Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

ТРИЛИССЕР Давид Абрамович (1884-1934)

Нет Фото Российский общественный и политический деятель Д.А. Трилиссер родился в 1884 году в Астрахани, в еврейской семье “сапожника с Молдаванки” Абрама Трилиссера. Семья была многодетной, бедной, достатком похвастаться не могла, поэтому воспитанием детей никто всерьёз не занимался. Также как и его старший брат Меер (Михаил), Давид окончил в Астрахани городское реальное училище, а затем они вместе уехали на родину отца, в Одессу, чтобы сдать экстерном экзамены за восемь классов гимназии и поступить в университет.

Ни одному из братьев в университет поступить не удалось, зато оба начали революционную деятельность, и сначала Меер (в 1901 году), а затем и Давид (в 1902 году) вступили в социал-демократическую партию. Вместе они вели революционную работу в Астрахани, Одессе, Самаре, Петербурге и других городах. В конце июля 1906 года, когда на Балтийском флоте вспыхнуло восстание, Петроградский комитет РСДРП решил собрать конференцию, чтобы коллективно обсудить создавшуюся обстановку. Утром 27 августа в Териоках собрался партийный актив Петербургской организации. Полковник Герасимов, начальник столичной охранки, в совершенно секретной записке сообщал об этом событии директору департамента полиции: "27 сего августа (1906 года) в Териоках в здании театра на 4-й версте состоялось одновременно 2 собрания – одно под председательством Ленина, на котором присутствовало до 100 человек, а другое под председательством Аксельрода, на этом собрании было до 40 человек. Аксельрод развивал идею беспартийного рабочего съезда... Ленин посвятил свою речь критике предложений Аксельрода о беспартийном съезде. По мнению Ленина, такой съезд является совершенным отступлением от соц.-дем. партийной программы и сбивает рабочую организацию с пути партийной работы... Вместе с тем Ленин настаивал на необходимости созыва V партийного съезда... Резолюция Ленина на собрании принята единогласно".

Для активного деятеля Петербургской большевистской организации Д.А. Трилиссера памятной осталась встреча с В.И. Лениным на этом собрании. Ещё до начала заседания В.И. Ленин и Н.К. Крупская беседовали с группой рабочих. Ленин задавал вопросы о составе собрания, о том, с каких заводов делегаты, что они знают о рабочем съезде. Когда В.И. Ленин узнал, что в этом же доме, на чердаке, происходит другое собрание, где доклад о рабочем съезде делает П.Б. Аксельрод, глаза у него загорелись, и он сказал: “Это прекрасно. Объединить оба собрания, и пусть Аксельрод убедит рабочих в важности замены подпольной партии рабочим съездом... Да, да... пусть выступит... мы тут с ним поговорим”. Предложение было подхвачено, и Давид Трилиссер с другими поднялся на чердак для переговоров. Там на ломаных стульях и ящиках сидела небольшая группа интеллигентов, среди которых восседал Аксельрод. Он категорически отказался встретиться с Лениным на рабочем собрании. Вернувшись в зал, парламентеры рассказали об отказе Аксельрода. Владимир Ильич едко улыбнулся, махнул рукой и сказал: “Что ж, обойдёмся и без него”. Ленин выступил на собрании с большевистской критикой идеи рабочего съезда. “Уже совсем стемнело, - вспоминал Д.А. Трилиссер, - когда участники собрания разошлись в боевом настроении, с глубокой уверенностью в большевистской правоте...” На этом собрании в Териоках был и один из первых учеников В.И. Ленина рабочий-революционер Василий Шелгунов.

После первой русской революции Трилиссеры неоднократно подвергались арестам царской полицией. В 1907 году оба брата Трилиссеры были арестованы и почти одновременно находились в заключении в Шлиссельбургской крепости, где наряду с уголовными преступниками содержались свыше 530 политкаторжан, в том числе свыше 130 членов РСДРП. В годы реакции царское правительство сознательно смешивало в Шлиссельбурге с одной стороны революционеров, таких, как Б.П. Жадановский, Ф.Н. Петров, Владимир Лихтенштадт, Серго Орджоникидзе, И.П. Вороницын, Илья Ионов, М. и Д.Трилиссеры, а с другой стороны, таких преступников, как граф О'Бриен де Ласси. Количественно уголовников в Шлиссельбурге было вдвое больше, чем революционеров, тем не менее, в крепости тон задавали не уголовники, а политические. Как говорили сами заключённые, Шлиссельбургская каторга была больше политическая, чем «жиганская». Одним из самых авторитетных заключённых-революционеров был Б.П. Жадановский, которого за силу духа, революционную стойкость, бесстрашие перед репрессиями друзья называли "гигантом Шлиссельбурга". Большевик Д.А. Трилиссер, осуждённый в 1907 году на 5 лет каторги, вспоминал: "Мы всегда поражались, откуда в этом маленьком, хрупком теле такая сила воли, столько упорства, стойкости, выдержанности и смелости... Человек культурный, образованный, неплохой марксист, он форменным образом горел, всё хотел знать, работал над собой, делился знаниями с другими".

