Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

НЕЧАЕВ Александр Афанасьевич (1845-1922)

А.А. Нечаев Русский советский врач-терапевт, организатор больничного дела А.А. Нечаев родился 3 августа 1845 года в селе Верхние Муллы (ныне - в черте города Пермь). В Перми он получил первичное образование, окончил сначала гимназию, а потом - духовную семинарию. Пермскую семинарию А.А. Нечаев окончил в 1865 году, тогда же для продолжения образования юноша отправляется в Санкт-Петербург. Он поступает в Петербургскую императорскую Медико-хирургическую академию, где становится одним из лучших студентов, одним из наиболее способных учеников профессора С.П. Боткина.

В 1870 году А.А. Нечаев окончил Медико-хирургическую академию и стал работать ординатором в клинике С.П. Боткина. В 1882 году он защитил докторскую диссертацию «Об угнетающем влиянии на отделение желудочного сока атропина, морфия и хлоралгидрата и раздражения чувствительных нервов», где впервые (до профессора Ригеля) экспериментально показал угнетающее действие атропина на желудочную секрецию. После защиты диссертации в течение трёх лет, с 1883 по 1885 год, А.А. Нечаев работал старшим ординатором Александровской (ныне Боткинской) барачной больницы.

С 1885 года деятельность А.А. Нечаева связана с Обуховской больницей в Петербурге. В течение пяти лет (1885-1890) он является главным врачом женского отделения больницы, а затем, с 1890 года и до самой своей смерти руководит всей больницей.

В течение длительного времени в Санкт-Петербурге имелись только военные госпитали, которые могли обслужить лишь незначительную часть гражданского населения. Обуховская больница - одна из первых городских больниц России. Она открылась летом 1779 года на набережной реки Фонтанки и получила своё название по расположенному рядом Обуховскому проспекту и Обуховскому мосту. Первая городская общедоступная Обуховская больница была открыта в основном для «чёрного люда» и первое время занимала всего 6 деревянных домиков, в которых размещались 60 коек. В 1782-1787 годах по проекту Дж. Кваренги был построен каменный, рассчитанный на 300 коек, мужской корпус. Позже, с 1836 по 1839 года, архитектор П.С. Павлов, со стороны Загородного проспекта построил женский корпус на 200 коек.

В состав больницы входил и Дом призрения для умалишённых - первое в России учреждение подобного рода. Первоначально Дом призрения был выкрашен в традиционный для Петербурга жёлтый цвет. Но именно он стал решающим признаком для народного названия этого богоугодного заведения - «Жёлтый дом». Очень скоро эта идиома стала аллегорией всех домов сумасшедших. Согласно одной из петербургских легенд, знаменитый Левша умер в Обуховской больнице. По другой легенде, А.С. Пушкин неоднократно бывал в этой больнице, навещая знакомого офицера, помешавшегося на игре в карты. Будто бы именно в стенах «Жёлтого дома» родился замысел «Пиковой дамы», если и не весь, поскольку на этот счёт существуют и другие легенды, то уж его драматический эпилог - точно. Как известно из повести, «Германн сошёл с ума. Он сидит в Обуховской больнице в 17-м нумере, не отвечает ни на какие вопросы и бормочет необыкновенно скоро: «Тройка, семёрка, туз! Тройка, семёрка, туз!»

С 1845 года, более 10 лет, в этой больнице бесплатно выполнял обязанности консультанта великий русский хирург, основоположник военно-полевой хирургии Н.И. Пирогов, и даже почти ежедневно оперировал здесь больных. Эта больница была первой из городских больниц, где Пирогов применил в 1847 году эфирный наркоз. Заслуги Пирогова были отмечены сооружением в 1932 году на территории Обуховской больницы памятника - бюста, исполненного по модели скульптора И.В. Крестовского.

Обуховская больница Будучи главным врачом Обуховской больницы, А.А. Нечаев превратил её в передовое научное, лечебное и педагогическое учреждение, где совершенствовали свои знания многие русские врачи. Лучший ученик знаменитого терапевта С.П. Боткина, А.А. Нечаев был великолепным клиницистом и прекрасным организатором. Нечаев ежедневно посещал созданные им сортировочные отделения - одно для хирургических, другое для терапевтических и кожно-венерических больных и лично осматривал всех терапевтических больных. В 1892 году в больнице были устроены дезинфекционная камера и термическая станция для обеззараживания сточных вод. В 1893 году на открытии центральной лаборатории присутствовал знаменитый немецкий физиолог Р.Вирхов. В 1897 году в больнице стал применяться для диагностики рентгеновский аппарат. А.А. Нечаев ввёл ещё одно важное новшество - при нём больница стала базой повышения квалификации врачей. Её даже называли "практической научной академией".

К концу века благодаря активности А.А. Нечаева Обуховская больница стала крупнейшей больницей Петербурга, крупным научным медицинским центром. А.А. Нечаев поощрял работу экстернов в больнице, и со всех концов России в «Обуховку» для усовершенствования съезжались врачи. Они приезжали на срок до двух лет и учились у известных специалистов: В.М. Кернига, А.А. Троянова, А.А. Кадьяна, Б.Н. Хольцова, А.Я. Штренберга, Л.А. Стуккея, М.Д. Тушинского. Больничные отделения возглавляли видные специалисты, многие из которых стали в дальнейшем профессорами. В 1890 году по инициативе А.А. Нечаева возникло Научное общество врачей Обуховской больницы. Здесь ежемесячно проводились общебольничные научные заседания, привлекавшие не только работников больницы, но и городских врачей. Протоколы заседаний печатались в "Больничной газете в память С.П. Боткина", соредактором которой был А.А. Нечаев, и в журнале "Русский врач", редактором которого являлся ординатор Обуховской больницы С.В. Владиславлев. В 1894 году А.А. Нечаев был избран председателем Совета главных врачей при Больничной комиссии Петербургской Городской управы.

