Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

КРАЕВСКИЙ Андрей Александрович (1810-1889)

А.А. Краевский Русский издатель, редактор, журналист А.А. Краевский родился 5 (17) февраля 1810 года в Москве, в небогатой семье. Он был побочным сыном внебрачной дочери известного в то время вельможи, московского обер-полицмейстера Н.П. Архарова, в доме которого он провёл детство и получил начальное воспитание. Выдающиеся способности мальчика обратили на него внимание его покровителя, и Н.П. Архаров принял в судьбе Краевского самое близкое участие. В 1825 году, пятнадцати лет от роду, Андрей Краевский был помещён в Московский университет на философский факультет, причём, чтобы обойти закон, требовавший для поступления в университет 18-летнего возраста, в документах Краевского ему было прибавлено два года.

В 1828 году А.А. Краевский окончил курс Московского университета со степенью кандидата политических наук, после чего служил в Гражданской канцелярии московского генерал-губернатора. К этому времени относится и начало литературной деятельности А.А. Краевского: он дебютировал в "Московском Вестнике", где за 1828 и 1829 годы поместил несколько переводных статей по вопросам истории литературы и философии, почти все без подписи, даже без инициалов. Здесь же он вёл библиографический отдел.

Краевский хотел посвятить себя научным занятиям, но семейные обстоятельства резко изменились, он вынужден был оставить Москву и в 1831 году отправился совершенным бедняком, но "с радужными надеждами" в Петербург – искать себе средств к жизни. Переехав в столицу, Краевский поступил на службу в департамент Министерства народного просвещения и давал на первых порах уроки истории и русской литературы в частных домах. Скоро он приобрёл известность талантливого педагога, вошёл в круг петербургского высшего общества, и познакомился с другом М.Ю. Лермонтова – князем В.Ф. Одоевским, который ввёл его в тогдашние литературные кружки Петербурга, а потом часто помогал ему в затруднительных обстоятельствах. В 1832 году А.А. Краевский получил место преподавателя истории в Пажеском корпусе, а вслед за этим и в Павловском кадетском корпусе. Одновременно он состоял сотрудником в "Журнале Министерства Народного Просвещения", где помещал переводные статьи по философии, и рецензии на новые книги. В 1835 году он был назначен помощником редактора, а в 1837 году – редактором этого журнала.

В 1835 году А.А. Краевский начал сотрудничество в "Энциклопедическом Лексиконе" Плюшара, где поместил обширную биографию Бориса Годунова. В этой работе он выступил с оригинальным в то время мнением, что Годунов не был повинен в убийстве царевича Димитрия в Угличе. Биография наделала много шума, вызвала негодование многих учёных, и когда потом во главе издания "Лексикона" стал Сенковский, он поместил под буквой "Г" статью "Годунов", опровергавшую мнения, высказанные в статье "Борис". В 1836 году биография Бориса Годунова вышла отдельной брошюрой, за подписью автора. Почти одновременно с ней Краевский издал и другую брошюру – "Об исторических таблицах В.А. Жуковского, с образцовой исторической таблицей для древней истории". В том же году Археографическая комиссия избрала Краевского в свои члены, и ему было поручено редактирование IV тома "Исторических Актов".

В это же время молодой А.А. Краевский по рекомендации П.А. Плетнёва в качестве технического помощника помогал А.С. Пушкину в редактировании журнала "Современник". Уже тогда Краевский занимал видное место в русской литературной среде. После смерти А.С. Пушкина Краевский участвовал в разборе его бумаг, и стал одним из пяти соиздателей «Современника». Скопив некоторые средства, он в 1836 году ходатайствовал, при посредничестве князя В.Ф. Одоевского, о разрешении издания ежемесячного журнала "Русский Сборник". Однако издание не было разрешено, так как тогда новые органы периодической печати не разрешались, можно было только обновлять старые. Поэтому в 1837 году А.Краевский принял на себя негласное редакторство и издательство приобретенной им у А.Ф. Воейкова еженедельной газеты "Литературные прибавления к Русскому Инвалиду". Эту газету Краевский редактировал до 1839 года, сумев значительно оживить это издание. После смерти А.Ф. Воейкова, Краевский стал собственником газеты.

