Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

БУРЧАЛКИН Лев Дмитриевич (1939-2004)

Бурчалкин Л.Д. Легендарный футболист Л.Д. Бурчалкин родился 9 января 1939 года в Ленинграде. Он с детства увлекался спортом и гонял во дворе футбольный мяч. А лето 1952 года стало для него по-настоящему счастливым - 13-летний паренек с Троицкого поля был зачислен в детскую команду СК "Большевик". Секретами мастерства с мальчишками делились прекрасные педагоги, тренеры, в числе которых был обладатель Кубка СССР 1944 года Борис Яковлевич Левин-Коган. Немалый вклад в формирование юного дарования внесли заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер РСФСР Владимир Кусков (игрок сборной СССР 1930-х годов) и заслуженный мастер спорта Борис Орешкин (участник легендарного турне московского "Динамо" по Англии в 1945 году). "Большевик" в чемпионате Ленинграда в число грандов не входил, но заслужил славу "колючего" и неуступчивого коллектива, такими же неуступчивыми, боевитыми, были и его игроки. Так для Льва Бурчалкина начинался большой футбол. В "Большевике" будущий форвард дебютировал в качестве... центрального защитника, так как был самым рослым в команде.

В начале 1957 года "Зенит" на предсезонном сборе просматривал самых перспективных воспитанников городского футбола, был среди них и рыжеволосый центральный защитник по фамилии Бурчалкин. В одном из контрольных матчей он настолько удачно действовал против знаменитого Фридриха Марютина, выступавшего за ленинградский "Авангард" (в будущем "Адмиралтеец"), что сразу же получил приглашение в дублирующий состав "Зенита". История мирового футбола знает много случаев, когда игроки из форвардов переквалифицируются в защитников, а вот удачные обратные перестановки можно пересчитать по пальцам. Даже сам Бурчалкин не знает, у кого возникла идея перевести его в линию атаки, но к сентябрю 1957 года, когда состоялся дебют юного форварда в основном составе, он уже успел проявить незаурядные бомбардирские качества, забивая почти в каждом матче.

В "Зените" образца 1957 года происходила смена поколений. В октябре 1956 года на стадионе им. Кирова в последний раз сыграл знаменитый вратарь Леонид Иванов. После сезона 1956-го из команды ушли ветераны - защитник Николай Самарин, полузащитник Лазарь Кравец, нападающие Фридрих Марютин, Владимир Виноградов. В том же году в команду пришло молодое пополнение - защитники Владимир Мещеряков и Виктор Спиридонов, полузащитники Анатолий Дергачев и Станислав Завидонов. А в следующем сезоне в основном составе "Зенита" дебютировали молодые Роберт Савейко, Николай Рязанов, Вадим Храповицкий, Олег Морозов, Лев Бурчалкин. Принявший команду в июне 1957 года Георгий Жарков, в прошлом форвард московского "Торпедо", убедился, что почти все игроки "Зенита" - ленинградцы. Такого почти стопроцентного "ленинградского набора" не было в команде очень давно. Все были молоды, честолюбивы и в 1958 году замахнулись аж на чемпионство. В газете "Советский спорт" появился отчет об одном из матчей ленинградской команды под непривычным заголовком: "Внимание, "Зенит"!" И "Зенит" шел одно время в лидерах, но не удержался, занял четвертое место, хотя реально претендовал на третье. Свои потенциальные возможности использовать не удалось, а ведь по подбору игроков ленинградская команда была тогда одной из сильнейших в стране, и большинство ребят входили в сборные СССР - от национальной до юношеской.

Семнадцатилетний Лев Бурчалкин дебютировал в линии нападения "Зенита" 15 сентября 1957 года, выйдя на поле вместе с такими же, как он сам, недавними питерскими мальчишками. И через всю игровую и тренерскую карьеру он пронес твердое убеждение: истинную славу "Зениту" принесут футболисты, взращенные на берегах Невы. Игроки "Зенита" хорошо понимали футбол, технически неплохо были подготовлены, а по воротам умели бить не хуже, чем сейчас, а может быть и лучше. Тогда "Зенит" славился сильной игрой против лидеров, будь то "Спартак", "Торпедо" или московское "Динамо". Увы, не было у ленинградцев стабильности: игроки могли расслабиться и проиграть более слабому противнику.

