Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

ПОНЯТОВСКИЙ Станислав II Август (1732-1798)
Stanisław II August PONIATOWSKI (1732-1798)
Станіслаў Аўгуст ПАНЯТОЎСКИ (1732-1798)

Станислав Август Понятовский Великий князь Литовский и последний польский король Станислав Антоний Понятовский (имя Станислав Август он принял при коронации) родился 17 января 1732 года в имении Волчин неподалёку от Бреста. Он происходил из аристократических польских фамилий - Понятовских и Чарторыйских. Его отец, войсковой полковник Станислав Понятовский (1676-1762) отличался если не знатностью рода, то выдающимися способностями военачальника, политика и публициста. Он сделал блестящую карьеру - был сторонником С.Лещинского, генералом у Карла XII (сражался под Полтавой, а затем бежал с ним в Турцию), получил пост краковского каштеляна (старосты) и в 1720 году женился на Констанции Чарторыйской (1700-1759). Станислав Август был шестым ребёнком в семье. Его братья также сыграли видную роль в истории - Казимеж Понятовский стал генералом польской королевской армии, Анжей - австрийским фельдмаршалом, Михаил Юрий - архиепископом, Франциск - канцлером. Кроме того у него было две сестры.

Станислав Понятовский-младший вырос в атмосфере высокой культуры. Домашнее образование было дополнено учёбой в Варшавском коллегиуме театинского ордена и путешествием в Бельгию и Голландию. Затем работа в канцелярии своего дяди М.Чарторыйского - канцлера Великого княжества Литовского, посещение Берлина, Дрездена, Вены. Уже в 1752 году Станислав Август получил место депутата польского сейма, где снискал известность своим красноречием и остроумием. Ступив на стезю дипломатической службы, молодой Понятовский отправился в 1753-1754 годах через Австрию и Саксонию во Францию и Англию, где изучал современную философию, искусство и литературу, теорию государства и права, бывал в знаменитых салонах и королевском дворце. В Париже он познакомился с Монтескье, Дидро, Д'Аламбером, стал постоянным гостем салона мадам Жоффрен, с которой его связывала многолетняя дружба. Вернувшись в Варшаву, Понятовский получил должность стольника литовского, а в 1755 году отправился в Петербург секретарём английского посланника, одновременно представляя интересы партии Чарторыйских.

Блестящий эрудит и острослов, обладающий французскими манерами и привлекательной внешностью, он быстро стал известной фигурой в Санкт-Петербурге. Понятовский не слишком преуспел в защите семейных интересов, но сумел завязать любовные отношения с великой княгиней Екатериной Алексеевной, будущей императрицей Екатериной II. Польскому красавцу удалось вскружить ей голову. Вопреки тем, кто находил черты внешности Екатерины грубоватыми, Понятовский описывал свою возлюбленную как очаровательное создание: «Брюнетка, она была ослепительной белизны; брови у неё были чёрные и очень длинные; нос греческий, удивительной красоты руки и ноги, тонкая талия, рост скорей высокий, походка чрезвычайно лёгкая и в то же время благородная, приятный тембр голоса и смех такой же весёлый, как и характер, позволявший ей с одинаковой лёгкостью переходить от самых шаловливых игр к таблице цифр, не пугавших её своим содержанием». Но через два года карьера Понятовского была прервана разразившимся скандалом: любовники так очевидно пренебрегали правилами света, что это едва не стоило жизни молодому польскому дипломату. Говорили, что Станислава Августа в июле 1756 года выслали в Польшу ещё и потому, что он был причастен к интригам Екатерины.

Монограмма короля С.А. Понятовского Однако уже в январе 1757 года польский король и саксонский курфюрст Август III назначил Станислава Августа своим посланником в России. Непосредственной заслуги самого Понятовского в столь скором возвращении к Екатерине было немного. Звания министра и направления в Петербург добился для него по настоянию Екатерины канцлер Бестужев, прибегнув к политическому и денежному давлению на саксонского посла. Назначение устроило влиятельных родственников Станислава по материнской линии. Чарторыйские рассчитывали через молодого Понятовского заручиться поддержкой русского двора в своей интриге против Августа III. Около шести лет Понятовский жил в России, аккредитованный при дворе в качестве польско-саксонского посла. Но в начале 1760-х годов Екатерина увлеклась новым любовником - гвардейским офицером Григорием Орловым, и Понятовский получил отставку. Однако даже после того, как любовная связь прекратилась, и в 1762 году Понятовский вернулся на родину, Екатерина сохранила благожелательное отношение к Станиславу Августу.

