Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

ШУВАЛОВ Петр Иванович (1710-1762)

Шувалов П.И. Выдающийся государственный деятель России граф П.И. Шувалов родился в 1710 году (по другим данным - в 1711). Происходил из дворянского и графского рода, история которого прослеживается с XVI века. Из рядных записей и актов следует, что во второй половине XVI века в Костромском уезде жил помещик Дмитрий Шувалов. Его внук Андрей Семенович был воеводой (1616). Один из родственников Андрея, Данило, состоял московским стрелецким сотником (1636) и впоследствии был пожалован в бояре (1669). Отец П.И. Шувалова - Иван Максимович, правнук Андрея Семеновича, был вызван к службе реформами Петра I, занимал значительные, хотя и не первостепенные должности, был обер-комендантом Выборга, определял границу между Россией и Швецией, содействовал заключению Ништадтского мира. Умер он в 1736 г. губернатором в Архангельске, генерал-лейтенантом, кавалером ордена Св. Александра Невского.

Именно своему отцу, Ивану Максимовичу, обязаны началом военно-придворной карьеры двое его сыновей - старший Александр и младший Петр. В последние годы царствования Петра Великого И.М. Шувалов, тогда еще комендант Выборга, имел случай определить своих сыновей пажами к Высочайшему двору. Не было секретом, что образованием пажей того времени была сама служба, участие в обедах и ассамблеях, "мир, двор, путешествия, походы и балы", но не серьезная учеба. В записках камер-юнкера Голштинского двора мы встречаем упоминание о церемонии коронования Екатерины в 1724 году. В процессии в парадных зеленых бархатных кафтанах, белокурых париках и с белыми перьями на шляпах - пажи, среди которых братья Шуваловы. Сроки службы пажей, присягнувших "живота не щадить", а что "поверено будет, со всей молчаливостью тайно содержать", составляли от 4 до 6 лет. Это давало возможность усвоить обычаи двора и получить подготовку для продолжения придворной карьеры или службы офицерами в гвардии.

Годы пажеской службы П.И. Шувалова (с 1726 года уже камер-пажа) при дворе герцога Голштейн-Готторпского - мужа цесаревны Анны, можно считать первыми шагами в его карьере. Затем на два года судьба развела братьев Шуваловых: Петр в составе русской половины Голштинского двора убывает в Киль, а Александр остается в Петербурге. Время, проведенное за границей, было для Петра Шувалова периодом продолжения образования и приобретения жизненного опыта. После рождения сына - будущего императора Петра III - герцогиня Анна умирает. Сообщения "Санкт-Петербургских ведомостей" в октябре-ноябре 1728 г. о возвращении из Киля судна с телом Анны Петровны, где в списке состава траурного эскорта значился гоф-юнкер Петр Шувалов, подвели черту под недолгим периодом его пребывания за границей. Кстати, в то время в Киле произошло событие, повлиявшее на дальнейшую судьбу Шувалова - знакомство с ближайшей подругой Елизаветы, фрейлиной цесаревны Анны - своей будущей женой Маврой Егоровной Шепелевой. Именно эти обстоятельства - удачная женитьба и близость к императрице, как считали многие, определили успех карьеры Шувалова и облегчили путь к осуществлению всех его начинаний и "прожектов".

Вернувшись из-за границы, в 1731 году, П.И. Шувалов попадает камер-юнкером в состав малого двора цесаревны Елизаветы Петровны, где его брат Александр служит уже несколько лет и играет важную роль в решении хозяйственных задач, подписывая денежные ведомости и распоряжения. Последующие десять лет для Петра Шувалова заполнены выполнением небольших поручений цесаревны на Украине и в Сибири.