Последующие годы жизни Краевского связаны с журналом "Отечественные Записки", который впервые вышел в печать в 1818 году в Петербурге, но долгое время был малопопулярен. Основал его (и стал первым редактором) чиновник коллегии иностранных дел Павел Петрович Свиньин. Первый редактор "Отечественных Записок" был человек современный и феноменально разносторонний – писатель, издатель, журналист, редактор, художник, историк, географ, коллекционер. Когда ему было 16 лет, он дебютировал в печати, а в 26 лет он уже издал свою первую книгу. В 1818 и в 1819 годах вышло только два номера "Отечественных Записок", они были посвящены главным образом русским самородкам, выходцам из народа. Главное внимание уделялось пользе, приносимой этими талантами отечественной промышленности. Ряд статей рассказывал о русских фабриках и заводах. В то время, когда еще не спала волна патриотизма в России, пришедшая после победы над Наполеоном, в русском обществе процветало почти религиозное поклонение нации как некой священной субстанции и государству как некоему подобию церкви. Эта почти фанатичная любовь к России и гордость за державу отразилась и в "Отечественных Записках" П.П. Свиньина, которые с 1820 года стали выходить ежемесячно.

Журнал распространялся по подписке. Свиньин отдавал предпочтение материалам историческим, этнографическим и статьям о русской промышленности. Художественный отдел журнала был незначителен и характерен только своим стремлением ознакомить публику с талантами из народа. Надо заметить, что на страницах "Отечественных Записок" Свиньина начинали свою публицистическую карьеру Михаил Погодин (впоследствии известный историк и профессор Московского университета) и Николай Полевой (вскоре издатель «Московского телеграфа», самого модного русского журнала второй половины 1820–1830-х годов).

В какой-то момент патриотический энтузиазм Свиньина дошел до комизма. «Записки» заполнились бесчисленными сочинениями о взращенных российской землей «быстрых разумом Невтонах» - мясниках-астрономах, купцах-механиках, однодворцах-химиках, дворовых-архитекторах, дворниках-инженерах, статьями о «русском Борнсе» - поэте-крестьянине Слепушкине, сообщениями о доморощенных Рафаэлях, Моцартах и Уаттах, и даже историями о собственных Платонах, вроде купца Ершова. Последний, будучи воспитан на псалтыре, часовнике и лубочных сказках, на двадцатом году жизни стал «замечать ошибки в умозрениях Бюффоновых». Едва освоив арифметику, он написал «Историю о происхождении Вселенной», а затем «Мысли о происхождении и образовании миров» и ряд других сочинений подобного рода. Позднее, под влиянием усиленных философских занятий, Ершов «сделался задумчив, бросил наследственные по купечеству промыслы» и лишился рассудка...

Порой Свиньин впадал в смешные преувеличения. Разысканные и прославленные им выдающиеся изобретатели оказывались, как правило, творцами никому не нужных поделок и создателями фантастических проектов (вроде вечного двигателя), «русские Борнсы» - малоодаренными и неумелыми версификаторами. Недоброжелатели злорадствовали: они постоянно ловили Свиньина на прямой подтасовке фактов. Постепенно у Свиньина начала складываться репутация лжеца, и популярность журнала резко упала. Из-за недостатка подписчиков Свиньин прекратил издательство журнала в 1830 году и удалился на покой в свою деревню в Костромской губернии.