Несколько лет после отъезда из Петербурга Понятовский был депутатом польского сейма. Между тем последовали события, которые предрешили дальнейшую судьбу стольника литовского. Смерть Елизаветы Петровны в январе 1762 года привела на трон Петра III. Спустя 186 дней император был задушен (официально - умер от сердечного приступа) в своём дворце в Ропше. Трон заняла Екатерина II. Год спустя, в 1763 году умер польский король Август III. В польском обществе к этому времени сложилось мнение о необходимости проведения реформ с целью укрепления государственной власти, ликвидации засилья иностранных государств во внешней и внутренней политике. Соседи Польши Австрия и Пруссия, пользуясь её слабостью, стремились к разделу польских земель. Этим планам противостояла Россия, которая рассматривала Польшу как марионеточное государство, потому выступала за её целостность. Но Россия сдержанно относилась к проектам реформ в Польше, подозревая попытку выйти из-под своей опеки.

В лагере польских сторонников реформ сложились две партии. Одну из них возглавляли князья Потоцкие, которые занимали антирусские позиции. Во главе второй стояли князья Чарторыйские, полагавшие, что без России реформы в Польше невозможны. В этой обстановке прошли выборы нового польского короля. Чарторыйские выдвинули кандидатуру своего родственника Станислава Августа Понятовского. Он считался среди них безродным выскочкой, но зато имел тесные связи при петербургском дворе. В письме российскому послу в Варшаве Екатерина II с откровенным цинизмом приказывала поддерживать кандидатуру Понятовского, потому что «он во время своего пребывания в Петербурге оказал своей родине больше услуг, чем кто-либо из министров Речи Посполитой». Екатерина II желала иметь на польском престоле близкого ей человека, её поддержал прусский король Фридрих II, и исход выборов был предрешён. Станислав Август, принимая помощь Екатерины, знал, что его ожидает. Он был тайно ознакомлен с её условиями, главное из которых звучало так: «Во всё время своего государствования интересы нашей империи собственными почитать, их остерегать и им всеми силами поспешствовать». «Ах, зачем вам делать меня королём? Как вы не можете понять, что я хотел бы видеть ваше прекрасное лицо на своей подушке», - откровенничал Понятовский в одном из писем, адресованных Екатерине II из Польши. Но Екатерина была уже не юной супругой наследника российского престола, а императрицей могучей державы. И мыслила уже по-державному. «Я должна соблюдать тысячи приличий и предосторожностей. Пишите мне как можно реже или лучше совсем не пишите», - отвечала она.

Выборы Станислава Понятовского королем Польши 7 сентября 1764 года выборный сейм, под наблюдением русского посла Г.Кейзерлинга, под дулами русских войск, окруживших поле, где проходили выборы, единогласно провозгласил Понятовского королём Речи Посполитой Станиславом II Августом. Было бы удивительно, если бы сейм этого не сделал. В 1763-1766 годах в Польше и Литве располагались российские войска; казна потратила 4,4 миллиона рублей на подкуп магнатов и шляхты, что составляло около 8 процентов российского бюджета. Взятки надо было отрабатывать, и сразу же после выборов Понятовского сейм Речи Посполитой признал императорский титул Екатерины, а Россию - империей, от чего Польша воздерживалась даже в петровские времена, когда Пётр победил в Северной войне.

