Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

КЕТЛИНСКАЯ Вера Казимировна (1906-1976)

В.К. Кетлинская Русская советская писательница В.К. Кетлинская родилась 28 апреля (11 мая) 1906 года в Севастополе в семье морского офицера. Ее отец – Казимир Филиппович Кетлинский (1875-1918), правильнее по-польски – Китлинский, происходил из польских дворян, окончил Морской Кадетский корпус и Артиллерийский офицерский класс, участвовал в русско-японской войне 1904-1905 годов, получив Золотую саблю с надписью “За храбрость”, затем служил в штабе начальника морских сил Черного моря. Он был награжден многими орденами, в том числе Офицерским крестом французского ордена Почетного Легиона (1914). В сентябре 1916 года Казимир Кетлинский был назначен командиром строящегося в Тулоне (Франция) крейсера «Аскольд». В июне 1917 года он на крейсере прибыл в Мурманск, в сентябре 1917 года был назначен главнокомандующим Мурманским укрепрайоном и отрядом судов Кольского района (Главнамур), фактически комендантом Мурманска, с производством в контр-адмиралы. Он достаточно лояльно отнесся к установлению Советской власти, но 1 января 1918 года был арестован и помещен под домашний арест, 3 января освобожден. Жизнь контр-адмирала Кетлинского кончилась трагически – 28 января при загадочных обстоятельствах он был тяжело ранен по дороге из Центромура к штабу неизвестными преступниками и скончался 10 февраля 1918 года.

Потеряв отца в 12 лет, Вера рано начала свою трудовую деятельность. Уже с 13 лет она трудилась на заводе, затем много работала на комсомольской и партийной работе. Ей приходилось очень непросто, ведь в наследство ей, прежде всего, досталась биография ее отца, бывшего царского адмирала, пусть и перешедшего потом в Красную армию. Это раздражало многих ее товарищей по работе, доставляя Кетлинской немало неприятностей. Проблем добавляли и таинственные обстоятельства гибели ее отца. Сначала считалось, что его убийство – это месть белогвардейцев, но затем родилась темная и неясная, но упорная история, что отец Кетлинской был убит красными, некими революционными матросами. Якобы именно поэтому Кетлинская воспитывалась за счет государства, а ее мать получила пенсию и продолжала получать, несмотря на новую версию событий.

С 1922 по 1924 год Кетлинская была на комсомольской работе в Олонецком уезде. В 1927 году она вступила в Коммунистическую партию, а в 1928 году первое ее произведение – рассказ “Девушка и комсомол” – появляется в печати. Уже в первых рассказах и повестях В.К. Кетлинской четко обозначена ее главная тема – жизнь рабочего класса, рабочей молодежи, новой советской женщины, вопросы любви и секса при социализме. Популярной становится посвященная этой теме повесть Кетлинской «Натка Мичурина» (1929). Новое поколение, выросшее в годы революции, проявляло суровую враждебность к старым ценностям, особенно к тем, которые были связанны с чем-то прекрасным, эстетически выверенным и романтическим. Галстуки, расчески и чистая одежда были отброшены, и отвращение ко всему изысканному и возвышенному распространилось на вопросы любви и секса. Молодежь не признавала никакой любви, считала ее “буржуазными штучками, мешающими делу, развлечением для сытых”. Так, например, по опросу 1920 года 48% респондентов считали, что любви нет. Типичными ответами опроса 1929 года были: "Любовь – инстинкт сексуального удовлетворения", "Любви нет – есть физиологическое явление природы", "Только физиология – ничего больше". В повести Веры Кетлинской можно прочитать следующее: "Послушай, Наташа дорогая, ты мыслишь просто как женщина и ты не можешь понять, что мыслить так уже не модно и глупо. Почему мы должны быть привязаны друг к другу? Тебе нравится Силантьев – хорошо, это твое дело. Прошлой ночью я доставил удовольствие Ивановой и себе – что в этом плохого?"