В 1838 году П.П. Свиньин сделал попытку возродить «Отечественные записки», но успеха не имел и охотно уступил право на издание журнала А.А. Краевскому, человеку, причастному к литературным кругам, обладавшему незаурядными деловыми способностями и усиленно добивавшемуся возможности стать в ряды «журнальных концессионеров эпохи». Так в 1839 году А.А. Краевский приобрёл у П.П. Свиньина прекратившиеся по недостатку подписчиков, плохие, бесцветные "Отечественные Записки", составив для этой цели капитал на паях. Пайщики, однако, один за другим покинули Краевского, он остался один и стал редактором. Журнал под умелым и энергичным руководством Краевского, несмотря на скудные на первых порах материальные средства, сразу оживился, приобрёл симпатии общества и, наконец, занял первое место в ряду других периодических органов печати. Целью "Отечественных Записок" было "способствовать, сколько возможно, русскому просвещению по всем его отраслям, передавая отечественной публике всё, что только могло встретиться в литературе и жизни замечательного, и полезного, и приятного, всё, что могло обогатить ум знанием или настроить к восприятию впечатлений изящного, образовать вкус".

А.А. Краевский приобрёл этот журнал не по своей доброй воле – если бы он мог, он с удовольствием основал бы новый журнал, который не имел бы столь сомнительной славы и был менее славянофильским (сам  Краевский  исповедовал идеи «западничества»). Всё дело в том, что когда в 1838 году молодой и предприимчивый Краевский решил издавать новый журнал, он был стеснён указом 1836 года, который запрещал даже подавать ходатайства об издании новых периодических изданий. Ведь всего за две недели до запрета император Николай I на одном из таких ходатайств собственноручно начертал резолюцию: «И без того много». Чтобы обойти запрет, требовалось перекупить право на уже выходящий журнал, т.е., в сущности, приобрести право на выход нового журнала под уже существующим названием. Понятно, что легче всего было сговориться с владельцем издания, влачившего жалкое существование, а еще лучше – совершенно захиревшего. Краевский обладал незаурядными деловыми способностями и смог в кратчайшие сроки преобразить издание, сделать его популярным и даже прибыльным. 1 января 1839 года вышла в свет первая книжка обновлённого журнала. «Это была, впрочем, не книжка, – вспоминал И.И. Панаев, – а книжища, вдвое, если не более, толще «Библиотеки для чтения». Все любители литературы бросились смотреть на неё – и вот: «Громада двинулась и рассекает волны». Впрочем, возобновляя "Отечественные записки", Краевский, по свидетельству Панаева, ещё сам не представлял себе характер журнала.

"Отечественные Записки" выступили на журнальное поприще с программой чрезвычайно обширной, богатой и разнообразной, какой до тех пор не выставлял ни один русский журнал. Краевский понял, что в обществе назрела потребность в независимом органе печати, и он привлёк, для удовлетворения этой потребности, лучшие силы того времени, предоставив им полный простор. Учитывая общественно-литературные настроения 1840-х годов против "коммерческой литературы" Греча, Булгарина и Сенковского, Краевский решил, по его словам, «противопоставить оплот смирдинской клике». Он рассчитал верно: борьба с засильем “журнального триумвирата” привлекла в «Отечественные записки» людей самых разнообразных направлений, в том числе и В.Г. Белинского.

Впрочем, сначала Краевский назначил на должность редактора отдела критики В.С. Межевича, учителя словесности, который выступал иногда в печати. Но первые же слабые статьи Межевича показали, что на роль критика «Отечественных записок» он не годится. Это обстоятельство вынудило издателя обратиться к Белинскому, от сотрудничества с которым он раньше наотрез отказывался, и связать судьбу с «крикуном-мальчишкой» (так Краевский называл Белинского) и его друзьями. С тех пор Краевский практически не вмешивался в дела Белинского, хотя зачастую у них разительно отличались точки зрения по определённым вопросам. Краевский считал, что безусловная популярность отдела критики и его редактора с лихвой покрывает многие недостатки Белинского.

