Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

БОЯРСКИЙ Николай Александрович (1922-1988)

Н.А. Боярский Советский актёр театра и кино, народный артист РСФСР Н.А. Боярский родился 10 декабря 1922 года в Петрограде. Родители Николая Боярского встретились случайно: отец был из крестьян, учился в семинарии, затем в духовной академии, мать происходила из дворян, была очень образованной, знала шесть языков и мечтала стать актрисой, но её семья была очень консервативной, и с мечтой пришлось расстаться. Позднее Александр Боярский стал протоиереем и митрополитом и в 1920-е годы примкнул к новому религиозному течению - обновленчеству, которое пыталось адаптировать религию к социализму. В результате церковь его отвергла, и до сих пор имя А.И. Боярского в списках митрополитов не значится. Не обошли его стороной и репрессии - в 1936-м Боярского-отца арестовали и посадили на 5 лет, но уже через год расстреляли. Семье судьба отца была неизвестна аж до середины 1980-х. Мать ждала его до конца жизни - каждый вечер для супруга были готовы ужин и чистая постель. Он давно предчувствовал беду, поэтому уговорил жену в начале 1930-х официально развестись. Это обстоятельство позволило ей работать: в духовной академии Александро-Невской лавры она преподавала языки, а в Петербургской семинарии среди портретов лучших педагогов висел портрет Екатерины Николаевны Боярской-Бояновской.

У Боярских было четверо сыновей - трое из них стали актёрами. Видимо, мать свою тягу к сцене реализовала через них, а потом эта тяга передалась и сыну Сергея Александровича – будущему народному артисту России Михаилу Боярскому. Младший из братьев, Николай, хотел стать журналистом или филологом, но в университет вход детям врагов народа был закрыт. Всех подряд брали только в театральный. Его это устраивало - в 1940 году он поступил в Ленинградский театральный институт. Но тут началась война, и институт он смог закончить только в 1948 году.

Уходя в июне 1941 года на фронт, студент первого курса Николай Боярский думал, что к осени уже вернётся и продолжит учебу. Он даже не успел признаться в любви своей однокурснице Лиде Штыкан, в которую были влюблены почти все юноши института. С её фотографией в кармане гимнастёрки многие уходили на войну. Победу Николай Боярский встретил в Кёнигсберге - всю Европу прошагал с пехотой, был награждён медалями, двумя орденами Славы и орденом Красной Звезды. «Хороший ты солдат, Боярский, - говорили его командиры, - да жаль, что сын врага народа. И в звании тебя не повысить, и лишний раз к награде не представить». Смерть не раз смотрела ему в глаза, а однажды пуля прошла в пяти сантиметрах от сердца. В Ростове попал в плен. Спасла его простая русская женщина - когда колонну военнопленных гнали по улице, по бокам которой стояли местные жители, один из конвоиров отвлекся, и эта женщина выдернула из толпы первого попавшегося пленного. Им оказался Николай Боярский. На него тут же накинули гражданское пальто, а потом несколько месяцев прятали в доме матери этой женщины. Позднее все остальные военнопленные были расстреляны на городской площади. «Я сражался за Родину и за Лиду», - скажет потом Николай Александрович. Сохранилось много стихотворений, написанных им в блокнотах и тетрадках в те военные годы:

...Зажигая ненависти жало,
В смертный бой ведёт меня любовь,
Чтоб горела в пламени кинжала
Бешеная вражеская кровь...

Вернувшись в Ленинград, Николай первым делом бросился в институт с вопросом «где Лида?» Лида же, пережив начало блокады, ушла на фронт медсестрой. Потом, в 1945-м, родила сына, но замуж не вышла. Успела поработать в БДТ.

Николай Боярский и Лидия Штыкан поженились в 1945 году и всю жизнь были вместе. Она служила в Александринке по приглашению самого Л.С. Вивьена. Молодая красивая героиня была очень популярна у зрителей. Кинематограф запечатлел её лишь в десятке фильмов: «Жила-была девочка», «Константин Заслонов», «Мусоргский», «Дорогой мой человек», «В городе С.», «Зеленая карета», «Живой труп»... С возрастом она не сразу смогла перейти на характерные роли и выпала из репертуара на несколько лет. Но скучать Лидии Петровне в этот период не пришлось - в 1957 году у Боярских родилась дочь Катя.