Братья Трилиссеры продолжали вести революционную пропаганду, неоднократно подвергались арестам. Меер Трилиссер в сентябре 1909 года по делу Финляндской военной организации РСДРП (б) Петербургским военно-окружным судом был приговорён к 8 годам каторги за организацию побега с гауптвахты города Выборга группы военнослужащих, арестованных за бунт, и сослан в Иркутскую губернию. Давиду повезло больше, под партийным псевдонимом “Пётр” он продолжал нелегальную большевистскую деятельность в разных городах России. Но в 1912 году, едва выйдя из Шлиссельбурга, был выслан на поселение в Сибирь. К началу 1917 года Давид Трилиссер также оказался в Сибири, всё в той же Иркутской губернии.

Февральская революция 1917 года дала свободу многим политическим заключённым. Меер Трилиссер был амнистирован, переехал в Иркутск, где его дважды избирают членом Центрального исполнительного комитета Советов Сибири (Центросибирь). Вскоре в Иркутске оказывается и Давид. В марте 1917 года он избирается членом первого Иркутского Совета. Вскоре оба брата возвращаются в Петроград, активно участвуют в подготовке вооружённого восстания.

В октябре 1917 года Д.А. Трилиссер участвует в Октябрьской революции в Петрограде, а сразу после неё назначается заведующим экономическим отделом Выборгского райсовета Петрограда. Весной 1918 года он становится председателем Выборгского райсовета Петрограда, а в конце 1918 года отправляется в Череповец, где избирается председателем Череповецкой парторганизации. С началом Гражданской войны Д.А. Трилиссер переходит на военную работу, в сентябре 1919 года он назначается заведующим политотделом 10-й дивизии на Псковском фронте, ему поручается обследование полевых санитарных учреждений 16-й армии Северо-Западного фронта. С мая 1921 года он возвращается к партийной работе, направляется в Ростов-на-Дону, где избирается секретарём губернского исполкома, занимается политической агитацией. Затем Д.А. Трилиссер возвращается в Петроград, работал секретарем Петроградского губисполкома, а в 1922 году назначается председателем Володарского и Смольнинского объединённого райисполкома Петрограда, с 1924 года – руководителем административной группы Северо-Западной областной Рабоче-крестьянской инспекции. В апреле 1923 года Д.А. Трилиссер был избран делегатом от Петроградской парторганизации на XII съезд РКП(б), проходивший в Москве. В работе этого съезда приняло участие 832 делегата, из них 406 – с решающим голосом, 426 – в том числе Д.А. Трилиссер – с совещательным голосом. Это был первый из съездов РКП(б), в котором по болезни не принимал участия В.И. Ленин, и последний, состоявшийся при его жизни.