Во главе с ведущим литературным критиком В.Г. Белинским в журнале работали лучшие современные писатели, поэты, критики, все – разных направлений и поколений. Были здесь и литераторы пушкинского круга, и будущие активные участники “Москвитянина”, и будущие славянофилы, и просто молодые писатели. В разные годы в журнале сотрудничали М.Ю. Лермонтов, князь В.Ф. Одоевский, В.А. Соллогуб, А.В. Кольцов, Е.А. Баратынский, А.Ф. Вельтман, В.А. Жуковский, Д.В. Давыдов, П.А. Вяземский, Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, Писемский, Страхов, Н.А. Некрасов, И.С. Тургенев, С.Т. Аксаков, И.А. Гончаров, М.А. Дмитриев, Д.В. Григорович, И.И. Панаев, А.Н. Майков, В.И. Даль, а также товарищи Краевского по университету: А.И. Герцен, Т.Н. Грановский, П.Н. Кудрявцев, Н.П. Огарев, Катков, А.Д. Галахов, С.Соловьёв и многие другие.

Существует мнение, что Краевский смотрел на журнал, прежде всего, как на удачное коммерческое предприятие, но с этой точкой зрения можно поспорить – Краевского привлекала задача собрать в одном издании всех лучших авторов и стать тем самым журнальным лидером эпохи. «Отечественные записки» не замедлят занять первое место в современной русской журналистике», – писал Белинский, высоко оценивая художественную прозу и стихотворения в первых номерах издания. Краевский преобразовал «Отечественные записки» в ежемесячный учёно-литературный и политический журнал большого объёма (до 40 печатных листов), разделил его на восемь отделов: 1) современная хроника России, 2) науки, 3) словесность, 4) художества, 5) домоводство, сельское хозяйство и промышленность вообще, 6) критика, 7) современная библиографическая хроника, 8) смесь.

Самый яркий критик того времени В.Г. Белинский вёл отдел критики «Отечественных записок» с середины 1839 до 1846 года. В это время основным направлением литературы и критики стало западничество и реализм. В журнале печатались многие работы Белинского: обзоры русской литературы за 1840-1845 годы, статьи о народной поэзии, о творчестве Лермонтова, о Пушкине, несколько полемических заметок о «Мертвых душах» Гоголя и большое число других статей и рецензий. Критика журнала уделяла внимание не только отечественной, но и зарубежной словесности, помещая обзоры иностранной литературы и переводные статьи об отдельных писателях. Ещё одним из наиболее активных авторов, определявшим направление журнала, был кумир молодёжи А.И. Герцен. Под псевдонимом «Искандер» он поместил в «Отечественных записках» несколько художественных произведений («Записки одного молодого человека», «Еще из записок одного молодого человека», первую часть романа «Кто виноват?»), а также философские работы («Дилетантизм в науке», «Письма об изучении природы») и публицистические статьи, в том числе три фельетона, направленных против журнала «Москвитянин». По сути, именно Герцен и Белинский создали «Отечественные записки».

Видным сотрудником журнала был И.С. Тургенев, который передал «Отечественным запискам» почти все свои произведения, созданные до «Записок охотника», печатавшихся уже в «Современнике». Здесь появилось несколько его стихотворений и поэм, пьесы «Неосторожность» и «Безденежье», рассказы «Андрей Колосов», «Бреттер» и другие. Сотрудничество Тургенева в журнале  Краевского  продолжалось и после перехода Белинского, Герцена и Некрасова в «Современник». В конце 1840-х и в начале 1850-х годов в «Отечественных записках» были напечатаны тургеневские пьесы «Холостяк» и «Провинциалка», повести «Дневник лишнего человека», «Яков Пасынков».

Отечественные Записки С начала 1840-х годов в журнале сотрудничал Н.А. Некрасов. Кроме нескольких рассказов («Необыкновенный завтрак», «Опытная женщина») и стихотворений («Современная ода», «Огородник»), ему принадлежало значительное количество острых анонимных рецензий, которые нравились Белинскому. Ф.М. Достоевский поместил в «Отечественных записках» почти все свои произведения 1840-х годов: «Двойник», «Господин Прохарчин», «Белые ночи» и другие. С «Отечественными записками» связано начало литературной деятельности М.Е. Салтыкова-Щедрина. В 1847 году в журнале была опубликована его повесть «Противоречия», а в следующем году – повесть «Запутанное дело», за которую автор поплатился ссылкой. Переводная художественная литература в журнале также отличалась высоким качеством. В «Отечественных записках» работали опытные переводчики: Кронеберг, Кетчер, Струговщиков. Помещались почти исключительно произведения современных зарубежных авторов: Жорж Санд, Диккенса, Ф.Купера, Г.Гейне. Кроме того, было опубликовано несколько переводов из Гёте (отрывки из «Фауста», «Вильгельма Мейстера», стихи) и перевод «Двенадцатой ночи» Шекспира.