Итак, Бурчалкина приняли в "Зенит" как центрального защитника, но стали использовать в нападении. Как-то сразу это получилось, а сам футболист не возражал. Начинал с левого края, где играл в "Зените" опытный А. Иванов, вместо Геннадия Бондаренко играл, например, левого полусреднего, перепробовав в атаке все позиции. Ещё несколько сезонов, номинально числясь в нападении, Бурчалкин "мигрировал" по позициям на поле, пока к 1960-му году не оказался на самом острие атаки.

В "Зените" Бурчалкин с первых шагов выделялся не только рыжей шевелюрой, но и даром решающего гола. Питерские болельщики даже прозвали его "Выручалкин". Сам он, датируя это прозвище маем 1959 года, рассказывал: "Проигрываем ростовскому СКА - 0:1. Минут за 15 до конца матча меня выпускают на замену. Наш защитник Володя Мещеряков в это время готовится пробить штрафной. Пока ростовчане еще не разобрались, что к чему, занимаю удобную позицию в штрафной, Мещеряков дает мне точный пас, и я первым же касанием резко загоняю мяч в сетку. 1:1 - и очко спасено. Потом еще несколько раз удачно выходил на замену. Два гола в такой же ситуации забил "Шахтеру". Так и пошло - Бурчалкин-Выручалкин". Правда, "Выручалкиным" его называли в основном журналисты. Зрители на трибунах называли его просто - "Лева"! А ведь, пожалуй, именно к его игре наиболее точно можно применить термин "дворовый футбол". В игре Бурчалкина, ставшего в 1960-е годы абсолютным кумиром питерских болельщиков, была такая беззаветная страсть, такой энтузиазм, такой бесшабашный азарт, какой в матчах команд мастеров встретишь уже нечасто - только мальчишки, гоняющие во дворе мяч до темноты, способны столь самозабвенно отдаваться любимой игре!

Небольшого роста, но гармонично сложенный, ловкий и техничный центрфорвард был одинаково хорош и в дриблинге и в подыгрыше. Он мог серией финтов "раскидать" сразу нескольких защитников, превращая в клоунов опытных дядей чуть ли не в два раза старше его, и под восторженный рев и аплодисменты на трибунах устремиться к воротам, вынуждая чуть ли не всю команду соперников срочно "заняться" им одним, но мог и отдать острый пас. И тем не менее, став уже одним из лидеров юношеской и молодежной сборных СССР, Лев не имел постоянного места в составе родного клуба, а после того, как "Зенит" возглавил его недавний партнер по нападению Геннадий Бондаренко, и вовсе стал подумывать об уходе из команды…

Заманчивые предложения из элитных клубов страны поступали регулярно, самыми настойчивыми сначала казались киевские динамовцы. Впрочем, что такое настойчивость Бурчалкин понял лишь тогда, когда попал в сферу интересов ЦСКА. Демагогические рассуждения о долге Родине превращались в наряд из военкомата, который "поселился" в его квартире, сам же призывник вынужден был перейти на нелегальное положение. Зенитовскому нападающему пришлось стать студентом машиностроительного техникума, в котором предоставляли отсрочку от армии. Любопытная деталь: до конца призывного возраста Бурчалкин голов в ворота ЦСКА не забивал, зато затем "отмечался" практически каждый сезон. Именно тогда на него обратили внимание тренеры сборной. Опять стали звать и в ЦСКА - как же: такой игрок, и не в армии! Едва отстояли... Звали и в киевское "Динамо", только недавно впервые ставшее чемпионом. Но Бурчалкин сохранил верность своему клубу. Хотя ещё долго каждый новый сезон начинался с взволнованных вопросов болельщиков: "Как там наш Рыжий? Не увели ещё?"