У Николая Александровича всё было наоборот. В 1948 году он окончил Ленинградский театральный институт (класс Л.С. Вивьена) и вместе с братом Сергеем Боярским работал в не очень знаменитом, но любимом зрителями Ленинградском драматическом театре (с 1959 - Театр им. В.Ф. Комиссаржевской), поначалу играл роли второго плана, был неизвестен широкой аудитории. Но надо оговориться: в театре Н.А. Боярского ценили всегда. Он постоянно был занят в репертуаре и играл премьеру за премьерой. Коллектив «Комиссаржевки» был единой дружной семьёй. Лишь однажды Николай Александрович ушел в Театр Ленсовета, но через год, пожертвовав хорошей ролью, вернулся. На сцене Н.А. Боярским были созданы разноплановые и весьма интересные образы: Миша Бальзаминов в «Женитьбе Бальзаминова» А.Н. Островского; Захар в «Обломове»; Голицын в спектакле «Иду на грозу»; Харитонов в «Старике» А.М. Горького; Курюков в постановке «Царь Федор Иоаннович» А.К. Толстого; фельдкурат Отто Кац в комедии «Иосиф Швейк против Франца-Иосифа» по Ярославу Гашеку; Жевакин в «Женитьбе» Н.В. Гоголя; Костя Полетаев («Страница жизни» В.С. Розова); Лужин («Преступление и наказание» по Ф.М. Достоевскому); Сосновский («Рождены в Ленинграде» О.Ф. Берггольц); Колесников («Время любить» Б.С. Ласкина) и др.

Золотой теленок Одной из самых любимых актёром ролей стал военрук Леван Гуриеладзе в спектакле «Если бы небо было зеркалом» Думбадзе - старый учитель-фронтовик, несущий детям доброту и мудрость. А самой трудной стала роль Сарпиона в «Метели» - горожанин Н.А. Боярский играл деревенского вдовца, отца восьмерых детей, занятого поисками невесты. В Ленинградском театре имени Ленсовета Н.А. Боярский играл всего один спектакль - роль Старика в постановке "Жили-были старик со старухой" Ю.Т. Дунского и В.С. Фрида - прекрасный актёрский дуэт с Риммой Быковой. Но был у Николая Боярского и образ, давно сложившийся в голове и прекрасно ему знакомый. Это неунывающий храбрый солдат Василий Тёркин, прошедший всю войну и в конце концов одержавший верх над самой смертью. Образ, особенно близкий артисту. О нём Николай Александрович мог рассказывать часами. Он по-прежнему оставался солдатом, служившим своему делу.

С кино у Н.А. Боярского взаимная любовь сложилась не сразу. Ещё ребёнком он мечтал о шапке-невидимке, чтобы проходить на взрослые киносеансы. Ему помогли рассказы М.Зощенко. Юный Коля читал их перед родственниками и знакомыми, а однажды среди его слушателей оказался директор кинотеатра «Пикадилли». С тех пор мальчик ходил бесплатно на любую картину в любое время. Скоро появилась другая мечта - увидеть себя на экране. И в 1936 году она осуществилась. На Волге в Кинешме Яков Протазанов снимал «Бесприданницу». Весь городок жил киносъёмками, и вокруг съёмочных площадок без конца слонялись мальчишки. Там-то и приглянулся «киношникам» будущий народный артист. Снимали сцену, в которой пьяные купцы на палубе парохода играют в кегли арбузами и бутылками. Боярский «играл» десятилетнего мальчишку - пугался дебоширов и убегал за ручку с мамой в трюм парохода... Вот и вся роль. Но мальчик так старался, что заслужил похвалу великого режиссёра.

Следующее появление Николая Боярского на экране состоялось лишь через 20 лет. Все эти годы он безуспешно пытался пробиться в кино, но его не брали категорически - говорили, что и лицо у него не киногеничное, и нос кривой, и глаза невыразительные, и улыбка неестественная. Когда в 1957 году «Ленфильм» решил снять на плёнку спектакль Театра Комиссаржевской «Дон Сезар де Базан», режиссёр Иосиф Шапиро решил заменить исполнителя роли короля Испании Карлоса II Николая Боярского на другого артиста, но театр на это не пошёл. Так актер дебютировал в кино уже профессионально.