Поворотным пунктом в жизни будущего генерал-фельдмаршала стали события 25 ноября 1741 года. Бывшие пажи камер-юнкеры П. и А. Шуваловы, М. Воронцов, А. Разумовский были теми из немногих придворных, кто, рассчитывая на поддержку гренадерской роты Преображенского полка, способствовали восхождению Елизаветы на российский престол. Этот "бескровный" переворот нес идеи возвращения к традициям Петра I, стремление покончить с засильем немецкого влияния при дворе. Став переломным в судьбе участников переворота, 1741 год определил на двадцать лет будущее всей России, да и судьбу самого Шувалова. Участники переворота получили высочайшие почести: рота гренадер, капитаном которой стала сама императрица, была объявлена Лейб-компанией, все рядовые получили дворянство с надписью на гербах "За ревность и верность", земли и крестьян. Пожалованные в качестве награды 31 декабря 1741 г. ставшим действительными камергерами двора Шуваловым звания подпоручиков Лейб-компании, приравненных к армейскому званию генерал-майора, определили перспективы их служебной карьеры. Они были приближены к высшему кругу управления двором и стали одними из первых лиц периода елизаветинского царствования.

Герб графов Шуваловых Первое знакомство Шуваловых с военной стороной своей деятельности было парадным. Во время коронования Елизаветы в Москве в апреле 1742 г. они участвовали в церемонии, сопровождая императрицу, командуя взводами конных гренадер. В дальнейшем, задача взвода Шувалова, как и всей роты, ограничивалась участием в парадах и несении караулов. Чин же подпоручика стал для Шувалова начальной ступенью в военной службе, завершившейся получением звания генерал-фельдмаршала. Близость к императрице обусловила стремительное вхождение в круг проблем двора, жизни гарнизонов столиц - Петербурга и Москвы, да и государства в целом. Знакомство с финансовыми и хозяйственными вопросами дворцовой жизни, выполнение поручений императрицы, общение с высшими кругами власти и армии уже в 1744 г. подтвердили мысль о необходимости возврата к курсу петровских реформ, поиска путей решения проблем, связанных с управлением, финансами, промышленностью и армией. Елизавета Петровна, в свою очередь, увидела в таких преданных людях как П. Шувалов тех, кого можно привлечь к решению задач возрождения былого могущества России. Шувалов в 1744 г. назначается к присутствию в Правительствующем Сенате, сосредоточившем в себе высшую законодательную, судебную и исполнительную власть.

Последующие пожалования званий генерал-лейтенанта (1744), генерал-поручика (1745), генерал-адъютанта (1748), генерал-аншефа и определение к командованию дивизией (1751), а также возведение в графское достоинство 5 сентября 1746 года Петр Шувалов получал одновременно с братом. Позже их пути на государственном поприще разошлись - граф Александр Иванович Шувалов (1710-1771), кстати, тоже дослужившийся до генерал-фельдмаршала, возглавил печально известную Тайную канцелярию.

Активность Шувалова в государственной жизни стала проявляться с 1745 г., когда им был разработан первый проект, в котором речь шла о сборе подушной подати и борьбе с недоимками. Через несколько лет он вносит предложения, касающиеся замены прямых налогов косвенными, сбора рекрут для армии, добычи соли, чеканки медных денег. Позднее П.И. Шувалов назначается государственным межевщиком. Именно команды из числа офицеров и солдат его дивизии участвуют в проведении межевания в центральных губерниях. Шувалов предложил упорядочить систему рекрутских наборов, разделив страну на пять полос, так что набор в армию в каждой из них производился только один раз в пятилетие. В 1748 году Шувалов вслед за братом назначается генерал-адъютантом Ее Императорского Величества - на должность, считавшуюся парадной и формальной: она заключалась в организации дежурств, во время которых доводились Указы и повеления императрицы Сенату. Сам П.И. Шувалов объявлял их более 140 раз. Но в большей степени дежурства служили для организации и контроля за караульной службой частей гвардии в столичном гарнизоне, расследования инцидентов, приема челобитчиков к императрице и обеспечения парадов с участием войск, безопасности двора во время выездов в пригородные дворцы и во время пребывания двора в Москве.

Дворец П.И. Шувалова в Петербурге В 1753 году реализуется один из важных проектов, предусматривавший отмену таможенных пошлин при провозе хлеба по России. 20 декабря 1753 года предложения П.И. Шувалова были утверждены указом Елизаветы Петровны "Об уничтожении внутренних таможенных и мелочных сборов". На заседании Сената в 1754 году Петр Иванович, в присутствии императрицы, выдвинул идею составления нового Свода законов Российской империи и возглавил Уложенную комиссию, подготовившую через некоторое время проекты нескольких глав. В связи с отменой внутренних таможенных границ 1 декабря 1755 года при участии Шувалова был принят новый Таможенный устав.

