Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

КАНКИН Иван Ефимович (1899-1928)

Нет фото Один из организаторов Социалистического Союза рабочей молодёжи Невской заставы и Комсомола в Петрограде И.Е. Канкин родился в 1899 году (по другим сведениям – в 1900). О детстве Ивана известно очень мало, да и то лишь из его собственной анкеты, заполненной к одному из съездов комсомола. В этой анкете, осенью 1919 года, Иван Канкин на вопрос об образовании написал: «Сиреднее». Хотя в действительности ни о каком образовании и речи идти не могло: 19-летний Иван чуть-чуть умел считать, немного знал буквы…

Известно, что с 16 лет он был рабочим, а с 17 лет участвовал в революционном движении среди молодёжи, с начала 1917 года проводил на Петроградской Стороне собрания подростков и создавал новые коллективы на предприятиях «Вулкан», «Новая Бавария», на заводах и фабриках Кубке, Кирхнера и Гота. В начале апреля 1917 года он был среди участников первого собрания революционной молодёжи Петрограда, состоявшегося в столовой завода «Русское Рено». Это собрание затянулось до полуночи. Обсуждали вопрос об участии в Первомайской демонстрации. О выступлении молодёжи самостоятельными колоннами в день 1 мая споров было меньше всего. Но горячо заспорили, под какими знамёнами идти? Иван Канкин был среди тех, кто хотел идти на демонстрацию только с красными флагами! А на них предлагали написать: «Да здравствует 6-часовой рабочий день для подростков!», «Избирательное право с 18 лет!», «Всеобщее бесплатное обучение!»

Обсуждая вопрос созыва молодёжной конференции, Серёжа Соболев с Балтийского завода Васильевского острова заявил, что конференция будет в ближайшие дни: об этом уже договорились в райкоме партии с секретарём Верой Слуцкой. “Бой будет тяжёлый, - говорил Сергей, - но половину мест в райкоме молодёжи получат большевики”. Рабочий из Невского района Ваня Канкин не мог разделить оптимизма Серёжи Соболева: “До Первого мая нечего и говорить о конференции! За нашей заставой полно эсеров, большевиков с трибуны скидывают. Меня били дважды!”.

13 мая 1917 года газета «Правда» известила, что на следующий день состоится на Выборгской стороне собрание «всех районных выборных девушек и юношей». В день собрания, 14 мая, была напечатана в «Правде» статья Н.К. Крупской «Союз молодёжи», в которой Надежда Константиновна тактично предупреждала подростков, что буржуазия пытается подчинить их своему влиянию, отравить ядом своего мировоззрения и морали. Однако слишком сильно звучал ещё хор красноречивых соглашателей, а сторонники Крупской выглядели на собрании сплочённым, но малым островом в бушующем океане.

Спор шёл до хрипоты, собрание согласилось с придумкой молодого рабочего Шевцова и его сторонников. Созданную организацию пролетарского юношества Петрограда назвали «Труд и свет». Во Всерайонный Совет (Центральный Комитет) организации ввели по пять человек от каждого района со сроком полномочий в полтора месяца. Всего в ЦК избрали сорок молодых рабочих, в том числе лишь пять большевиков, среди которых – Иван Канкин. Но Канкин, руководивший социалистическим союзом рабочей молодежи Невской заставы, как и другой большевик, Скоринко, представлявший в ЦК молодёжь Нарвского района, не пробыли в ЦК и нескольких дней. Уже 19 мая вместе с Васей Алексеевым они высказались в «Правде» против устава «Труда и света», обозвали его кадетствующим и заявили, что вместе с «соглашательскими вождями» этой организации они идти не намерены. Вместо Скоринко и Канкина вскоре вошли в ЦК Коля Фокин и Леопольд Левенсон от Выборгского района. Кроме них в ЦК были четыре меньшевика и эсера, три анархиста, остальные – беспартийные.

Порвав с "Трудом и светом", И.Е. Канкин участвует (вместе с В.Алексеевым, П.Смородиным и О.Рыбкиным) в написании устава Социалистического союза рабочей молодёжи. По сути, они просто переписали лозунги из программы большевиков. Проходившая с 18 по 21 августа 1917 года конференция провозгласила создание Петроградского социалистического союза рабочей молодёжи (ССРМ). Одновременно она решила завязать связи со всеми пролетарскими юношескими организациями России, чтобы создать Всероссийский ССРМ. Делегаты конференции единодушно избрали столичный городской комитет: Е.Пылаева, П.Смородин, И.Канкин, Л.Левенсон, М.Глебов, А.Устинов, М.Тарасов, М.Кузнецов и П.Бурмистров. Появление в различных городах молодёжных большевистских организаций вызвало необходимость создания общероссийской структуры – Российского коммунистического союза молодёжи (РКСМ). 29 октября – 4 ноября 1918 года прошёл I Всероссийский съезд союзов рабочей и крестьянской молодежи, на котором было провозглашено создание РКСМ.