В том же 1929 году В.Кетлинская в соавторстве с В.Слепковым участвует в сборнике “Жизнь без контроля. Половая жизнь и семья рабочей молодежи”. Она активно выступает за создание нового социалистического быта, который «раскрепощает женщину, дает ей возможность участвовать в процессе производства», за равноправие женщин, за создание домов-коммун: «Быт тянет назад выбивающуюся к общественной жизни женщину, заставил не одну девушку вернуть комсорганизации свой комсомольский билет. Представим себе дом-коммуну с хорошо налаженным коммунальным питанием, стиркой, уборкой, уходом за детьми, читальнями, культработой. Разве сами собой не уничтожатся кухонные дрязги, порабощение женщины?» Таким образом, в сборнике предполагалось, что именно объективная привязанность женщины к домашнему хозяйству мешает ей активно участвовать в жизни общества.

В осаде В начале 1930-х годов Вера Кетлинская начинает работать в издательстве “Молодая гвардия”, она была назначена в редколлегию детского журнала “Еж”. Нужно сказать, что в 1931-1932 годах детские газеты и журналы публиковали в основном материалы, связанные с развитием промышленности и сельского хозяйства СССР, а также материалы, посвященные различным политическим событиям в мире. Публицистические и документальные жанры настолько разрослись и укоренились в детской периодике, что практически вытеснили другие, более близкие ребенку жанры. Причем, качество подобного рода публикаций оставляло желать лучшего – написанные сухим, скучным языком, они представляли собой чаще всего нагромождение множества малодоступных пониманию ребенка событий и фактов. Номера «Ежа» за эти годы от первой до последней страницы также были отданы под самые злободневные темы, выдвинутые временем. Однако их публицистика по своему качеству существенно отличалась от продукции других изданий. Ярко и убедительно со страниц «Ежа» звучали и «Война с Днепром» С.Маршака, и очерки М.Ильина о первой пятилетке, и пламенные корреспонденции Б.Житкова, и нестандартные публицистические работы Н.Олейникова, Л.Савельева, Е.Шварца, С.Безбородова, В.Кетлинской, С.Бочкова. Их авторы, как и все, говорили со своими читателями о сложнейших вопросах современности и о задачах, стоящих перед юными пионерами, но делали это не педантично и декларативно, а увлеченно и страстно. Сотрудничая с «Ежом», Вера Кетлинская пишет повесть для детей “История одного лагеря” (1931) о юных пионерах.

Позднее Вера Кетлинская начала работать в «Комсомольской правде» и как корреспондент этой газеты много ездила по стране, была свидетелем и беседовала с очевидцами и участниками многих событий. В результате материалов, собранных во время журналистских командировок, выходят из печати первые романы В.К. Кетлинской – “Рост” (1934) и «Мужество» (1938), которые рассказывали читателям о мужестве и трудовом героизме строителей первых пятилеток. В романе «Мужество» автор показывает трудности и духовный мир строителей нового города в тайге, и легко угадать, что прообразом этого города послужил Комсомольск-на-Амуре. В своих романах Вера Кетлинская поднимает вновь проблемы жизни и взаимоотношения молодёжи 1930-х годов, но проблемы эти – вечные, что делает книгу глубоко современной и актуальной. Роман «Мужество» стал одним из самых популярных произведений Веры Кетлинской.

В это время Вера Кетлинская была замужем за известным художником Евгением Кибриком (1906-1978), учеником П.Н. Филонова. Молодые жили в самом центре Ленинграда, и в их маленькую надстройку часто приходили в гости художники и музыканты, актеры и поэты, их друзьями были актеры Борис Коковкин и Федор Никитин. У нее была и общественная, партийная работа, и писательство. Казалось бы, все есть для счастья. Но вскоре все переменилось, ее семейное счастье оказалось разрушенным. Внезапно от нее ушел муж, он просто сообщил ей, что полюбил другую, и попросил понять его. Кетлинская осталась в пристройке с матерью и грудным ребенком. Затем пришли темные и трагические времена в партийной жизни, и появилась вызванная вечными ее врагами тень несчастного ее отца, но Кетлинская всегда проявляла невиданную выдержку и никогда не жаловалась на жизнь.