Новый наставник "Зенита" Евгений Иванович Елисеев сумел вдохнуть в перспективную, но "плохо управляемую команду" новую жизнь. В 1962 и 1963 годах сине-бело-голубые частенько собирали аншлаги на 100-тысячном стадионе, а одним из лидеров коллектива стал мастер спорта (с 1961 года) Лев Бурчалкин. Он действительно не обладал ни пробивной мощью, ни филигранной техникой, но вместе с Николаем Рязановым и другими партнерами создавал такое напряжение у ворот соперников, что даже самые опытные защитники впадали в панику. Постоянно нацеленный на атаку, никогда не щадящий своих сил форвард был сказочно популярен в Ленинграде. Впрочем, чему удивляться, например, в сезоне 1963 года он стал автором шести (!) победных голов.

В мае-июне 1964 года он сыграл два матча за олимпийскую сборную СССР. В решающих играх против сборной ГДР Бурчалкин заменил на левом фланге атаки травмированного капитана команды киевлянина Валерия Лобановского. Играть ему пришлось против одного из лучших европейских фланговых защитников Клауса Урбанчика. В первом матче, в Лейпциге, Урбанчик порой выглядел растерянным. Бурчалкин не только "грузил" немца по полной программе оборонительной работой, но и при первой же коронной вылазке соперника вперед догнал его и прекрасно сыграл в отборе. И так все 90 минут. В ответном московском матче, завершившемся, как и первый, вничью - 1:1, Бурчалкин вновь выглядел убедительнее соперника. Любопытно, что когда в решающей игре на нейтральном поле в Варшаве тренер наших олимпийцев Вячеслав Соловьев предпочел выставить на левом фланге вместо Бурчалкина московского динамовца Валерия Фадеева, советские олимпийцы потерпели решающее поражение от сборной ГДР - 1:4, а Урбанчик забил второй гол своей команды.

А чуть раньше, 20 мая 1964 года, в Москве состоялся дебют Льва Бурчалкина в национальной команде СССР в поединке с уругвайцами (1:0). Этот матч за главную сборную СССР так и остался у ленинградского форварда единственным. Остается только догадываться, сколько бы игр провел Бурчалкин в футболке с аббревиатурой СССР, если бы выступал за один из столичных клубов…

К сожалению, тренеру Елисееву в "Зените" не дали осуществить все намеченное, начались многочисленные тренерские перестановки, прежняя игра потерялась, а новая просматривалась с трудом. Футболисты, которых ветеранами можно было назвать с большой натяжкой, один за другим покидали команду. Попал в немилость и Бурчалкин, которого в разгар сезона отправили "лечиться" в санаторий. Лишь в сентябре о нем вспомнили, он вернулся и сразу же спас команду от поражения в матче с ташкентским "Пахтакором". Однако ощущение "родного дома" не возвращалось, нападающему предложили отправиться в Полтаву, где местное партийное руководство решило создать сильную команду. Бурчалкин даже свою будущую квартиру успел посмотреть, но к счастью, новый тренер сине-бело-голубых Артем Григорьевич Фальян с присущей ему энергичностью, сумел уговорить капитана "Зенита" остаться.

Лев Бурчалкин Все свои голы Бурчалкин помнил. "Первый в 1957 году забил куйбышевским "Крыльям Советов", - рассказывал он, нисколько не напрягая память. - Простенький гол: отскок от вратаря, и я добил метров с двух. Но для меня в 18 лет это было событие. 78-й гол забил в последнем, 400-м матче с пенальти. А самый памятный, конечно, Льву Яшину. Всего забил ему шесть или семь мячей, но тот, в июле 1958 года, получился красавцем - метров с 25 в самую "девятку". Я тогда открыл счет, а победили мы в итоге - 4:1 и возглавили турнирную таблицу". Существовал эффектный журналистский штамп об особых отношениях двух тезок - Яшина и Бурчалкина. На самом же деле титул "самого удобного" вратаря для зенитовского бомбардира делят между собой не менее блестящие стражи ворот - Юрий Пшеничников ("Пахтакор" и ЦСКА), Сергей Котрикадзе ("Динамо" Тбилиси) и Борис Стрелков ("Шахтер"). Любопытно, что ровно две трети взятий ворот (52) состоялись в Ленинграде. В течение всей своей игровой карьеры Бурчалкин честно оправдывал звание "последней надежды Ленинграда" - всего на счету "Выручалкина" 24 (!) победных гола, еще 10 принесли команде ничью.