Конечно, первые комсомольцы, или юнкомы, как их часто называли, в большинстве своём были романтиками, и свято верили в светлое коммунистическое будущее. Известный российский журналист, литературный критик В.А. Аграновский в январе 1968 года писал:

«В Серебряном бору гуляли однажды три юнкома: девушка и двое ребят. Они вышли к реке, кто-то из них взял плоский камень и с силой швырнул его так, чтобы он поскакал по воде. Подсчитав количество скачков, юнком огорчённо сказал: «Эх, чёрт возьми, как ещё долго ждать! Я загадал, через сколько лет будет коммунизм. Получилось, через семь... » Они мечтали о коммунизме и о мировой революции. Всё у них было в «мировом масштабе». Могло быть и так. «Что значит «вещь в себе и вещь для себя»?» - спрашивал один юнком. «Брось эту ерунду, - отвечал другой. – Типичная буржуазная выдумка. И без того ясно, что все вещи для нас, для трудящихся России!» С величайшим упоением они цитировали: «Спешите стройными рядами в последний и кровавый бой! Погибнем с нашими отцами иль завоюем мир иной!» Такие строфы были по душе и совсем необразованным ребятам и тем, кто носил студенческие фуражки или учился в гимназии. Но если некоторые из них толпами ходили в Зимний, где в восемнадцатом году были выставлены Репин и Шагал, то другие понятия не имели, что Эрмитаж существует. Основная масса молодежи принимала только то, что кристально ясно служило революции. Туманность и сложность образов трактовались как «чужое искусство».

Удивительно чистые по своей натуре, юнкомы исключали из разговоров между собой тему любви, а если вздыхали, то тайно. Они вообще отличались целомудренной сдержанностью. Среди них действовал неписаный закон, что если юнком, «не дай бог», обзаведётся семьёй, он выбывает из союза молодёжи и может посещать собрания лишь на правах гостя. Юных коммунаров породило то время, но они не ушли вместе с ним в прошлое. Нам с вами они очень многое оставили: честность, бескомпромиссность, чистоту стремлений, ясность помыслов – оставили щедро и не жалеючи; нам с вами и пользоваться этим богатым наследством».

Летом 1919 года начались контрреволюционные выступления в Кронштадте. Петроградский городской комитет РКСМ объявил мобилизацию членов союза молодёжи. По тревоге на Семёновском плацу были собраны районные комсомольские отряды. Из комсомольцев сформировали три отряда, в т.ч. и самокатную роту, командиром которой был А.Васильев (по другим данным – М.Александров с фабрики Керстена), а комиссаром – И.Канкин. Под их началом было триста образцовых бойцов из актива Выборгского, Петроградского, Московского и Невского районов. Самокатная (а проще говоря, велосипедная) рота особого назначения, насчитывавшая 211 человек, была на казарменном положении и в первое время размещалась в Петропавловской крепости. Затем она была переведена в казармы на Рузовской улице, а позднее – на улице Гоголя, где находился штаб внутренней обороны Петрограда. Бойцы роты занимались военной подготовкой, совершенствовали езду на велосипедах, выполняли обязанности связных штаба обороны с районными комитетами, несли охрану штаба, вместе с другими коммунистическими отрядами участвовали в обысках, облавах, арестах контрреволюционных элементов и шпионов.

Бюро ячейки комсомола В июне 1919 года комсомольский отряд самокатной роты был придан 2-й стрелковой дивизии и вместе с ней принимал участие в боях в районе Ямбурга и Веймарна. Комсомольцы проявили себя героями, смело шли в атаку, многие из них пали смертью храбрых на поле боя. А однажды комсомольскому отряду самокатчиков довелось выполнять особое задание. В середине июня штабу внутренней обороны Петрограда стало известно о готовящемся переходе границы с Финляндией большой группы белогвардейцев. Для задержания этой банды направили 30 комсомольцев во главе с командиром роты.

Ночью отряд добрался до Сестрорецка и расположился в доме по соседству с дачей, которая, по данным разведки, была местом сбора нарушителей границы. Двое суток бойцы сидели в засаде. На третьи сутки на даче появились подозрительные люди. За ними внимательно следили, на разведку ушёл один из комсомольцев – с гармонью в руках, под видом сына сторожа дачи. А ночью, когда все спали, игрой на гармони он подал сигнал к началу операции. Отряд быстро окружил дачу. Бандиты не успели оказать сопротивления, все они были разоружены. Комсомольцы отобрали много хранившегося на даче оружия, боеприпасов, денег, различные документы. На рассвете бандитов под конвоем отправили в Петроград, где передали органам ВЧК.