А потом вновь наступил «мёртвый сезон». Боярский поставил на своей кинокарьере крест и на все вызовы киношников для знакомства не откликался. И вот через восемь лет, в 1965 году, его буквально за уши вытащил на киноэкран Павел Кадочников. Он снимал фильм «Музыканты одного полка» и пригласил Николая Боярского без проб на одну из центральных ролей - адъютанта этого самого полка поручика Василия Боголюбова. Роль удалась. Хвалил режиссёр, аплодировали коллеги, зрители ещё долго вспоминали сцену, когда напрочь лишённый слуха адъютант дирижирует непослушным оркестром. С выходом «Музыкантов одного полка» неожиданно открыли, что Боярский - на редкость артистичен, фото- и киногеничен, и нос как нос, и вообще он просто создан для кино и прекрасно смотрелся в коллективе опытных и молодых актёров - Юрия Соломина, Николая Еременко, Константина Адашевского, Игоря Горбачёва, Бориса Чиркова и др.

После этого началась целая серия киноролей: прекрасно сыгранный Советник в фильме-сказке режиссёра Г.Казанского «Снежная королева» (1966), с замечательными репликами типа "Моя нормальная температура тридцать три и две десятых" и др., с великолепными актёрами - тут снимались Елена Проклова, Евгений Леонов, Ольга Викландт, Вера Титова, Эра Зиганшина... Затем были Зиновий Борисович в «Катерине Измайловой» (1966), художник Петушков в «Живом трупе» режиссёра Владимира Венгерова (1968), администратор кукольного театра в «Пяти днях отдыха» (1969), Кощей Бессмертный в «Новогодних приключениях Маши и Вити» (1975), телевизионные фильмы-спектакли, среди которых «Обломов» (1965), «Жизнь Матвея Кожемякина» (1967), «Мертвые души» (1969). Самым большим успехом этих лет для актёра стал фильм-спектакль «12 стульев» (1966), где он великолепно сыграл Кису Воробьянинова. В этой сложной роли Николай Боярский блестяще совместил две диаметрально противоположные модели поведения своего персонажа: с одной стороны - человека интеллигентного, даже аристократического, бывшего уездного предводителя дворянства, а с другой стороны - советского совслужащего, руководителя среднего звена с задатками мелкого жулика.

Приключения Электроника Но наибольшую популярность принёс Николаю Боярскому фильм Михаила Швейцера «Золотой телёнок» (1968), в котором также сыграли Сергей Юрский, Зиновий Гердт, Евгений Евстигнеев, Леонид Куравлёв. Творчество Ильфа и Петрова будто не хотело отпускать «своего» актёра: в театре Н.А. Боярский сыграл Васисуалия Лоханкина, на телевидении - Воробьянинова, а в кино - Адама Козлевича. Хозяин «Антилопы» в исполнении Боярского был смешным и несчастным, нелепым и добрым одновременно. Сцена встречи Козлевича с Остапом-миллионером чрезвычайно трогательна. В ней Николай Александрович продемонстрировал мастерство не только комедийного актера, ему были подвластны многие краски. «Лирический комик» - так окрестили его творческую суть ленинградские театральные критики. В итоге тихая и маленькая роль Адама Козлевича превратилась в громкую и вечную роль Николая Боярского!

