное здание на Пионерской площади. В этот театр приходит совершенно новый коллектив во главе с режиссёром Зиновием Яковлевичем Корогодским. Сюда же пришёл и молодой актёр Александр Хочинский, игравший небольшие роли в детских спектаклях. Потом была армия, три года А.Ю. Хочинский прослужил в Выборге заведующим художественной самодеятельностью. Там и проявился его талант поющего артиста. На почве музыки в армии у него был конфликт со старшиной. Однажды старшина разбил его гитару, они подрались. По словам сестры, Саша сказал старшине: «Меня бей! Мне морду разбей! Но гитара-то здесь при чём!» Отношение к гитаре у Хочинского было как к живому человеку.

Долгое время его воспринимали исключительно как поющего мальчика с гитарой. Аккомпанируя себе, он пел песни Городницкого, Новеллы Матвеевой, Окуджавы, Галича, Вертинского. Позднее А.Ю. Хочинский стал играть в кино – начал с роли красноармейца в ленте “В огне брода нет” (1967), затем были “Особое мнение” (1967), телеспектакль “Вам!” (1969) и короткометражный фильм “Цвет белого снега” (1970). Но самое главное, в 1970 году он окончил ЛГИТМиК – Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии – и стал профессиональным актёром. Настоящая известность приходит к Хочинскому относительно поздно – только в 1971 году, когда на экраны страны вышел фильм «Бумбараш» режиссёров Н.Рашеева и А.Народицкого. Хочинский сыграл небольшую роль цыгана Лёвки Демченко, но в одночасье стал знаменитым, исполнив песню Юлия Кима «Журавль по небу летит». Роль Лёвки Демченко принесла Хочинскому настоящую всесоюзную славу. Бесшабашный, весёлый, лихой, он покорил всех своим актёрским талантом и своими песнями, вернее, не столько песнями, сколько необычной, оригинальной манерой исполнения, голосом, который можно было безошибочно узнать из тысячи других.

Бумбараш (1971) После "Бумбараша" роли в кино последовали одна за другой: Симонов в фильме "Великие голодранцы" (1973), Жора в ленте "Заячий заповедник" (1973), Сергей в "Рассказах о Кешке и его друзьях" (1974), эпизод в телеспектакле "Баллада о парнишке" (1974), Родькин в киноэпопее "Рождённая революцией" (1975), механик-француз в фильме "Воздухоплаватель" (1975), плут в картине "Туфли с золотыми пряжками" (1976), геофизик в ленте "Если я полюблю..." (1976). Крупными удачами актёра стали роли директора филармонии Кошелева в картине "Ар-хи-ме-ды!" (1975) и революционера Фёдора Соколовского в фильме "Строговы" (1976). Запомнилось зрителями и великолепное исполнение Хочинским песен в картинах "Необыкновенное воскресенье" (1975), "Время не ждёт" (1975), "Здравствуйте, я ваша тётя!" (1975), "Если я полюблю..." (1976), "Туфли с золотыми пряжками" (1976), “Всё решает мгновение” (1978), “Вернёмся осенью” (1979), “Факты минувшего дня” (1981), где он спел песню “Я и гитара” В.Баснера и М.Матусовского, и конечно “Эскадрон гусар летучих” (1980), где Хочинский исполнял песни и романсы на стихи Дениса Давыдова.

Одновременно Хочинский продолжал играть в ленинградском ТЮЗе, где блистал почти три десятилетия (с 1964 по 1987 год) и сыграл более 60 ролей в спектаклях разных жанров – от сказок и современной драматургии до произведений отечественной и зарубежной классики. Его работы отличали уникальность пластического рисунка, тонкое сочетание психологической выразительности и глубины с эксцентрикой и музыкальностью. Среди его ролей на сцене: Гамлет, Борис Годунов, Вильям Блейк, Клаверов и др. В кино же в эти годы он снимался нечасто. Были интересные роли в фильмах “Свидетельство о бедности” (1977), где он сыграл следователя Соколова, “Женщина, которая поёт” (1978) – роль Валентина Степановича, мужа певицы Стрельцовой, которую играла Алла Пугачёва, “По данным уголовного розыска” (1979) – роль бывшего уголовника по кличке “Червонец”. Другие роли были не такими заметными – в фильмах “Деревья умирают стоя” (1977), “Сегодня или никогда” (1978), “Три ненастных дня” (1978), “Город принял” (1979), “Синяя ворона” (1981), “Дорога к себе” (1984).