Журнал часто печатал произведения зарубежных авторов. Например, Шарль Фурье опубликовал на страницах "Отечественных Записок" свои размышления по поводу бытовой стороны социализма, в которых говорил о пользе создания коммун на 2000 человек и свободной любви. До создания коммун в России не дошло, но статья долго и жарко обсуждалась в студенческих кругах и в свете. Белинский, кстати, с восторгом воспринимал идеи «общежития». Интересно, что он никогда не подписывался под статьями и носил прозвище «рыцарь без имени».

Много усилий приходилось прилагать Краевскому, чтобы держать своё издание на уровне с требованиями века и общественными тенденциями. Краевский сумел провести свой журнал сквозь массу препятствий и затруднений. Конечно, не его статьям "Отечественные Записки" были обязаны своим успехом, но они были обязаны ему своим существованием. В чём бы ни заключались мотивы, побудившие Краевского основать, или, правильнее сказать, обновить "Отечественные Записки", нельзя предполагать, что все его побуждения были невысокого свойства (как доказывали иногда его литературные враги), и чрезвычайно ценным представляется, во всяком случае, их результат. "Отечественные Записки" пользовались таким громадным успехом и имели такое влияние, каких с тех пор не выпадало на долю ни одному российскому журналу. В день, когда выходили "Записки", студенты по пять раз хаживали в кофейные спрашивать, получен ли свежий номер, который они затем рвали из рук в руки, читали, обсуждали, спорили…

В "Отечественных Записках" сосредоточилась та могучая оппозиция, которая нанесла решительный удар направлению Сенковского, Греча и Булгарина. Надо заметить, что на страницах журнала шла яростная перепалка с идеологическими врагами. Не ограничиваясь журнальной борьбой, конкуренты прибегали и к другим средствам. Булгарин и Греч, например, пытались задерживать на почтамте деньги, присылаемые Краевскому подписчиками. Известно также о многочисленных доносах на «Отечественные записки». Человек необыкновенно практичный, А.А. Краевский хорошо понимал, что в обществе назрели другие потребности. К середине 1840-х годов спала популярность «Библиотеки для чтения» Сенковского и «Северной Пчелы» Булгарина и Греча (долгое время эти журналы были монополистами), и "Отечественные Записки" стали самым популярным журналом страны. Умный и энергичный, Краевский чутко угадывал требования читателей, умело выбирал сотрудников. Скоро, однако, природная деловитость Краевского стала вырабатываться в сухое, формальное отношение к сотрудникам. Он требовал от лиц, живших исключительно трудом в его журнале, непомерного напряжения умственных сил. Особенно тяжело было положение Белинского.

В апреле 1846 года В.Г. Белинский прекратил работать в журнале (по одним источникам – из-за небольшого жалованья, по другим – из-за ссоры с Краевским). В октябре того же года Белинский ушёл из "Отечественных Записок", а с января 1847 года стал критиком журнала «Современник» Некрасова и Панаева. На замену Белинскому Краевский нашёл молодого талантливого критика Валериана Майкова, но он проработал в журнале меньше года – искупавшись в прохладном озере в августе 1847 года, он заболел и умер в возрасте 24 лет. Его идеи, к сожалению, почти не получили развития.