Дом политкаторжан 1934 В эти же годы его брат Меер Трилиссер (1883-1940) становится видным чекистом. Сразу же после установления Советской власти его назначают помощником председателя Военной комиссии, председателем Сибирской ЧК. В 1918-1920 годах он был одним из организаторов партийного подполья в Амурской области, членом подпольного центрального оперативного штаба в Благовещенске, председателем Облревкома, членом Дальбюро ЦК РКП(б). В марте 1921 года в качестве делегата от коммунистов Забайкалья М.А. Трилиссер участвовал в работе Х съезда РКП(б) в Москве. После завершения работы съезда Ф.Э. Дзержинский предложил ему работать в центральном аппарате ВЧК. М.А. Трилиссер согласился и поступил в Иностранный отдел (ИНО). В декабре 1921 года он становится помощником начальника ИНО ВЧК Соломона Могилевского, одновременно был заведующим Дальневосточного отдела Исполкома Коминтерна, вёл работу по экспорту революции в Монголию, Китай и другие страны. 6 февраля 1922 года декретом ВЦИК РСФСР упраздняется ВЧК. На её базе создается Государственное политическое управление (ГПУ) при НКВД РСФСР. А 13 марта того же года Мееру Трилиссеру поручают руководить Иностранным отделом (ИНО) ГПУ (вместо С.Могилевского, отправленного в Закавказье). Главной целью внешней разведки ВЧК М.А. Трилиссер поставил выявление нахождения, намерений и действий антисоветских и шпионских организаций, базирующихся за границами СССР и противодействие их деятельности. В обязанности Трилиссера входила организация разведывательной работы в странах Западной и Восточной Европы. В каждом посольстве, представительстве и торгпредстве были организованы резидентуры, их работникам была предоставлена свобода вербовки агентов, а резиденты имели право включать их в агентурную сеть без согласования с руководством в Москве. Штаты сотрудников Иностранного отдела разведки выросли до 70 человек, и их осведомлённость о намерениях врагов поражает воображение: так, во время подготовки Б.Савинковым и Г.Эльфенгреном покушения на членов советской делегации на конференции в Генуе, Трилиссер читал их переписку и знал не только о намерениях террористов, но и где и какие пистолеты они приобрели. При этом М.А. Трилиссер не был кабинетным работником, а лично ездил за границу, где устраивал резидентуры и держал непосредственные контакты со своими агентами в Берлине, Лондоне, Париже, Вене, Риме, Токио, Пекине, Харбине, Сеуле. В декабре 1927 года Мееру Трилиссеру вручили орден Красного Знамени. Один из первых профессиональных чекистов, он находился на посту начальника Иностранного отдела почти восемь лет, до конца октября 1929 года, что в те времена было своего рода рекордом, и оставил яркий след в истории внешней разведки органов госбезопасности. Его последним делом в ОГПУ в октябре 1929 года были допросы знаменитого чекиста Я.Г. Блюмкина, арестованного за связь с Л.Д. Троцким. Интересно, что чекист М.А. Трилиссер явно сочувствовал "диссиденту" Блюмкину и голосовал за его помилование, но Сталин настоял на расстреле.

Давид Трилиссер был не столь заметен как его брат, хотя и он в некоторых документах тех лет называется “ярым троцкистом”. В мае 1924 года в Ленинграде было открыто отделение Общества бывших политкаторжан и ссыльнопереселенцев, располагавшееся в доме 24 по Невскому проспекту. Общество было создано с целью оказания помощи бывшим узникам царизма и изучения истории революционного движения, тюрьмы, каторги и ссылки в России. Одним из основателей и активным деятелем этого общества был Д.А. Трилиссер, отдавший обществу более 10 лет жизни. Уже к концу 1924 года Ленинградское отделение Общества объединяло 122 человека, среди них было много ветеранов революционного движения. С 1926 по 1935 год старостой (позднее – председателем Отделения) был Д.А. Трилиссер. Он был одним из организаторов большой исследовательской работы, которую вели архивная комиссия и секции: декабристов, истории революционных движений народов СССР XIX века, 1905 года, Октябрьской революции и Гражданской войны, каторги и ссылки, революционного движения среди евреев. В работах секций участвовали известные историки, литературоведы. Литературная группа во главе с Н.Ф. Насимовичем (Чужак) вела подготовку к печати мемуаров членов общества. Воспоминания и исследования печатались в журнале "Каторга и ссылка" (1921-1935), в сборниках землячеств, трудах секций, выходили отдельными изданиями. В Ленинграде были выпущены сборники "На волю!" (1927), "Через каторгу к пролетарской революции" (1932).

Общество активно участвовало в работе Международной организации помощи борцам революции (МОПР), шефствовало над ленинградским заводом «Электрик», двумя детскими садами, стрелковым полком. Члены общества выступали с докладами и проводили экскурсии в Музее каторги и ссылки (основанном в 1926 году), по революционным памятным местам Ленинграда. В 1928 году при активном участии Д.А. Трилиссера был создан музей в Шлиссельбургской крепости (просуществовал до 1939 года). Он был открыт 26 августа 1928 года в торжественной обстановке. Прибыли многочисленные делегации трудящихся Ленинграда и Шлиссельбурга, представители партийных, профсоюзных и научных организаций, сотрудники Музея Октябрьской революции, члены Общества политкаторжан и Шлиссельбургского землячества. Затем состоялся многотысячный митинг, на котором выступили президент Академии наук А.П. Карпинский, бывшие народовольцы А.В. Прибылев и С.П. Швецов, от Шлиссельбургского землячества – Д.А. Трилиссер, от рабочих Ленинграда – А.П. Костин и другие.