П.И. Шувалов становится одним из самых влиятельных лиц России, принимает наиболее активное и действенное участие в обсуждении важнейших вопросов государственной жизни, в том числе и военных, в Правительствующем Сенате, а с 1756 г. - в Конференции при Высочайшем дворе. Участие в организации комплектования войск, служба генерал-адъютантом, командиром дивизии, Обсервационного корпуса, участие в подготовке войск к походу в Пруссию, командование артиллерией и военными инженерами, руководство вопросами перевооружения артиллерии - вот самые важные страницы биографии бывшего пажа, а позднее сенатора и конференц-министра, генерал-фельдцейхмейстера и генерал-фельдмаршала Петра Шувалова.

С присвоением 5 сентября 1751 А. и П. Шуваловым званий генерал-аншефов состоялось их назначение к командованию дивизиями. Сегодня непросто определить круг вопросов, решавшихся командирами дивизий середины XVIII в., ибо большинство из них никакими особыми обязанностями себя не обременяли, как и не пользовались и значительными правами. Должность не считалась важной в мирное время, поэтому получить назначение к любой из пяти дивизий, существовавших в то время, можно было совершенно случайно. У командующих не было заинтересованности в организации обучения, обеспечении подчиненных войск всем необходимым. П.И. Шувалов в должности командира дивизии, к которой он отнесся более чем ответственно, предстает как человек реально знавший проблемы дивизии, занимавшийся вопросами расстановки, перемещения и выдвижения кадров, обучением, комплектованием, вооружением, обмундированием войск.

С началом Семилетней войны основную часть действующей армии составили полки дивизии Шувалова, которые 19 апреля 1756 г. было приказано вывести в лагеря. "Все сии корпусы, как в экстракте конференции объявлено, ныне в разные места по границе располагаемые, ко единому главному принадлежащие, до особливого указу поручить в команду генерал-аншефу и кавалеру графу Петру Ивановичу Шувалову". Так закрепилось до выхода действующей армии назначение П.И. Шувалова Главнокомандующим.

С 9 сентября 1756 года утвержденный Главнокомандующим С.Ф. Апраксин принимает "дела секретные, касающиеся до похода, от графа Шувалова". А Петр Иванович переключает свои силы на подготовку артиллерии и Обсервационного корпуса - 30-тысячного резервного объединения, предназначавшегося первоначально для действий "в пределах Отечества". Идея создания резервного корпуса была не нова, задачи комплектования и подготовки войск знакомы, и Петр Иванович с присущей ему энергией взялся за дело. 9 июня 1757 г. корпус в составе шести полков, укомплектованный в большом количестве новой артиллерией и частично новыми образцами огнестрельного оружия, начал движение к границам. Шувалов, передав командование генералу П.С. Салтыкову, будущему Главнокомандующему, получил разрешение остаться шефом корпуса для решения проблем, связанных с обеспечением его всем необходимым.

Но наиболее важным с началом Семилетней войны для Шувалова стало назначение его генерал-фельдцейхмейстером - командующим артиллерией и инженерным корпусом. Вопрос, как отмечала Военная коллегия в представлении императрице, стоял чрезвычайно остро. Наибольшее беспокойство вызывали вооруженность артиллерии тяжелыми орудиями, низкая подготовка артиллерийских частей, их плохая укомплектованность офицерами, слабая обученность личного состава. П.И. Шувалов назначен был на должность генерал-фельдцейхмейстера 31 мая 1756 года, хотя еще в декабре 1754 г. представлялся на эту вакансию Военной коллегией, а в декабре 1755 г. ему уже направлялись бумаги по представлению на офицеров артиллерийского ведомства. Если в качестве одной из предпосылок назначения Шувалова считалась близость ко двору, то совершенно не бралось в расчет, что, становясь генерал-фельдцейхмейстером, Шувалов переставал быть кандидатом на должность Главнокомандующего русскими войсками. Начало деятельности нового генерал-фельдцейхмейстера было связано с решением двух задач: "армию достаточной артиллерией снабдить и достойными артиллеристами и инженерами наполнить".