С Белинским из журнала ушла целая группа сотрудников журнала. В 1847 году почти все "отколовшиеся" сгруппировались вокруг И.Панаева и Н.Некрасова в "Современнике", и Краевский стал мишенью всевозможных полемических стрел. Лишившись прежних сотрудников, он постепенно стал отдаляться и от их направления, хотя и пытался поначалу сохранить прогрессивный облик журнала. В годину реакции, вызванной европейскими событиями 1848 года и опасаясь репрессий, А.А. Краевский написал патриотическую статью "Россия и Западная Европа в настоящую минуту". В этой статье, вышедшей в июльском номере 1848 года, он отстаивал православно-монархические ценности Русского государства, в самых льстивых выражениях говорил о спасительности начал самодержавия, нападал на революционные и социалистические учения и называл шарлатанами Прудона, Кабэ и Ледрю-Роллена. В этом он повторял мысли известного историка М.П. Погодина, незадолго перед тем вызывавшие резкое порицание "Отечественных Записок". Сам Погодин был возмущен такой непоследовательностью.

Эта статья А.А. Краевского угодила цензуре и обратила на себя «всемилостивейшее внимание государя императора». Но в конце 1848 года Краевского вызвали в Третье отделение, где издателю самого яркого журнала тех лет пригрозили закрытием. Член комитета Дегай нашёл в журнале последних лет «вредность духа и направления». Он отметил неблагонамеренность повести Салтыкова-Щедрина «Запутанное дело», статьи Милютина «Пролетарии и пауперизм в Англии и Франции» и указал на недопустимость распродажи книжек журнала 1840-1843 годов со статьями эмигрировавшего за границу А.И. Герцена. Лавируя между требованиями общества и внешними давлениями, Краевский старался воздерживаться от крайностей и почти постоянно был представителем умеренного либерализма. Но после 1848 года журнал Краевского занял откровенно консервативные позиции. С этого времени успех и влияние "Отечественных записок", утративших прогрессивное направление, начинают неуклонно падать.

Основав "Отечественные записки", Краевский не покидал и "Литературных прибавлений к Русскому Инвалиду". В 1840 году они были переименованы в "Литературную Газету", в 1843 году редакция её была передана Ф.А. Кони. Однако в 1844 году Краевский снова взял газету на себя и издавал, с приложением "Записки для хозяев", до 1848 года, когда "Литературная Газета" была прекращена. В следующем году Краевский передал её В.Р. Зотову, который с 1847 года вёл в "Литературной Газете" отдел критики. В 1843 году А.А. Краевский был утверждён в звании помощника редактора "Русского Инвалида", а с 1847 по 1852 год был редактором этой газеты.

В 1852 году А.А. Краевский оставил газету "Русский Инвалид" и совместно с Очкиным и под его фирмой, взял в аренду газету “Санкт-Петербургские Ведомости”. Из жалкого листка, с трудом влачившего своё существование, не имевшего и тысячи подписчиков, Краевский за десять лет сделал прекрасную газету с 12 000 подписчиков. "Санкт-Петербургские Ведомости" положили основание материальному благосостоянию А.А. Краевского, что объясняется, впрочем, кроме умелой организации, и исключительными обстоятельствами того времени: Крымская война, подъём общественного настроения после неё, реформы нового царствования – всё это привлекало многочисленный круг читателей. Дела Краевского шли так хорошо, что он получал в это время до 50 000 рублей ежегодного дохода. Но когда окончился десятилетний срок аренды, Академия с 1862 года не пожелала возобновлять арендного договора с Краевским и закрепила "Ведомости", на более выгодных для себя условиях, за новым редактором, В.Ф. Коршем.