Врагам не удалось справиться с ней, и к 1941 году Кетлинская занимала достаточно высокое место в писательской иерархии, состояла в правлении и в секретариате Ленинградского отделения Союза Писателей, выходили ее книги. Когда грянула война, В.К. Кетлинская оказалась первым секретарем Союза. По делам службы ей приходилось ежедневно встречаться с писателями, литераторами, проявлять мужество и силу воли, хотя это было невероятно трудно. Она осталась в блокадном Ленинграде, ее мать и маленький сынишка переселились в бомбоубежище, мальчик заболел воспалением легких. В самые трудные дни блокады Кетлинская разрывалась между работой и домом, справляясь со всеми проблемами с присущей ей ответственностью и достоинством. Многие ленинградские писатели поддерживали с Кетлинской дружеские отношения, тогда как другие члены Союза, стоявшие от нее дальше, прониклись к ней самой искренней и прочной ненавистью. Все дело в том же, что Вера Казимировна с полной верой и с полной последовательностью проводила ту линию, которую ей указывали, не подмигивая и не показывая большим пальцем через плечо: дескать, не я виновата, а высшие силы, мной руководящие. Она брала всю тяжесть в эти тяжелые времена на свои плечи, распоряжалась и приказывала от своего имени, ни на миг не позволяя себе усомниться в правильности приказов, которые отдавала от своего имени и от всего сердца. Вот этого ей долго не могли простить, даже и в послевоенные годы, упорно не желая выбирать ее в правление Союза Писателей.

Даже среди людей вполне порядочных Кетлинская вызывала сильнейшее раздражение, но ведь сердиться в те годы писателям было больше не на кого. Кетлинская для многих из них олицетворяла голод, холод, блокаду, чувство беспомощности. И все же она вела большую работу, руководила отделением Союза Писателей. В годы блокады по-прежнему созывались собрания правления Союза для обсуждения очередного номера журнала «Звезда», а когда завывала сирена и наступал вынужденный перерыв, все спускались в бомбоубежище, а попросту говоря, в гардеробную Дома писателя в полуподвале.

Ф.Никитин и Е.Евстигнеев в фильме Они живут рядом В годы блокады Кетлинская продолжала писать. В июле 1942 года вышел ее небольшой рассказ “На одной из крыш” – о Ленинграде, о страшной блокадной зиме 1941-1942 годов, и о надежде на скорый мир, о том, что жизнь продолжается: “Старый музыкант играл в своем разгромленном жилище, подняв взгляд к рваной дыре в потолке. Наверху, над домами, посвистывали снаряды”. В эту зиму приходилось думать не только о выживании, о кусочке блокадного хлеба. Кетлинской приходилось заниматься пропагандой, агитацией, вопросами идеологии. В блокадном Ленинграде она была на руководящих должностях идеологического фронта. Нельзя было упоминать слово “голодающий”, хотя едва ли не каждый страдал дистрофией. Холод и грязь – «трудности», смерти нет, есть «потери». Вера Казимировна неустанно хлопотала об облегчении участи оставшихся в осажденном городе писателей, хотя и удавалось ей сделать совсем немного. О себе думала в последнюю очередь, делила последний кусок хлеба с родными. В блокаду от голода умерла ее мать, которую Кетлинская очень любила – маленькая черноглазая старушка, всегда в шарфе, завязанном на голове, всегда светски оживленная, не теряющая надежды.