Избрание королём поляка, в жилах которого текла кровь древней династии Пястов, вызвало воодушевление польских патриотов. Новый король отличался добродушным характером, был остроумным и приятным собеседником. Особые восторги в Варшаве вызывали званые вечера при дворе по четвергам, когда собирался весь цвет польского художественного, литературного и научного мира. Литературный салон Станислава Августа стал крупнейшим очагом культурной жизни 1760-1770-х годов. Здесь бывали родоначальники литературы польского Просвещения - Ф.Богомолец, А.Нарушевич, С.Трембецкий, Ю.Шимановский, Ю.Выбицкий (впоследствии автор текста национального гимна) и другие. Своего рода печатным органом этого кружка был первый польский литературный журнал «Развлечения приятные и полезные» (1770-1777), который отражал официальную культурную политику королевства. Многим литераторам Станислав Август оказывал материальную помощь, способствовал изданию их трудов. По его указанию в честь писателей чеканились особые медали, Нарушевич создавал их жизнеописания, а французский художник Л.Марто - портреты. Да и сам Понятовский вошёл в историю литературы как талантливый публицист, ритор, поэт. Он переводил Шекспира, Горация, поэзию Нарушевича и Трембецкого, был членом Петербургской (с 1778) и Берлинской (с 1791) академий наук, переписывался с видными фигурами эпохи Просвещения на Западе.

Наделённый тонким художественным вкусом, Станислав Август принимал участие в подготовке архитектурных проектов и планировке интерьеров. При нём вырабатывается так называемый «стиль Станислава Августа», или «станиславовский классицизм» (своеобразное сочетание элементов барокко с классицистической направленностью). По его инициативе переделывается Королевский Замок, создаётся дворцово-парковый комплекс Лазенки в Варшаве. Преображаясь, столица становится подлинным центром новой политической и духовной жизни. Развитию новых течений в польском изобразительном искусстве способствовали приглашённые Станиславом Августом художники, скульпторы и архитекторы из Франции, Италии и Германии, а также молодое поколение польских мастеров, многие из которых обучались на личные средства короля.

Мраморный дворец в Петербурге Благодаря королевским начинаниям формируются основы для переориентации всей национальной жизни и системы духовных ценностей. Станислав Август выступает с идеей создания национальной промышленности, организует компанию мануфактур, производящих шерстяные ткани (1767), строит оружейный завод в Козенице. По его инициативе возникают литейный завод и монетный двор в Варшаве, фарфоровый завод в Бельведере, оживляется горная промышленность. При нём складывается национальная художественная промышленность, продолжившая традиции народных ремёсел. Благодаря покровительству короля и некоторых крупных магнатов развиваются сеть типографий, книгоиздательство и пресса. Предприниматели из Германии, Франции и Англии знакомят Польшу с новейшей техникой книгопечатания, видами рекламы, методами распространения газет и книг. Читальни, книжные лавки, литературные кафе, библиотеки наряду с редакциями, салонами магнатов, шляхты, высокообразованных и состоятельных горожан, стали средоточием интеллигенции, которая уже к концу 1780-х годов выступает как особая социальная среда, вырабатывающая общенациональные идейные программы. «В возникновении этой прослойки, - отмечал польский историк Е.Ковецкий, - огромной была роль короля, его продуманной политики в области культуры и просвещения, его начинаний и покровительства научной, художественной и воспитательной деятельности».

Годы правления Станислава Августа Понятовского вошли в историю Речи Посполитой как «станиславовские времена», благодаря его исключительным личным заслугам в развитии культуры, искусства и литературы. С его именем связано многое из того, что в Польше появилось впервые: первая - в духе идей Просвещения - целостная программа государственной, политической, хозяйственно-экономической и культурной реформ; первый общедоступный национальный театр (1765), первое государственное светское учебное заведение - Рыцарская Школа кадет (1765), откуда вышли Т.Костюшко, Я.Ясиньский, Ю.У.Немцевич и многие другие известные люди эпохи Просвещения; первый польский журнал нового типа «Монитор» (1765-1785); первое в Европе министерство народного образования - Эдукационная Комиссия (1773).

В первые годы правления Станислав Август II купался в море народной любви и популярности. Блистал бывший возлюбленный Екатерины II и в привычном для себя амплуа - высокородные аристократки выстраивались в очередь к королевской постели, ведь быть фавориткой Станислава Августа II считалось великой честью. Любитель прекрасного пола, он охотно шёл навстречу пожеланиям многочисленных дам польского высшего света. На этой волне общественной поддержки Станислав Август провёл некоторые реформы, направленные на централизацию государственной власти и ограничение олигархического произвола. Понятовский начал преобразования в суде, казначействе, чеканке денег, в армии (введя новые виды оружия и заменив кавалерию пехотой), в государственной наградной системе, законодательной системе, налогообложении. Стремился отменить «либерум вето», позволявший любому члену Сейма всего одним голосом наложить запрет на любое решение.