За 16 сезонов Льва Бурчалкина в "Зените" сменилось не одно поколение его партнеров, но самым добрым словом он вспоминал первое. "Приятно было играть с Николаем Рязановым, мы понимали друг друга буквально с намека, - отдавал он должное ближайшему напарнику по нападению. - Много было у нас наигранных комбинаций с полузащитниками Завидоновым и Дергачевым. Хорошо, легко было играть с Васильевым. Потом, когда все они сошли, стало скучно". Во второй половине своей долгой карьеры, уже не имея столь классных партнёров в нападении, Бурчалкин всё чаще вынужден был отходить вглубь поля, самостоятельно выцарапывая мяч у соперника, организуя и начиная атаки команды. В конце концов, уже при тренере Е.Горянском в начале 1970-х, оказался в полузащите. Голы, правда, продолжал забивать исправно, но пореже…

Бурчалкин начинал в "Зените" ещё с прославленными А. Ивановым, В. Царицыным, Г. Бондаренко, а заканчивал в компании с Хромченковым, Стрепетовым, Казачёнком, годящимися тем в сыновья. За это время подросла целая армия новых болельщиков ленинградского клуба. Они уже выросли, а в "Зените" всё продолжал играть Бурчалкин, ставший капитаном команды, забивая, пусть уже не так много, но стабильно. Серьёзные травмы обходили его стороной, матчи он пропускал редко, и даже будучи в возрасте "за 30" оставался таким же по-мальчишески лёгким, подвижным, азартным, как и 15 лет назад. Казалось, Бурчалкин вечен! Тем неожиданнее стало решение тренера Е. Горянского летом 1972 года расстаться с ветераном, ещё полным сил и энергии. Для питерского болельщика уход кумира был сродни катастрофе, возмущению не было предела - "Зенит" без Бурчалкина не представляли! Впрочем, изменить что-либо было непросто: несмотря на удачный в целом сезон для команды (7-е место в чемпионате СССР) у игрока возник острый конфликт с тренером, а подобные эксцессы обычно решаются в пользу тренера, тем более, что и возраст футболиста вполне позволял с чистой совестью с ним расстаться. Конфликт начался с одной из тренировок, когда под проливным дождем тренер "предложил" начать отрабатывать игру головой. Какое-то время игроки с трудом прыгали на раскисшем поле, потом пошел недовольный ропот. Кто-то из партнеров обратился к Бурчалкину: "Лева, ты - капитан, скажи ты ему, что это глупо". "Лева" сказал - и сразу попал в опалу. Об этом эпизоде рассказал он сам через несколько лет в одном из интервью. Просидев большую часть сезона на скамейке, он решил с футболом заканчивать, все-таки и возраст - тридцать три, тогда это был уже почти предел. Однако Бурчалкин продолжал ещё оставаться в команде - руководство ленинградского футбола категорически потребовало от тренера дать возможность форварду сыграть юбилейный, 400-й матч в высшей лиге. И этот матч состоялся 8 сентября 1972 года.

В тот день "Зенит" принимал на своём поле днепропетровский "Днепр", который под руководством начинающего тренера В. Лобановского дебютировал в высшей лиге союзного чемпионата. На 55-й минуте матча, когда в своей штрафной днепропетровцы сбили Анатолия Зинченко, штатный пенальтист команды Павел Садырин благородно уступил право на пробитие удара юбиляру Бурчалкину, который и забил свой последний, 78-й рекордный гол за "Зенит". Игра закончилась со счётом 2:2, а форварда ждали подарки, цветы…

Л.Д. Бурчалкин До заветного рубежа Бурчалкин добрался по существу волевым решением городского руководства. Округлив четвертую сотню игр в чемпионате, он никак не думал, что тот "юбилейный" выход на поле - последний для него. Травма колена, полученная осенью 1971 года, одно время склоняла его к окончанию карьеры форварда. Назначили даже дату прощального матча, но тут колено вдруг отпустило. Потом были торжественные проводы, в "Ленинградской правде" появилась статья "Прощай, капитан, здравствуй тренер!" Бурчалкина вежливо, но настойчиво из команды выпроваживали… Однако и после этого ветеран продолжал оставаться в "Зените", правда, не выходя больше на поле. Начал он и подготовку к сезону 1973 года. Однако новый тренер Герман Зонин, поначалу решив дать ему поиграть ещё немного, позже передумал: "Раз уж прощальная статья была - значит пора!" Бурчалкин закончил выступления, хотя по его собственным ощущениям, года 2-3 вполне ещё мог отыграть на высоком уровне. И тем не менее, Бурчалкин ушел достойно.