А.А. Нечаеву и А.А. Троянову принадлежит первый в России случай оперативного лечения прободного тифозного перитонита с исходом в выздоровление (1894). Научные работы Нечаева посвящены главным образом пограничной области между терапией и хирургией и инфекционным заболеваниям с поражением кишечного тракта.

Известный русский писатель и литературовед Р.В. Иванов-Разумник в своей книге «Тюрьмы и ссылки» вспоминал о встрече с А.А. Нечаевым после своего ареста за участие в студенческой демонстрации: “Дело было в начале 1901 года. Я что-то недомогал всю зиму, а тут подошли "студенческие волнения", в которых принял деятельное участие. 4-го марта состоялась демонстрация на площади Казанского собора, откуда нас, несколько сот студентов и курсисток, сперва развели по полицейским участкам, а к ночи согнали в огромный и сырой Конногвардейский манеж. Здесь мы и провели ночь, лязгая зубами от холода, на вязках соломы, милостиво отпущенных нам конногвардейскими офицерами. Утром развели нас по тюрьмам. Через две недели вышел я из Пересыльной тюрьмы совсем больным, а месяца через два хлынула горлом кровь. Знаменитый тогда доктор Нечаев внимательно выстукал и выслушал меня, а потом, помолчав, сказал: "Запущено. Осталось месяца три жизни, если будете по-прежнему жечь свечу с обоих концов. А можно вылечиться, если будете исполнять мои предписания".

Мне хотелось бы здесь помянуть добрым словом Александра Афанасьевича Нечаева, - он вылечил меня, сослав на лето в глухие сосновые леса и прописав свой режим и свои лекарства. Осенью я мог снова вернуться в университет, но подвергнувшись "ссылке" с приходом новой весны, я три года прожил в вековых сосновых лесах Владимирской губернии. Когда после этого я вернулся в Петербург и явился к А.А. Нечаеву, то он, выслушав меня, сказал с довольным видом: "Ну, могу поздравить: вы умрёте от какой-нибудь другой болезни". Однако, предосторожности ради, всё же рекомендовал поселиться в Царском Селе, и шутя прибавил: "Имейте только в виду, что всё может начаться сначала, если опять проведёте зимнюю ночь в Конногвардейском манеже"...

…Кровь горлом пошла у меня 16-го августа. Я вызвал доктора, который не пришёл (возможно, что и дежурный не пожелал беспокоиться из-за таких пустяков), а сам, вспомнив совет А.А. Нечаева, лёг и стал пить глотками крепкий раствор солёной воды. Кровь шла недолго, но обильно. Через два дня пришёл при обычном обходе доктор, прописал новые лекарства и подтвердил необходимость "постельного режима". Но - живуч человек! Новые ли лекарства, тёплый ли август, но к концу месяца я стал чувствовать себя лучше, а в начале сентября возобновил даже утренние прогулки”.

Обуховская больница 9 января 1905 года по указанию А.А. Нечаева Обуховская больница приняла и обслужила большое число раненых во время «кровавого воскресенья». Отряд врачей и сестёр больницы выехал к Нарвским воротам и оказывал медицинскую помощь на месте. С 1908 года экстерном в мужском отделении больницы работал Г.А. Ивашенцов, ставший в 1922 году, после смерти А.А. Нечаева, заведующим терапевтическим отделением. В 1910 году, чествуя 40-летие медицинской деятельности А.А. Нечаева, сотрудники Обуховской больницы писали: «Клиницист школы Боткина, его ученик, вынесший из знаменитой клиники большой опыт, знания и любовь к науке, Вы не взглянули на больницу лишь как на место призрения больных, Вы поставили себе задачей поднять больницу до высоты клиники. Эта благородная задача была полностью осуществлена».

После Октябрьской революции А.А. Нечаев принимал деятельное участие в комиссиях отдела здравоохранения, уделял много внимания организации здравоохранения в Советской России, был одним из основателей Петроградского терапевтического общества имени С.П. Боткина (1921) и первым его председателем. В 1920 году в связи с 50-летием врачебно-научной деятельности А.А. Нечаева Государственный институт медицинских знаний присвоил ему звание почётного профессора. В 1922 году А.А. Нечаев - председатель организационного бюро по созыву Съезда терапевтов, первого после революции.

Доктор медицины профессор А.А. Нечаев стоял во главе Обуховской больницы в течение 37 лет, превратив её в крупное научно-клиническое учреждение, из которого вышло свыше 30 профессоров. Выдающийся русский терапевт, организатор больничного дела А.А. Нечаев умер в Петрограде в 1922 году. Он был похоронен на Новодевичьем кладбище (на 9-й дорожке) рядом со своим учителем С.П. Боткиным. В 1926 году неподалёку (между 8 и 9 дорожками кладбища) похоронили его жену, Ольгу Константиновну Нечаеву (1850-1926), видную деятельницу российского женского движения. В 1938 году на могиле профессора А.А. Нечаева установили памятник - мраморную урну под покрывалом, на постаменте с барельефом (ск. И.В. Крестовский).

После смерти А.А. Нечаева в 1922 году Обуховской больнице присвоили его имя, она стала называться так - Обуховская имени профессора А.А. Нечаева больница памяти 9 января 1905 года. В период с 1924 по 1927 год её капитально реконструировали, взамен печного отопления впервые в городе провели теплофикацию всех больничных зданий, снесли деревянные бараки, открыли новейшие лечебно-диагностические кабинеты. В 1926 году главным врачом стал известный хирург И.И. Греков, который работал в Обуховской больнице с 1895 года.


Надгробие входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге
(утв. постановлением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 527)
могила А.А. Нечаева