Секретная гаубица Шувалова

Сенат одобрил проект и дал команду возглавлявшему Артиллерийскую контору в Москве "генерал-майору Толстому две гаубицы отлить, при сенаторе пробу учинить". Реализовать идею Шувалову помогли генерал-майор М.А. Толстой, майор К.Мусин-Пушкин, ученик пушечного мастера в Московском арсенале М. Степанов. Из протоколов архива Сената за 1753-1754 годы видно, как непросто шел процесс обсуждения и принятия на вооружение гаубицы. Тринадцать раз члены Сената рассматривали вопросы, имевшие отношение к новому орудию. Положительные результаты стрельб не стали основанием для принятия решения Сенатом: были приглашены члены Военной коллегии С.Ф. Апраксин и В.И. Суворов. А 10 ноября 1753 г. стрельбы для сравнения с орудиями 1734 г. проводились в присутствии членов Сената, Военной коллегии и высшего генералитета. Заключение в протоколе гласило: "Несравненно против старой гаубицы сильнее и далее бьет и по линии фрунта более 21 саженей захватывает, а в баталии и первая и вторая линии полков были бы поражены".

Уже в 1753 году гаубица (бронзовый ствол, калибр 95х207 мм, длина ствола 162 мм, вес 491 кг) принимается на вооружение артиллерии для поражения пехоты противника и получает официальное наименование в честь автора проекта и организатора ее создания - "гаубица Шувалова", что и вырезано на стволе экспоната, хранящегося в Музее артиллерии в Петербурге. Но на практике оказалось, что картечное действие "секретных гаубиц" мало отличалось от обычных, орудия "шуваловской" конструкции стреляли одинаково плохо как ядрами, так и картечью, а вот ни бомбами, ни ядрами из них стрелять было нельзя. Пытались изготовить к "секретной гаубице" овальные снаряды, типа мячей для игры в регби, но из этого ничего не получилось. Прусский король Фридрих Великий, захватив в битве при Цорндорфе (1758) 20 "секретных гаубиц", выставил их на улицах Берлина с табличками: "Большой секрет русских". В России же "секретные гаубицы" продержались на вооружении до смерти графа исключительно из-за его больного самолюбия.

Становится очевидно, что Шувалов просто-напросто "протолкнул" своё изобретение пользуясь государственным авторитетом. Многие изобретения, такие как станки для сверления канала и обточки цапф пушек, оригинальные запалы, оптический прицел, способы отливки пушек и заделки раковин в канале орудия принадлежат вовсе не Шувалову, а Нартову. Именно его технологические разработки позволили создать такое легендарное орудие, как "Единорог". А вот название пушки было дано, чтобы польстить вельможе, имевшему изображение этого зверя в своем гербе.

Период, когда Шувалов командовал артиллерией, для русской армии в Семилетней войне 1756-1763 годов стал временем реорганизации, перевооружения, приобретения боевого опыта и повышения значимости этого рода войск. В частности, при нем, в 1758 году, была создана первая в России объединенная школа для подготовки офицеров артиллерии и инженерных войск. Шувалов выдвинул проект создания первой военной академии в России и представил докладную записку "О военной науке", в которой обобщил передовые для своего времени принципы военной теории. Идеи Шувалова отразились и на составлении военного устава 1755 года, заменившего петровский устав 1716 года.