Екатерина II, выдвигая кандидатуру Понятовского на польский трон, руководствовалась отнюдь не сентиментальными воспоминаниями, а исключительно соображениями политики. Холодно-рассудочный, лицемерный и циничный государственный деятель, она рассчитывала, что литовский стольник, ставший благодаря ей королём, будет таким же покладистым на польском престоле, как и в её великокняжеской опочивальне. Эти надежды государыни не оправдались. Станислав Август никогда не был орудием в руках императрицы, а каждая его уступка становилась результатом постоянного и сильного политического нажима, постоянной и мощной угрозы насилия извне, умелого использования могучей внутренней оппозиции.

И всё же Екатерина II последовательно осуществляла то, ради чего позволила своему бывшему любовнику надеть корону. Первым таким действием стало требование к польскому сейму 1766 года уравнять в правах диссидентов (православных и протестантов) с католиками, для чего стараниями Екатерины были созданы Слуцкая православная и Торуньская протестанские конфедерации, усиленные 40-тысячным российским войском. Понятовский выказал детскую наивность, когда написал своему представителю при петербургском дворе, графу Ржевскому: «Последние приказания, данные Н.В. Репнину (русский посланник в Варшаве, фактически диктовавший решения), ввести диссидентов даже в законодательные учреждения как громом поразили как меня лично, так и страну. Если есть ещё возможность, убедите императрицу в том, что корона, которую она мне доставила, станет для меня хитоном Несса. Она меня сожжёт, и смерть моя будет ужасна...» На эту высокопарную риторику Екатерина ответила письмом, в котором просила свою коронованную марионетку не мешать Репнину делать дело, а то «императрице придётся лишь вечно сожалеть о том, что она могла ошибиться в дружбе короля, в его образе мыслей и в его чувствах». Понятовский, не веря, что унижен до роли безмолвного исполнителя, стал настаивать, и получил последнее предупреждение: «Мне остаётся лишь предоставить это дело своей участи... Я закрываю глаза на последствия его; я, однако, польщена тем, что ваше величество достаточно распознали бескорыстие всего, что я сделала для вашего величества и для вашего народа, чтобы не упрекнули меня в том, что я искала в Польше случая применить силу своего оружия... Оно никогда не будет направлено против тех, кому я желаю добра, как я и не буду удерживать его, когда найду, что применение его будет полезно».

Смерть Станислава Понятовского Начиная с 1767 года, недовольные политикой Понятовского группировки шляхты при поддержке России и Пруссии объединялись в конфедерации. Так называемый Репнинский Сейм в конце 1767 - начале 1768 года, подтвердил «кардинальные права», гарантирующие шляхетские свободы и привилегии, и провозгласил уравнение в правах православных и протестантов с католиками. Следование в фарватере русской политики вызвало охлаждение, а затем и ненависть польских патриотов к королю. Консервативная шляхта, недовольная пророссийской ориентацией Понятовского, объединилась в вооружённый союз - Барскую конфедерацию. Начавшаяся в 1768 году гражданская война вызвала интервенцию соседних держав. Станислав Август II избегал решительных действий против конфедератов, предпочитая тайные переговоры и подкуп. Основная тяжесть войны легла на плечи русского экспедиционного корпуса, который подавил сопротивление конфедератов в 1772 году. На Речь Посполитую давно с аппетитом посматривали Австрия и Пруссия, а Россия, занятая войной с Турцией, не смогла противостоять притязаниям этих двух стран и также решила принять участие в разделе слабеющей Польши. В августе 1772 года в Петербурге была подписана тайная Конвенция между Россией, Пруссией и Австрией о первом разделе Речи Посполитой; значительная часть территории Польши перешла под юрисдикцию соседних государств. В апреле сейм, собравшись в Гродно, ратифицировал этот раздел. Исполняя тайные обязательства, Понятовский не проронил ни звука протеста, словно был немой. Он покорно принял решение великих держав, не осмелившись протестовать, и открыто перейти на сторону польских патриотов. С этого времени Понятовский перестал играть политическую роль в жизни Польши. Он проводил время в веселье и удовольствиях светской жизни. На упрёки в забвении интересов родины король отвечал, что ему «нужно столько земли, сколько уместится под его треуголкой».