К началу 1980-х годов А.Ю. Хочинский по-прежнему был популярным актёром, невероятно модным исполнителем песен. Однако жил он очень скромно, в ленинградском районе Покровка, на Садовой, 83, ТЮЗ выделил ему отдельную квартиру. Ездил он на «Запорожце», а потом долгое время у него вообще не было никакой машины. Лишь года за два до смерти немецкие поклонники подарили ему старенькую «Ауди», он её больше чинил, чем ездил. Впрочем, скорость Хочинский не любил, на машине ездил аккуратно, но, по воспоминаниям сестры, правила нарушал постоянно: “Едем по городу, он поворачивает «под знак». Я говорю: «Что ты делаешь?!» - «Я, сестренка, езжу, как умею». Ему просто надо было повернуть, и неважно, что знак запрещал поворот. Поехал на кинофестиваль в Выборг, и где-то под Зеленогорском на «Запорожце» своём перевернулся. Наехал на кем-то пролитое масло. Слава Богу, что сумел выбраться из машины, а потом уже потерял сознание”.

Первой женой А.Ю. Хочинского стала Ирина Павловна Асмус (1941-1986), знаменитый впоследствии клоун Ириска в «АБВГДейке». Очаровательная была пара, но вместе они прожили недолго. Ира его оставила, так как не выдержала разлуки, когда Хочинский служил в армии. Для Александра это было настоящей трагедией: он поседел в одну ночь. Он долго переживал и женился только лет через семь на Марине Азизян, ставшей знаменитым художником. По словам сестры А.Ю. Хочинского, увлекался он быстро, но увлечения не были продолжительными. Поклонницы у него были по всему миру. В Америке одна дама ему предложила остаться: «Чего в России хорошего-то!..» И ещё что-то нелестное в адрес третьей его жены Антонины Шурановой сказала. На что Хочинский ответил резко: «Я попрошу грязными руками не трогать мой дом! Пусть он шаткий, но это мой дом. И Россию тоже! Там моя мама, там мои берёзы!» Больше в Америку он не ездил. Известная актриса Антонина Шуранова (1936-2003) была его третьей и последней женой. Они познакомились в ТЮЗе и долгое время работали вместе.

Они были легендарной актёрской парой, гордостью ленинградского ТЮЗа и всесоюзными любимцами. Хочинский – звезда фильма «Бумбараш», известный театральный актёр и бард. Шуранова, блистательно игравшая на сцене, была яркой киноактрисой. В 1965 году роль княжны Марьи в прогремевшем на весь мир фильме Бондарчука «Война и мир» в одночасье сделала знаменитой никому тогда не известную студентку театрального института Антонину Шуранову. Заслуженный артист России Виктор Фёдоров вспоминал: “Сказать, что это была звёздная пара в театре, значит, ничего не сказать. Это были люди, которые определяли лицо театра. Это были люди, которые своим поведением, своей игрой, своими поступками, поднимали этот театр на недосягаемую высоту”.

Хочинский был одним из ведущих актёров Ленинградского ТЮЗа в эпоху З.Я. Корогодского, сыграв на сцене театра множество ролей от мальчика Родьки, главного героя "Весенних перевёртышей" В.Тендрякова, до старика в последнем тюзовском спектакле Корогодского "Без страха и упрёка". Хочинский был героем всех спектаклей "весёлого периода" Ленинградского ТЮЗа – "Наш, только наш", "Наш Чуковский" и "Наш цирк". Он был блестящим Самозванцем – Гришкой Отрепьевым в спектакле "Борис Годунов". В спектакле "На два голоса" – коллаже из произведений современных писателей – он был тем центром личностного притяжения, какой непременно существует в любом театральном спектакле. Поклонники ходили в ТЮЗ "на Хочинского". Одной из его последних театральных работ стал спектакль "Филумена Мартурано" по Э. де Филиппо, где он, в дуэте с Антониной Шурановой, сыграл Доменико Сориано – легкомысленного плейбоя средних лет, симпатичного, смешного и по-своему трогательного. Пробовал он себя и как режиссёр. В 1977 году вместе с А.Шурановой он ставит «Кошку, которая гуляла сама по себе» по Киплингу. Сами же играют в главных ролях. Он – Дикого мужчину, она – Дикую женщину.