Нужно сказать, что Д.А. Трилиссер много времени и сил уделял Шлиссельбургской крепости и заботам политкаторжан. Он был автором "Воспоминаний о заключении в царских тюрьмах в России", сборника "Воспоминания узников Шлиссельбургской крепости", изданных Ленинградским отделением Общества. К “Шлиссельбургскому сборнику”, изданному по инициативе Д.А. Трилиссера, он лично готовил наброски, планы, статистические данные, картотеку на лиц, осуждённых к каторге в 1870-1880 годах. Он даже проявил себя в киноискусстве, написав сценарий фильма "Государева тюрьма". Кроме того, Общество бывших политкаторжан под руководством Д.А. Трилиссера стало одним из инициаторов закладки памятника А.И. Желябову в сквере у Зимнего дворца (1929).

В 1925 году Д.А. Трилиссер стал директором совместного русско-германского складского и транспортного товарищества "Дерутра", в июне 1926 года – заведующим импортным отделом торгпредства в Италии, в конце 1927 года – заместителем председателя Всесоюзной торговой палаты, заместителем председателя Ленинградского областного треста химической и красочной промышленности Ленинградского областного Совнархоза (в 1928-1929 – Ленхимтрест). Все эти годы он продолжал вести активную деятельность на посту председателя Ленинградского областного отделения Всесоюзного общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев. По инициативе Д.А. Трилиссера в начале 1934 года для членов общества был построен дом-коммуна на пл. Революции, 1. В этом самом доме получил квартиру и сам Давид Трилиссер, его квартира в этом доме была единственной четырёхкомнатной. Видный общественный и политический деятель, участник трёх революций, член РСДРП с 1902 года Д.А. Трилиссер умер в 1934 году в Ленинграде, в своей квартире, в ещё не заселённом до конца Доме политкаторжан. Было ему только 50 лет. Он был похоронен при большом стечении народа на Коммунистической площадке Александро-Невской лавры Ленинграда. Людмила Боровикова, дочь Д.А. Трилиссера, писала: “Помню, отца хоронили всем миром. Прощались в клубе, а потом была огромная демонстрация”.

Жизнь его брата М.А. Трилиссера закончилась трагически. В октябре 1929 года он был снят со всех постов на Лубянке за открытое выступление против Генриха Ягоды, который был назначен первым заместителем председателя ОГПУ В.Менжинского, а фактически руководителем органов госбезопасности. Сотрудникам ОГПУ разъяснили, что М.Трилиссер нарушил партийную дисциплину, поскольку «затеял склоку» внутри этой организации и поставил под сомнение авторитет ЦК ВКП(б). На некоторое время опытный организатор разведки оказался на положении безработного, этому способствовала и серия провалов и предательств в зарубежных резидентурах. Наконец в декабре 1930 года его неожиданно вызвали в Кремль. Сталин лично назначил М.А. Трилиссера заместителем наркома Рабоче-крестьянской инспекции. В 1935 году Трилиссера избрали членом президиума и кандидатом в члены секретариата Исполкома Коммунистического Интернационала (ИККИ), в котором значился под именем Михаил Александрович Москвин. Меер Абрамович курировал работу по линии компартий Латвии, Литвы, Финляндии, Эстонии и Польши, а также отвечал за деятельность спецслужб ИККИ и их взаимодействие с органами НКВД. В Исполкоме Коминтерна М.А. Трилиссер трудился до 1938 года.

Еще в июне 1935 года постановлением Президиума ЦИК СССР было ликвидировано Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев, многие его члены были репрессированы, а квартиры в Доме политкаторжан наполовину опустели. В ноябре 1938 года на стол Сталину лёг список лиц, якобы связанных с подпольной террористической деятельностью. Среди них значилось и имя сотрудника Исполкома Коминтерна Меера Трилиссера. Прочитав документ, Сталин синим карандашом поставил свою визу. Началась “большая чистка” и 23 ноября 1938 года бывший руководитель советской внешней разведки М.А. Трилиссер был снят со всех постов, исключён из партии и арестован НКВД. В обвинительном заключении, в частности, указывалось: «Работая в 1926 году начальником Иностранного отдела ОГПУ, Трилиссер вошёл в состав антисоветской группы, существовавшей в ОГПУ СССР, и имел организационную связь с врагом народа Ягодой и другими. В последующие годы, перейдя на работу в аппарат Коминтерна, Трилиссер насаждал в братских компартиях Греции, Польши, Эстонии, Латвии и других стран троцкистские, шпионские кадры и провокаторов». 1 февраля 1940 года Военная коллегия Верховного суда СССР признала М.А. Трилиссера виновным по всем пунктам предъявленного обвинения и приговорила его к высшей мере наказания. На следующий день опытный революционер-подпольщик, разведчик и государственный деятель, один из первых руководителей советской внешней разведки был расстрелян. Посмертно М.А. Трилиссер был полностью реабилитирован в 1956 году, его именем была названа улица в Иркутске.

могила Д.А. Трилиссера