Казалось, самой судьбой ему уготована в будущем роль тренера родной команды. Однако не сложилось: первой командой в его тренерской карьере стал владивостокский "Луч", который Лев Бурчалкин тренировал с 1973 по 1976 год. Дебют 34-летнего тренера оказался очень удачным. Местный "Луч" никогда звезд с неба не хватал, перед приездом нового наставника занимал предпоследнее место в своей зоне второй лиги. Под руководством Бурчалкина занимал 8-е, 4-е и 3-е места! Бывший нападающий "Зенита" добился выдающегося по тем временам результата - "Луч", выступая в восточной зоне второй лиги, стал самой результативной командой Советского Союза (более 70 голов). А ведь это были годы, когда на всех футбольных полях мира властвовал оборонительный стиль игры. Бывший вратарь "Луча", а позже тренер Иван Николаев вспоминал: "Лев Дмитриевич был очень хороший тренер и доступный, порядочный человек, большой психолог. Игроков понимал, строг был в меру. Для нас он был, конечно, авторитетом. Еще бы! Капитан ленинградского "Зенита", отыграл за него 400 матчей. Он сразу же стал тренировать нас с позиций высшей лиги и как-то быстро поставил игру. Я благодарен судьбе, что завершал карьеру игрока при Бурчалкине. Его уроки пригодились мне потом, когда я сам стал тренером".

Возможно, были тому объективные причины, недостаточная, скажем, жесткость характера, но за исключением 1977 года, когда он был назначен начальником команды "Динамо" (Ленинград), Лев Дмитриевич был оторван от тренерской работы. После учебы в Высшей школе тренеров Бурчалкин работал в должности государственного тренера сборных команд по Ленинграду. В его обязанности входило рекомендовать и просматривать кандидатов в различные сборные - от юношеской до национальной. Лишь в начале 1980-х начинается, по сути, тренерская карьера Бурчалкина. В 1982 году его опять приглашают поработать тренером "Луча" и Бурчалкин проводит еще 4 сезона во Владивостоке. А потом у него был, пожалуй, самый экзотический период в его тренерской работе - он на два года стал тренером одного из клубов с Мальдивских островов!

В те годы многие советские футбольные специалисты поднимали спорт №1 в разных экзотических странах. Нужно сказать, что еще за год до этого, в 1981 году, председатель федерации футбола СССР Вячеслав Колосков предложил Бурчалкину возглавить сборную... Венесуэлы. Лев Дмитриевич ответил согласием, но вскоре, увы, оказалось, что он "человек невыездной". Дело в том, что во время работы во владивостокском "Луче" вся команда была прикреплена к оборонному предприятию "Эра". И хоть футболисты на этом заводе не работали, работал бюрократический аппарат. Пять лет все были обязаны хранить государственные тайны, которых и не знали, не покидая территорию СССР. По той же причине не удалось Бурчалкину и уехать на работу на Сейшельские острова. Но к счастью, у тренера нашелся хороший знакомый, бывший одноклассник которого являлся секретарем обкома КПСС, пусть и не первым! Так что через год в Федерации футбола Бурчалкину разрешили оформлять документы на другие острова - Мальдивские.

Поначалу он работал с юношескими командами местных привилегированных школ. После нескольких тренировок на пляже юношам Бурчалкина удалось поставить игру и выиграть два матча у "настоящих" команд. О новом тренере и его команде на островах стали ходить легенды и слухи. Вскоре Бурчалкину предложили возглавить первую сборную страны, но из-за финансовых трудностей в отборочных матчах Азиатского кубка Мальдивы решили выставить на соревнования юношей, так как у них в группе значился лишь один соперник - Шри Ланка. Ту отборочную игру в Коломбо сборная Мальдивских островов проиграла 0:3, хотя команда у соперника была значительно сильнее. Результат матча был признан невероятно успешным, о нем даже сообщили президенту страны. На удивленный вопрос Бурчалкина ему ответили: " Мы здесь раньше меньше 12 мячей не пропускали!" На Мальдивах футболистов встретили как героев.