Актриса Елена Лебедева, сестра Александра Хочинского вспоминала: “Антонина и Саша – совершенные противоположности. Не знаю, как они жили вместе. Для нас это всегда была загадка. Саша мог пойти гулять с собачкой и исчезнуть, а Тоня сходила с ума целый день… Она порой звонила маме моей и говорила: «Я не знаю, что делать». Она была человеком семейным, домовитым, а он вообще был цыганом. Ему хорошо было в дороге”. Музыкант Марина Ланда говорила так: “Саша был шампанское, он был искрометен, заразителен, он был мальчишкой. Тоня, Антонина Николаевна, была правильной, у неё всё было расписано”.

Всё шло как нельзя лучше: в 1974 году А.Ю. Хочинский стал лауреатом премии Ленинского комсомола, в 1980 – заслуженным артистом России. Но в 1986 году из ТЮЗа был принудительно уволен главный режиссёр З.Я. Корогодский. Его изгнали с “волчьим билетом”, без права заниматься любимой профессией. После этого театр осиротел, начал разваливаться. ТЮЗ покинули многие ученики и сподвижники Корогодского. А.Ю. Хочинский и А.Н. Шуранова ещё полтора года работали здесь, но в 1988 году и они вынуждены были уйти. Они уходили в никуда, в Ленинграде не было ни одного театра, который согласился бы дать им хоть какую работу. Лев Лурье писал, что последние десять лет своей жизни Хочинский был бродячим артистом. Только он бродил не по городам, а по кварталу, окружающему Покровку – площади Тургенева. Он гулял здесь с собакой, всегда брал гитару, пел то в этом баре, то в том. Его угощали, его обожали, он был настоящим героем этой местности. Когда отмечался его пятидесятилетний юбилей, он был без работы, жители Покровки устроили роскошный банкет, пригласили его и Шуранову. Хочинский был по-настоящему народным артистом. Между ним и его зрителем и слушателем не было никакой дистанции.

Некоторое время Хочинский и Шуранова работали в антрепризах в Москве и Петербурге, но это было тяжёлое, кризисное время. Даже самые знаменитые коллективы находились в упадке, профессия актёра не кормила. На сцене театра "Русская антреприза им. Андрея Миронова" Хочинский играл моноспектакль "Я купил себе последние ботинки". Затем они вместе работали в небольшом театрике «Интерателье», потом, в 1994 году, пытались создать театр «Глобус», как Шекспир. Ничего у них не получалось, потому что время было жуткое – на улицах убивали, детей в театр не пускали родители, театры были пустые. Многие ушли из профессии. В период безвременья жили они очень тяжело. Часто – впроголодь: народная артистка России Антонина Шуранова лепила из глины какие-то розочки на продажу! Хочинский пытался всеми силами работать, что-то делать. Давал концерты, телевизионные спектакли, выступал с гитарой. Он готов был петь любому телеграфному столбу. Уход из ТЮЗа сказался на здоровье Хочинского. Для него было ударом остаться без театра, без творческого коллектива, без публики. Он даже стал принимать участие в вечерах бардовской песни в клубе «Восток». 19 октября 1990 года в Ленинграде при ДК Первой пятилетки появляется новый театральный коллектив – Театр Поколений. Это последнее детище учителя Хочинского и Шурановой Зиновия Корогодского, возникновению которого оба актёра немало способствовали. Уже в следующем году Корогодский набирает студентов. Преподавать на курс приглашает Шуранову и Хочинского. В 1991 году А.Хочинский стал актёром киностудии «Ленфильм», потом их с Шурановой приютил Театр сатиры.