В 1942 году Вера Казимировна второй раз вышла замуж. Ее муж – писатель и критик Александр Ильич Зонин (1901-1962) – был незаконно репрессирован, освобожден по состоянию здоровья и реабилитирован. Его первая жена перед войной была расстреляна за участие в оппозиции, сам он отделался только исключением из партии, сохранив свободу и орден Красного Знамени, но постоянно находился в тяжелом психологическом состоянии. Они отпраздновали свою блокадную свадьбу так: каждый из гостей принес кроху своего пайка, но в Союзе Писателей многие еще долго рассказывали о пире, который закатила Кетлинская, когда люди кругом гибли с голоду.

Когда же война, наконец, окончилась, Кетлинская столкнулась с проблемами другого рода. В стране наступил мир, но в Союзе Писателей мира не было. В августе 1946 года, на заседании в Смольном, том самом, что было посвящено журналам «Звезда» и «Ленинград», Кетлинская держалась храбро, выступила едва ли не единственная с вполне трезвым словом, где заступилась за О.Берггольц, а враги ее, как всегда оживающие в трудные для Союза времена, зашевелились. Снова появилась тень отца. Один из самых свирепых ораторов кричал тогдашнему секретарю Александру Дементьеву: «Ты хочешь въехать в коммунизм верхом на адмиральской дочери!» И вдруг, к величайшему огорчению врагов, в 1948 году Вера Казимировна получила Сталинскую премию за роман «В осаде» (1947) о блокадном Ленинграде, о подвиге ленинградцев в годы войны.

Жила она все так же спокойно, достойно. Писала, вела семью, которая выросла, - почти в 40-летнем возрасте она родила сына от Зонина, темноглазого, нежного, необыкновенно трогательного Володю. На ее попечении был и старший сын Сергей, и сын Зонина от первого брака, курсант морского военного училища. Казалось, в семье все хорошо, благополучно, несмотря на периодические безумства ее мужа, но вдруг, как это случалось в те немирные послевоенные годы, – Зонин исчез. Трудно передать, что пережила Вера Казимировна в это нелегкое время, она осталась одна с тремя детьми. Позднее выяснилось, что ее муж арестован, пронесся слух, что она собирается в Москву, в ЦК заявить, что она не верит в виновность своего мужа, но не успела. Ее вызвали и объяснили, какой нехороший человек Зонин и Вера Казимировна уверовала в это свято, без малейшего притворства. Она пожаловалась друзьям, что Зонин скрыл от нее ряд фактов из своего прошлого и отказалась от него со свойственной ей железной последовательностью. Она даже не пошла к нему на свидание, когда его высылали, а в Союзе Писателей времена делались все более тяжелыми, но Кетлинская с вызывающей уважение храбростью занимала позицию вполне ясную. Она одна решалась выступить на общем собрании прямо против скопившейся в союзном воздухе мути, указывая на могучих и мстительных виновников этой мути. Спокойно, достойно, степенно говорила она, и ни один человек не осмелился возразить ей по существу, и речь ее признали даже вечные враги ее. На съезде выступала она ясно, смело, последовательно, открыто.

И снова она писала, вела общественную работу, построила себе дачу в Комарово, что было далеко не просто. Она жила в мире, сознательно упрощенном, отворачиваясь от фактов, закрывая то один, то другой глаз, чтобы видеть только то, что должно; но веровала, веровала с той энергией, что дается не всякому безумцу. Несмотря на все потери и трудности она жила в покое, и ничто не могло нарушить этого покоя. Но времена менялись, и Зонина вдруг освободили – по болезни, по акту о состоянии здоровья. Таких называли, по установившейся терминологии, актированными, в отличие от реабилитированных. Вероятно, и сам Зонин не верил, что Кетлинская примет его, ведь его дело не было пересмотрено! Когда, при освобождении, Зонину предложили выбрать город, он назвал не Ленинград, а Новгород. Но в этот момент Кетлинская изменила себе, изменила своей железной последовательности, усложнила созданный ею мир. Она забыла о том, что Зонин скрыл от нее нечто неслыханно преступное в своем прошлом, и приняла его.