Игроки ушли на каникулы, первой сборной фактически не существовало, тренировать было некого. И тогда Бурчалкин согласился в свободное от работы со сборной время бесплатно тренировать местную команду "Виктори" ("Победа"), которая долгие годы занимала в чемпионатах второе место, пропуская вперед "Нью-Редиант". Установку на игру Бурчалкин проводил в доме владельца команды, а на стадионе сидел на трибуне, чтобы все видели - он официально командой не руководит. Принципиальный матч с "Нью-Редиантом" сыграли вничью - 0:0. Поставив команде грамотную, отлаженную игру (до него понятия "тактика" для местных футболистов просто не существовало), Бурчалкин, однако, не успел решить главную задачу. По семейным обстоятельствам была вынуждена уехать домой жена Бурчалкина. Сам он, оставшись один, тоже стал просить прислать замену, и вскоре на его место прибыл на Мальдивы Виктор Носов из донецкого "Шахтера". А вернувшись в СССР, Бурчалкин узнал, что его "Виктори" все-таки стала чемпионом Мальдивов, в решающем матче по пенальти обыграв "Нью-Редиант".

Зенит Два с половиной года работы на Мальдивских островах пролетели незаметно, в конце 1987 года Бурчалкин принимает предложение Станислава Петровича Завидонова войти в новый тренерский штаб "Зенита", руководить которым в те времена было все равно, что на бочке с порохом сидеть. Просто чудо, что Завидонов и Бурчалкин в сезонах 1988 и 1989 годов полтора года продержались в "Зените". Некоторое время Лев Дмитриевич работал директором спортивной школы на Невском заводе, а в 1990 году он на два сезона (1990-1991) уехал в Караганду, где стал главным тренером местного "Шахтера".

В этот момент и последовало новое приглашение во Владивосток. Возвращение получилось сенсационным: в 1992 году руководимый им "Луч" убедительно выиграл зональный турнир в первой российской лиге и впервые в своей истории завоевал путевку в высшую. Игру команда показала грамотную, зрелищную. До сих пор владивостокские болельщики с ностальгией вспоминают ту команду и считают тот сезон лучшим во всей истории клуба. Вот только празднование прошло уже без главного "виновника" триумфа. Бурчалкину по окончании сезона сказали спасибо, пожали руку и... освободили от должности. "Луч", уже под руководством других людей, тут же вылетел из высшей лиги обратно, в очень скором времени прочно осев во второй.

Бурчалкин вернулся в родной город и по кирпичику собрал команду "Космос-Кировец" (именно там он открыл для российского футбола Романа Березовского), однако в середине сезона 1993 года спонсор попросту сбежал, и клуб снялся с розыгрыша чемпионата. На этот раз вынужденное безделье получилось на редкость коротким, Лев Дмитриевич принимает петербургский "Локомотив" и в условиях жесточайшей борьбы завоевывает с ним путевку во вторую лигу (такое право давалось трем сильнейшим командам зоны). Из "Локомотива" получилась симпатичная команда, очень похожая на своего наставника: задиристая, по-спортивному злая. Всего более года играли железнодорожники под руководством Бурчалкина, а сколько провели запоминающихся поединков, одна кубковая битва с "Зенитом" чего стоит! После того, как в середине сезона удалось вернуть в родной город ряд сильных футболистов (среди них были экс-зенитовцы Данилов и Игнатенко), казалось, что "Локомотив" готов к переходу на новый качественный уровень, но… В 1995 году последовало новое приглашение во Владивосток и Бурчалкин вновь стал главным тренером "Луча", выступавшего в первой лиге чемпионата России.

После первого круга "Луч" шел на первом месте, но все же задачу на сезон не выполнил: команде совсем немного не хватило для того, чтобы вернуться в элиту. Сложности с часовыми поясами оказались неразрешимыми, да и не хотели элитные российские клубы возвращения такого проблемного и далекого конкурента. Тем не менее, в сезоне 1995 года команда из Владивостока показала свой лучший результат за время выступления в первой лиге, а Бурчалкина пригласили в тренерский штаб вернувшегося в "вышку" "Зенита".