Безусловно, роль Шувалова в России времен Елизаветы была огромна. В 1750-х годах он фактически руководил внутренней политикой России. Почти все, что обсуждалось в Сенате с 1745 по 1761 год, было предложено им. Но бескорыстным государственным деятелем он не был: много заботился о своих личных интересах, нередко в ущерб и государству, и частным лицам - например, выхлопотал себе исключительное право на заграничную торговлю лесом, салом, ворванью. Граф Шувалов занимался торговой и промышленной деятельностью, участвовал в табачных откупах, обладал монополией на рыбные и тюленьи промыслы на Белом и Каспийском морях, принимал участие в винных подрядах, поставлял в большом количестве вино в Петербург. Являясь инициатором строительства железоделательных заводов, был владельцем нескольких из них, в том числе самых лучших в России - Гороблагодатских заводов. Снятие внутренних пошлин принесло неслыханную выгоду лично Шувалову, так как от пошлин было освобождено и его железо. Будучи "директором деланных вновь, по его проекту, медных денег, имел право раздавать из оных, за малые проценты, несколько миллионов рублей дворянам и купцам". Ведя роскошную жизнь, оставил долгу в казну более миллиона рублей. Граф Петр Иванович имел острый, проницательный ум, отличался красноречием, но был лукав, завистлив, корыстолюбив. "Делая вред, уверял того человека с набожным видом, возводя глаза свои: что он ему доброжелательствует, умел изменяться в лице: казался веселым и печальным, дарил приятною, благосклонною улыбкой, или принимал вид гордый, делался недоступным; употреблял все средства, чтобы достигнуть предположенной цели". Супруга графа, жившая во дворце и с 1742 года возведенная в достоинство Статс-дамы, имела влияние на императрицу, и доставляла, как уверяли, чины и награды за деньги.

В последние годы правления Елизаветы Шувалов тяжело заболел "от беспредельной ревности своей к пользам Империи и трудов, истощивших здоровье", но, несмотря на свою болезнь, оставался в силе и в первые дни царствования Петра III, пожаловавшего его 28 декабря 1761 года в генерал-фельдмаршалы. Граф тогда уже отошел от дел из-за болезни и находился на смертном одре, но надеялся еще властвовать. Император, прежде присылавший к нему генерал-прокурора Глебова для совещаний по государственным делам, начал сам посещать Шувалова, удостаивая его особенной доверенностью. Но болезнь усиливалась; он не мог больше принимать монарха, окружил себя духовенством, искал утешения в религии и, спустя всего несколько дней, 4 (15) января 1762 года, скончался. Фельдмаршальский жезл украсил гробницу Шувалова на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге.

Лучшие черты характера Шувалова, его профессиональные качества проявились в умении организовать и довести задуманное дело от проекта до его реализации. Об этом свидетельствует даже простое перечисление его чинов и наград к концу жизни: граф, генерал-фельдмаршал, генерал-фельдцейхмейстер, сенатор, министр Конференции при Высочайшем дворе, Ее Императорского Величества генерал-адъютант, действительный камергер, Лейб-компании подпоручик, государственный межевщик, шеф Обсервационного корпуса, кавалер орденов Св. Апостола Андрея Первозванного (1753), Белого Орла, Св. Александра Невского (1742) и Св. Анны (1742). Жизнь и военная деятельность П.И. Шувалова, начавшего путь от пажа императрицы и дошедшего до генерал-фельдмаршала, в течение длительного времени несла груз противоречивых оценок и выводов. По своему значению и деятельности Петр Шувалов занимал одно из первых мест среди деятелей елизаветинской эпохи. Он не мог существовать без проектов, касавшихся самых разнообразных государственных нужд, прежде всего армии и финансов.
Все раболепствовали перед сильным вельможей, исключая князя Якова Петровича Шаховского, мужа твердого словом и делом: он не страшился укорять Графа Шувалова в противозаконных его действиях. "Ваше Сиятельство! - сказал надменному Графу Князь Шаховской - "Теперь вы уже довольно богаты и имеете большие доходы, а я, при всех высоких титлах своих и не мыслил еще о каких-либо приобретениях! Дадим честное слово друг другу: отныне впредь не заниматься более увеличением нашего достояния, не следовать влечению страстей своих, отступая от обязанностей и справедливости, но идти прямым путем куда долг, честь и общая польза сограждан будет нас призывать. Тогда только соглашусь я носить имя вернейшаго друга вашего; в противном случае молчать перед вами, угождать вам и ласкать вас я не буду, чего бы мне то ни стоило."

могила Шувалова П.И.

могила Шувалова П.И.