В 1862 году, когда Краевский был вынужден уйти из "Санкт-Петербургских Ведомостей", он решился основать свой собственный орган. При помощи министра народного просвещения А.В. Головнина, он выхлопотал разрешение на издание новой газеты, и с 1 января 1863 года начала выходить общественно-политическая умеренно-либеральная газета "Голос". Новая газета должна была назваться "Голос Народа", но это название было признано слишком притязательным и изменено. Множество разнообразных вопросов по всем отраслям государственных и социально-экономических знаний, разработка вводившихся реформ, облегчение применения их к жизни – такова была цель этого органа. В особом сообщении, разосланном Краевским в конце 1862 года, говорилось: "Я поставил одной из главных задач газеты ознакомление читателя с внутренней жизнью России посредством приведения в общую известность того, что до сих пор имело так называемый местный интерес. Нужно знать, что думает Россия о своих общественных интересах, что ей нравится, что ею отвергается. Мне кажется, что настала пора гласного проявления своих нужд и стремлений, своего горя и радости; а гласным органом служит нам пока только журналистика". В сравнении с "Отечественными Записками" общественная роль "Голоса" была гораздо меньше, но, всё-таки, влияние его было весьма значительно. Главное своё внимание "Голос" сосредоточивал на отделе внутренних известий, на корреспонденции со всех сторон России. Пробудившееся в это время под влиянием новых преобразований, общество сочувственно пошло навстречу "Голосу", и он скоро занял первенствующее место в русской периодической печати того времени. Газета выходила по 1883 год, и уже к концу 1870-х годов выходила огромным по тем временам тиражом – около 23 тысяч экземпляров. Она пользовалась успехом, популярностью и авторитетом, в том числе в европейских странах, была одной из лучших русских газет.

Продолжалась работа Краевского и в "Отечественных Записках". В 1860-1866 годах (а фактически ещё с начала 1850-х годов) вторым редактором журнала был С.С. Дудышкин, который стал, по сути, его руководителем. После смерти Дудышкина в 1866 году значение журнала ещё больше упало. Цель А.А. Краевского – создать своему журналу репутацию благонамеренного издания – была достигнута, но популярность журнал потерял. Общественный подъём, наступивший после смерти Николая I и Крымской войны, уже не смог вдохнуть жизнь в журнал. Даже публикация таких произведений, как «Тысяча душ» Писемского (1858) и «Обломов» Гончарова (1859), не улучшила его положения.

В течение 28 лет (1839-1867), практически целую эпоху, А.А. Краевский был редактором и издателем журнала "Отечественные Записки", который оказал значительное влияние на развитие общественной мысли в России. Однако в декабре 1867 года он, оставаясь номинально издателем, решил сдать журнал в аренду Н.А. Некрасову, к которому в 1868 году перешли и издательские права. Некрасову удалось возродить журнал, к «Отечественным запискам» вновь пришла слава передового общественно-политического и литературного журнала, и до его прекращения в 1884 году в нём вновь стали работать крупные российские литературные таланты. Сам же Краевский сосредоточил всё своё внимание на газете «Голос». Эта газета в руках Краевского превратилась в "барометр общественного мнения" умеренно-либеральной буржуазии.

Много препятствий пришлось преодолеть "Голосу". Ему приходилось бороться с клеветой, завистью конкурентов, недоверием администрации, тяжёлыми материальными обстоятельствами. Но Краевский верил в успех своего дела и не изменял избранному им пути. 13 февраля 1883 года, когда "Голос", на основании временного постановления 6 июня 1882 года, после шестимесячной приостановки, должен был поступить под цензурный надзор, А.А. Краевский не пожелал издавать подцензурной газеты и "Голос" прекратился. Через два месяца после этого были запрещены также и "Отечественные Записки". Таким образом, журнальная деятельность Краевского прекратилась.

Последние годы жизни Краевский, лишённый возможности работать в журналистике, работал в области народного просвещения. С 1870 года он неоднократно избирался гласным Санкт-Петербургской городской думы. В 1874 году он убедил думу ходатайствовать о предоставлении ей права открывать начальные городские школы. Когда это ходатайство было удовлетворено, Краевский стал активно работать для развития начального образования в самых широких размерах. В начале его деятельности в Петербурге было только 16 начальных школ, в которых было 300 учеников. В 1878 году, после смерти Ф.Ф. Эвальда, Санкт-Петербургская городская дума избрала Краевского председателем Комиссии по народному образованию в Санкт-Петербурге. Эту должность он сохранил до последних дней своей жизни. Краевский принял в своё ведение 51 школу, а под конец его деятельности в этой должности школ было 250, с 12 000 учащихся. По инициативе А.А. Краевского было учреждено Общество для пособия недостаточным ученикам и ученицам начальных городских училищ. Десятилетняя деятельность А.А. Краевского на этом посту является его бесспорной заслугой.