С 1996 года тренерская деятельность Льва Дмитриевича практически неразрывно была связана с родным клубом. В 1996-1997 годах он - один из тренеров "Зенита" Павла Садырина. Начиная с 1998 года, он возглавлял "Зенит-2", за это время через фарм-клуб прошла чуть ли не половина тех, кто вскоре стал ведущими игроками команды - Сергей Колотовкин, Дмитрий Баранник, Сергей Дмитриев, Андрей Аршавин и многие другие. Конечно, назвать Бурчалкина тренером великим, выдающимся довольно сложно. Руководил он командами отнюдь не элитными, цели перед ними ставились обычно не максимальные, иногда казалось, что для должности главного тренера он слишком мягковат. И все-таки, было обидно, когда в 2001-м "Леве" не нашлось места в структуре "Зенита" и он уехал работать в Псков. Перед началом того сезона руководство команды "Псков-2000", которую тренировал Бурчалкин, поставило задачу - создать боеспособный коллектив, способный в будущем решать серьёзные задачи. Команда Бурчалкина заняла 2-е место в зоне, лишь под конец чемпионата уступив вершину "Динамо СПб", задачи перед которым стояли несоизмеримо более глобальные и честолюбивые. Попутно "Псков-2000" выдал блестящую 26-матчевую беспроигрышную серию. Казалось бы, требования руководства клуба с лихвой выполнены, команда создана, да ещё какая! Но Бурчалкина вновь снимают с должности. Мотивировка? "Почему уступили первое место "Динамо"?"

Лев Дмитриевич вернулся в Петербург, вновь возглавил "Зенит-2". Сезон 2002 года был откровенно неудачным, команда провела его слабо, хотя тренер трудился с полной отдачей, практически без отдыха, как прежде в атаке "Зенита". Потому решение заменить Бурчалкина в "Зените-2" Н. Воробьёвым было вполне логичным. Бурчалкин тяжело переживал уход из спорта, поэтому, наверное, и из жизни ушел раньше времени. Когда врачи прямо сказали ему, что шансов на выздоровление нет, он принял это совершенно спокойно. На следующий день врач принес Бурчалкину подарок: футбольный мяч с автографами игроков "Зенита"… Легендарный ленинградский футболист, заслуженный тренер России, кавалер ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени Л.Д. Бурчалкин скончался после продолжительной болезни 7 сентября 2004 года в Санкт-Петербурге. В сентябре 2006 года на Серафимовском кладбище футбольный клуб "Зенит" открыл памятник на могиле выдающегося форварда.

Лев Бурчалкин так и не дождался звания заслуженного мастера спорта, ни разу не увидел себя в списках "33 лучших", сыграл лишь один матч за сборную СССР. Но он добился гораздо большего - горячей, поистине народной любви в родном городе, где в нем буквально души не чаяли. Он был и остаётся культовой фигурой для питерского футбола, а его достижения - 16 сезонов за "Зенит" (с 1957 по 1972), из которых 8 лет он был капитаном команды, 5 раз становился лучшим бомбардиром "Зенита", 400 сыгранных матчей и 78 забитых голов в чемпионате - похоже, так и останутся непревзойденными. Шестнадцать лет он дарил радость сотням тысяч жителей нашего города и навсегда останется на берегах Невы одним из символов 1960-х годов. Тем, кому совсем недавно переполненные трибуны стотысячного стадиона имени С.М. Кирова в едином порыве выдыхали: "Бурчалкин!"
Мне кажется, что если необходимо было бы назвать игрока, являющегося символом "Зенита", то наиболее подходящим был бы Лев Бурчалкин! Пусть со мной и не все согласятся, но преданность клубу, причём не просто статистическая, а то СКОЛЬКО отдал "Зениту" Бурчалкин, его достижения и любовь болельщиков - очень весомый аргумент!

Запись в гостевой книге интернет-сайта "Зенита"

могила Л.Д. Бурчалкина