Она занялась поправкой его здоровья, хлопотала вместе с ним о пересмотре дела. А Зонин, впадая в безумие, жаловался, что попал в плохой концлагерь: все шпионы да антисоветские люди – лишь процентов пять невинно осужденных. Он жил на даче у Кетлинской, а она писала, вела свою выросшую семью, поместила в июле 1955 года в «Литературной газете» большую статью «Человек и его дело» о романе на производственные темы.

Дом Писателей на канале Грибоедова Выходят ее роман «Дни нашей жизни» (1952), комедия «Да, вот она, любовь» (1954), затем, в 1960 году, очередной идеологически выдержанный роман о строителях нового коммунистического общества – «Иначе жить не стоит», рассказывающий о молодых учёных-новаторах, раскрывающий социально-нравственные конфликты в ученой среде. В 1964 году был опубликован сборник рассказов «День, прожитый дважды», в который вошла и повесть «Плато выше туч»; в 1972 году – книга воспоминаний Кетлинской «Вечер. Окна. Люди». Выходят ее повести, рассказы и очерки. Ее произведения не раз ложились в основу радиоспектаклей, регулярная трансляция которых осуществлялась на всю страну и оказывала идеологическое влияние на население страны.

В 1967 году по сценарию Веры Кетлинской на киностудии “Мосфильм” снимается фильм «Они живут рядом» (режиссер Григорий Рошаль). Фильм, созданный в жанре социальной драмы, снимался в рамках подготовки к 50-летию Октябрьской революции и рассказывал о судьбе ученого Калитина и его сына Игоря, принявшего решение идти в науке своим путем, вопреки желанию отца. Фильм затрагивает и конфликт между двумя учеными, бывшими друзьями, Калитиным и Даниловым, и семейный конфликт профессора Калитина с сыном, который решил перейти в институт, возглавляемый Даниловым, и размышления персонажей о прожитом, и осуждение беспринципного карьериста Лузгина – коллеги Калитина. И хотя фильм этот не вошел в число шедевров киноискусства, но запомнился зрителям, благодаря игре замечательных актеров – в фильме снялись Федор Никитин, Игорь Кваша, Евгений Евстигнеев, Руфина Нифонтова, Тамара Семина, Александр Борисов, Петр Глебов и другие. В 1981 году, уже после смерти Кетлинской, был снят фильм “Мужество” (режиссер Борис Савченко) по ее одноименному роману.

До конца жизни Вера Кетлинская жила в «писательском доме» на набережной канала Грибоедова, № 9. В этом в доме в разные годы жили О.Д. Форш, В.Я. Шишков, В.А. Каверин, Е.Л. Шварц, Ю.П. Герман, В.А. Рождественский, Б.В. Томашевский, М.М. Зощенко, другие известные советские писатели и поэты. Летом она жила на даче в Комарово, продолжала писать, иногда публиковалась в газетах, была членом редколлегии журнала “Аврора”.

Лауреат Государственной (Сталинской) премии, кавалер ордена Трудового Красного Знамени и большого количества медалей, известная писательница, участница героической обороны Ленинграда и просто очень сильная женщина умерла 23 апреля 1976 года, лишь двух недель не дожив до своего 70-летия. Похоронили Веру Казимировну Кетлинскую на Комаровском кладбище близ Ленинграда.

Сейчас книги Кетлинской читают мало. Как яркий представитель социалистического реализма в литературе, она писала в основном о рабочем классе, о рабочей молодёжи – темы, которые сейчас мало кого интересуют. И все-таки ее произведения получили широкое читательское признание, ведь они остроконфликтны, посвящены актуальным темам современности, изображают труд и человека в процессе его труда, а значит, настанет их время и к ним вернется их былая популярность.

могила В.К. Кетлинской