В дальнейшем Н.А. Боярский часто играл небольшие, но яркие и запоминающиеся роли. Это дядя Гоша в фильме «Мой добрый папа» (1970), председатель комиссии в «Учителе пения» (1972), директор пионерлагеря в картине «Про Витю, про Машу и морскую пехоту» (1973), водитель «Жигулей» в «Игре» (1973), комендант общежития в ленте «Чтобы быть счастливым» (1973), Синицын в приключенческом фильме «72 градуса ниже нуля» (1976), учитель физкультуры в любимом многими фильме «Приключения Электроника» (1979), гвардеец в картине «Трое в лодке, не считая собаки» (1979), аптекарь в фильме В.Мотыля «Невероятное пари, или Истинное происшествие, благополучно завершившееся сто лет назад» (1984), тренер спортивной школы в «Соперницах» (1985), Фёдор Варенцов в «Противостоянии» (1985), дядя Хрисанф в «Жизни Клима Самгина» (1988). Были у него и совсем маленькие и эпизодические роли – в фильмах «Мятежная застава» (1967), «Красные пчёлы» (1972), «Шаг навстречу» (1976), «Дикий Гаврила» (1976), «Пуск» (1978), «Таинственный старик» (1980), «Красные колокола. Мексика в огне» (1982), «Русь изначальная» (1986). Всего Н.А. Боярский сыграл почти 60 киноролей, а в 1977 году был удостоен звания Народный артист РСФСР.

Он был человеком «с двойным дном». На поверку – всё легко, весело, с юмором. Даже когда был уже тяжело болен. Рак горла и лёгких, потеря голоса не позволили ему работать в театре. Когда друзья приходили его навещать, то сами уходили весёлые и окрылённые – он вкладывал в них заряд надежды и радости, и в итоге они жаловались ему на свои проблемы и беды, а не наоборот. Его любили за мягкость, доброту, юмор. В глубине же он размышлял о жизни, о бытие, со временем стал религиозным человеком – часто начал ходить в церковь. Об этом знала только дочь. Он вообще не афишировал свои поступки, свою жизнь. От него никогда нельзя было услышать что-то типа: «Давайте я вам расскажу о войне...» Мало кому удавалось разговорить его на эту тему, а если и удавалось, то рассказы эти носили лёгкий, «юморной» характер. Ордена и медали надевались только в День Победы – святой для всех фронтовиков праздник.

У Лидии Петровны Штыкан тоже были военные награды, но уж если муж мало говорил о своём военном прошлом, то она и подавно. У них и без того было немало тем для разговоров – по вечерам, вернувшись со спектаклей каждый из своего театра, они часами, а иногда и до утра, говорили на кухне. Когда выяснилось, что Николай Александрович неизлечимо болен, Лидия Петровна сказала: «Если Коля умрет, я жить не буду». Судьба распорядилась иначе. Она умерла раньше...

В воспоминаниях о родителях Екатерина Боярская писала: «Я не помню, чтобы папа хоть раз повысил голос или нахмурил брови. Мама повышала, но говорила потом, что это он у неё такой „поставленный“. Ещё вспоминается их абсолютная непрактичность, неприспособленность к жизни. Уже став народными артистами, они несколько раз пытались улучшить наши, как говорится, жилищные условия. Мы честно три раза переезжали с квартиры на квартиру, каждый раз умудряясь оказаться в более худшей. Иногда могли махнуть на дачу на такси, и в то же время мама часами поднимала крючком стрелки на капроновых чулках. Никто, наверное, так не радовался гостям, как они. Иногда замёрзший постовой сидел на кухне рядом с великими артистами, даже не подозревая об этом. Всегда в доме было весело и многолюдно...»

В 1980-е годы на афише какого-либо провинциального городка, куда приезжала группа ленинградских артистов, нередко можно было увидеть такую надпись – «В спектакле принимает участие народный артист РСФСР Николай Боярский – дядя МИХАИЛА БОЯРСКОГО!» И когда местные жители сбегались посмотреть на родственника всеобщего усатого любимца, некоторые из них неожиданно узнавали в нём трогательного Козлевича из «Золотого телёнка» или глупого адъютанта из популярной некогда картины «Музыканты одного полка». Но по-настоящему знали и любили Николая Александровича в его родном Ленинграде, где он сыграл свои лучшие роли на сцене Театра имени Комиссаржевской и на городском телевидении.

Блистательный актёр театра и кино, комедийный, трагедийный, драматичный и лиричный - многогранный талант, любимец ленинградской публики Н.А. Боярский скончался в Ленинграде 7 октября 1988 года в возрасте 66 лет. Его похоронили на кладбище в Комарово, рядом с женой, актрисой Лидией Штыкан (1922-1982). Он всегда был подарком для зрителей, а своими маленькими ролями оставил большой след в душах и памяти зрителей.

могила Боярского Н.А.