Весенне-летнее наступление белогвардейцев на Петроград закончилось провалом. В конце июня части 7-й армии перешли в наступление. В августе были освобождены Ямбург и Псков. В эту победу большую лепту вложили и коммунистические отряды особого назначения. Осенью 1919 года Юденич начал новое наступление, обстановка под Петроградом вновь крайне обострилась. 21 октября для укрепления Колпино-Тосненской группы войск были направлены коммунистические отряды особого назначения Невского и Московского районов. В их рядах был комсомолец Иван Канкин. Чоновцы сразу же вступили в бой. Вместе со стрелковым полком Красной Армии они повели наступление на станцию Александровская. Несмотря на то, что противник имел подготовленные и сильно укреплённые позиции, он не устоял под натиском коммунаров. Белые были выбиты и отступили. Сводный батальон коммунистических отрядов при Петроградском комитете партии сыграл большую роль в успехах, достигнутых под Пулковом и Красным Селом.

В конце 1920 года из отряда частей особого назначения Иван Канкин избирается в губком РКСМ. А в январе 1921 года между комсомольскими лидерами Иваном Канкиным и Петром Алексеевым произошёл серьёзный конфликт. Пётр обвинял своего старого друга Ивана в перегибах. Канкин тогда руководил комсомолом Петроградской стороны и так «почистил» организацию, что сократил её на две трети. Теперь же Канкин убеждал товарищей, что организация могла быть крепкой, мощной не численностью, а умением, стойкостью, полной отдачей сил. И с ней надо было, прежде всего, решать два вопроса: ликвидировать безработицу среди подростков и обеспечить город топливом.

В июне 1925 года Иван Канкин участвовал в 4-й Всесоюзной конференции РЛКСМ. Тогда же, летом 1925 года, выступая на пленуме Выборгского районного комитета РЛКСМ Ленинграда, он вновь вступает в дискуссию с товарищами. Вот выписка из стенограммы пленума:

КАНКИН – Пленум Московско-Нарвского района обсуждал вопросы и пришёл к единодушному решению, что наша делегация на съезде отразила мнение рабочих Ленинграда. Надо сказать, что Ленинградская организация, сделала всё для сохранения единства. Все предложения Ленинградской организации отклонили. Где уклон, который приписывает нам Московская конференция? Этого в резолюции нет. Отношение к Ленинградской организации, которое было на съезде. На доклад Ярославского и другие собрания Ленинградскую делегацию не пустили. Нам Московская конференция говорит, что мы выбирали на съезд лучших товарищей. Какое они имеют право вмешиваться в наши дела? Выступать, обвинять вождей, не доказав документами – нельзя. Нас обвиняют в том, что мы подняли склоку. Для Ярославского, до его выступления на XXII-ой партконференции работа конференции шла деловито, после выступления Ярославского и пошло всё верх дном. Обвинения Ленинградской организации ни на чём не основаны.

НИЗОВЦЕВ – Тов. Канкин договорился до того, что ЦК ведёт двуличную политику. Не правильно говорить, что ленинградская делегация проводит решения XXII-ой конференции на съезде. Кто давал, согласие на содоклад? Вы, товарищи, становитесь на опасный путь.

Дальше сведений о жизни Ивана Канкина совсем мало. В 1926-1927 годах он числится членом Ленинградского Совета РЛКСМ и проживает на ул. Звенигородской, 10. А в 1928 году он проживает по тому же адресу, но в составе членов Ленсовета XI созыва уже не числится. Через некоторое время, в том же 1928 году, И.Е. Канкин умер. О причинах его ранней гибели, всего лишь в 28 лет, есть только одно упоминание – от чахотки. Похоронили Ивана торжественно – на Коммунистической площадке Александро-Невской лавры. Нынешний памятник на могиле И.Е. Канкина – не оригинальное надгробие. Он был создан в самом начале 1990-х годов комсомольцами Производственного объединения "Невский завод" им. В.И. Ленина. Скорее всего, памятник создали в 1990 году – к 90-й годовщине со дня рождения И.Канкина.

В молодёжных кругах Петрограда-Ленинграда Иван Канкин был, безусловно, известной личностью. Вот только слишком мало сохранилось о нем достоверных сведений, а разных слухов и легенд о первом комсомольце города ходило и ходит много. Так, например, говорят, что Канкин был делегатом аж шести съездов коммунистического союза молодёжи. Но документы подтверждают, что он был участником лишь II Всероссийского съезда комсомола в октябре 1919 года, да ещё на одной конференции комсомола был делегатом от Петербургской губернии. Достоверно известно о нём лишь то, что Иван Канкин был рабочим, потом комиссаром самокатного батальона, потом членом ЦК РКСМ, а потом умер от чахотки, так и не успев сесть за парту.

Легенды говорят о том, что Иван Канкин, один из организаторов Социалистического Союза молодёжи Невской заставы, занимался тем, что разыскивал деструктивных для революции элементов, включая работников церкви, и собственноручно их умерщвлял, обучая этому своих подопечных-комсомольцев. Утверждали, что именно с Вани Канкина Булгаков списал своего Шарикова из "Собачьего сердца"…

могила И.Е. Канкина