В 1866 году А.А. Краевский был одним из организаторов первого в России телеграфного агентства РТА. Позднее он стал одним из крупнейших владельцев акций Царскосельской железной дороги, принимал активное участие в работе её правления. Краевский был в числе основателей "Общества для пособия нуждающимся литераторам и учёным", был также членом "Общества поощрения художеств", "Общества для пособия нуждающимся сценическим деятелям", одним из организаторов Литературного фонда, членом-наблюдателем в комитете Кредитного общества взаимного страхования, членом Вольного экономического, Императорского Географического и Славянского благотворительного обществ, других благотворительных учреждений и комиссий.

А.А. Краевский был выдающимся журналистом своего времени. Умный и энергичный человек, он весьма часто выступал как руководитель и организатор. Почти не было ни одного крупного русского писателя, который не работал бы под его руководством. Краевский был настоящим устроителем тех органов, которые издавал. Он был отличный расчётливый практик, угадывал вкусы и требования публики, и успешно пользовался ими; он готов был и на компромиссы. Много у Краевского было и завистников, недоброжелателей, которые осыпали его часто незаслуженными упрёками и обвинениями. Одной из отличительных черт Краевского как редактора была крайняя лояльность по отношению к тем, кого он выбирал на должность редактора отдела, если этот человек с должностью своей справлялся.

Репутация А.А. Краевского была противоречивой и двойственной уже при его жизни и на всех этапах деятельности. С одной стороны, ему отдают должное как просветителю, немало сделавшему для развития русской литературной печати и культуры в целом, высоко оценивают его незаурядные организаторские дарования, с другой – считают циничным стяжателем, эксплуатировавшим своих сотрудников, и беспринципным дельцом, легко менявшим ориентации своих изданий в зависимости от конъюнктуры. Так, по замечанию писателя И.И. Панаева, Краевский был рождён, чтобы богатеть на винных откупах, но предпочёл богатеть на российской литературе. Однако известны случаи меценатства издателя, когда ему приходилось выручать буквально погибающих с голода писателей. В конце жизни он простил долги всем, кто был ему должен. Это были немалые деньги. Умирая, Краевский крупную сумму завещал на пользу просвещения: он оставил университетам – Московскому и Петербургскому по 10 000 рублей на стипендии; кроме того, Литературному фонду, Обществу пособия ученикам городских начальных школ и Обществу пособия сценическим деятелям назначил также по 10 000 рублей; Обществу поощрения художеств – 6000 рублей, и т.д. Свою богатую библиотеку Краевский завещал городским училищам, а все рукописи и свою корреспонденцию, имеющую большой литературный интерес – Публичной Библиотеке (часть его писем была издана в 1893 году). В.Белинский говорил, что Краевскому можно пожать руку и не запачкаться, а позднее современники называли А.А. Краевского “Нестором русской журналистики”.

Сын А.А. Краевского – Евгений Александрович (1841-1883) – также стал известным журналистом. Закончив историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета, Е.А. Краевский был командирован за границу для изучения школьного дела и для разработки некоторых педагогических вопросов, бывших актуальными в то время. После возвращения вышел в отставку и работал в только что основанной его отцом газете «Голос», где вёл отдел иностранных известий и иногда писал воскресные фельетоны.

Крупный российский журналист, издатель и общественный деятель, один из родоначальников российской журналистики А.А. Краевский почти 40 лет прожил в собственном доме №36 по Литейному проспекту в Санкт-Петербурге. Умер он, однако, в Павловске, 8 (20) августа 1889 года, на 80-м году жизни. Похоронили А.А. Краевского на кладбище Новодевичьего монастыря, недалеко от входа, в небольшой часовне, ставшей местом захоронения и родственников издателя. Часовня не сохранилась, и теперь на этом месте, на гранитном поребрике, уложены три мраморные плиты современной работы (1970-х годов).

могила А.А. Краевского