Хочинский снимается в кино, играет главную роль в мелодраме С.Линкова “Когда мне будет 54 года” (1989), потом учителя музыки в картине “Когда святые маршируют” (1990), рассказчика в телеспектакле “Шаги императора” (1990), Бориса Пастернака в фильме “Генерал” (1992), Геннадия в картине “Странные мужчины Семёновой Екатерины” (1992), главную роль в фильме-спектакле “Романс о Санта-Крусе” (1993), военного моряка, хозяина овчарки в детском фильме “Жизнь и приключения четырех друзей” (1994). Его последним появлением на экране стала небольшая роль в сказочной истории “Юноша из морских глубин” (1994). Всего же в фильмографии А.Ю. Хочинского – более 40 фильмов.

Последние годы жизни Хочинский работал в Петербургском Театре Сатиры на Васильевском острове, куда их с Шурановой пригласили в 1995 году. Ахмат Байрамкулов – режиссёр школы Корогодского – собирался ставить «Вассу Железнову» Горького, и другой Вассы, кроме Шурановой, не видел. Много играл в театре и Хочинский, но всё-таки его "звёздным часом" можно назвать, прежде всего, те мгновения, когда он брал в руки гитару и выходил на сцену. На его концертные выступления никогда не собиралась случайная публика: зрители шли именно на встречу с красивым обаятельным человеком, который пел "старинным" высоким голосом, так, как, наверное, пели в ХIХ веке... Хочинский не принадлежал к тому типу актёров, которые поражают даром перевоплощения. Он, даже изменяясь до неузнаваемости, всегда оставался самим собой и наделял персонажей своими собственными качествами – интеллигентностью и тонкой чувствительностью. Он был романтиком, прагматизм в его характере отсутствовал полностью. Ему трудно было приспосабливаться, перестраиваться. Ему, человеку, который в жизни никого не предал, было не понять, как на это могут пойти другие. А так как его востребованность как актёра была низкой, чаще пил.

В 1996 году А.Ю. Хочинскому было присвоено звание Народный артист России. Когда Ахмат Байрамкулов решился на постановку нового спектакля по пьесе Ибсена «Призраки», то пригласил и Александра Хочинского – на сложнейшую роль пастора Мандерса. Режиссёр вспоминал: “Я перепробовал много артистов на эту роль и понял, что этот тяжеловесный текст Ибсена, эти огромные монологи может одолеть, опоэтизировать только Александр Юрьевич”. Хочинский до такой степени выкладывался, что все стали говорить, будто эта роль должна стать театральным событием Петербурга. Он играл потрясающе. Это был его последний выход на сцену. Когда Александру стало в очередной раз плохо, Антонина Шуранова вызвала «скорую». У него остановилось сердце, врачи запускали, запускали сердце – но не запустили. Напоследок он только улыбнулся. Народный артист России Александр Хочинский умер в Петербурге 11 апреля 1998 года в возрасте 54 лет. Он был похоронен на Серафимовском кладбище, хоронили его в костюме пастора Мандерса. Хочинского любили даже животные. Рикки, его пёс, после его смерти постоянно лежал на подоконнике и высматривал хозяина…

На девятый день после смерти А.Ю. Хочинского в театре игралась «Васса Железнова». А.Байрамкулов говорил: “У нас была идея отменить спектакль, не играть в этот день Вассу. Шуранова настояла, чтобы мы сыграли. Это был поступок. Она была человеком поступков. Конечно же, все хотели поддержать Антонину Николаевну – все пришли на этот спектакль. Самое сильное театральное впечатление в моей жизни – то, как она играла этот спектакль. Она была удивительная женщина. В ней сочетались сила и добро”. Народная артистка России Антонина Шуранова, пережила мужа на пять лет, продолжая играть на сцене театра на Васильевском. Похоронили её там же, на Серафимовском, рядом с Хочинским…
Поражала его мужественность, полуеврейская, полунегритянская – эта странная красота. Мужская красота соединилась с удивительной нежностью, добротой, мягкостью. Слава к нему пришла не сразу. Понадобились годы, чтобы его мужественность стала художественной. Бывает, что артисту нужен возраст…

Лев Додин, режиссёр

могила А.Ю. Хочинского