Реальная угроза ликвидации польской государственности подстегнула национальное самосознание народа. Деятели польского просвещения Станислав Сташиц и Гуго Коллонтай выдвинули программу политических и социальных реформ, призванных укрепить польское государство. Эта программа определила деятельность Четырёхлетнего сейма 1788-1792 годов, который принял ряд реформ, направленных на укрепление армии, изменение государственно-правового строя, окончательно отменил “либерум вето”, принял «основной закон» (Конституция 3 мая 1791 года). Станислав Август решил, что Екатерине II не до Польши, и внезапно поддержал патриотов, присягнув на верность новой Конституции. Тут же подняли головы реакционные польские магнаты, встревоженные ущемлением своих прав, образовав в 1792 году Тарговицкую конфедерацию, по призыву которой войска Пруссии и России вновь оккупировали Польшу. Станислав Август тут же отказался от своей присяги на верность Конституции и перешёл на сторону «тарговичан». После окончания русско-польской войны, в 1793 году наступил второй раздел Речи Посполитой (между Пруссией и Россией), реформы Четырёхлетнего сейма были отменены.

В ответ в 1794 году в Польше вспыхнуло восстание под руководством Тадеуша Костюшко. Восставшие казнили некоторых деятелей Тарговицкой конфедерации. Король старался не вмешиваться в ход событий, но опасался за свою жизнь, помня о судьбе Людовика XVI. Брат короля, примас католической церкви в Польше Михаил-Юрий Понятовский, был противником восстания. Он вступил в переписку с прусскими войсками, открыто шпионил в пользу России. Его письма были перехвачены повстанцами, и он был заключён в тюрьму. Виселицы Михаилу-Юрию удалось избежать, только приняв смертельную дозу яда, который ему принёс в тюрьму сам Станислав Август. Екатерина II, раздосадованная событиями в Польше, вызвала из ссылки А.В. Суворова и бросила его в бой, легендарный борец за свободу Т.Костюшко был разбит. 22 тысячи русских войск Суворова подошли к Варшаве, которую защищали повстанцы под командованием генерала Ю.Зайончека и штурмом взяли столицу. Когда восстание было подавлено, 24 октября 1795 года состоялся третий, завершающий раздел Речи Посполитой, после которого Польско-Литовское государство прекратило своё существование. С.А. Понятовский по требованию России оставил Варшаву и под конвоем прибыл в Гродно. Там, в своей резиденции в Новом замке он находился под надзором российского наместника, там же он подписал акт отречения от польского престола 25 ноября 1795 года, в день именин российской императрицы. Теперь уже бывший король намеревался уехать в Италию или Швейцарию, однако по указанию Екатерины II ещё год - вплоть до её смерти - он оставался в Гродно под наблюдением Н.В. Репнина.

В марте 1797 года Понятовский по приглашению нового русского императора Павла I прибывает на его коронацию в Москву. По приказу императора вся мужская часть свиты, двора и сопровождения были посажены в седло. В этой кавалькаде всадников коченел от мороза и 65-летний бывший король Польши. Станислав Август оказался единственным чужеземным королём, которого провели по Красной площади как военную добычу. На него показывали пальцами московские ротозеи. Это был позор Понятовского. После коронации, 10 (21) апреля 1797 года, его отвезли в Петербург. Через тридцать пять лет Станислав Август вновь увидел Невский проспект, Зимний, и построенный за время его отсутствия Екатериной для Григория Орлова Мраморный дворец. Здесь ему и предложили разместиться. По иронии судьбы предыдущим узником этого дворца был Тадеуш Костюшко, пленённый в битве под Мацеёвицами, и освобождённый императором Павлом. Экс-король, сдавшийся в плен по своей воле, свободы не получил.

Павел I выказал бывшему фавориту своей матери достаточную милость: увеличил пенсию с 11 тысяч до 16,5 тысяч рублей, разрешил держать личную гвардию, но Понятовский жил практически один. Когда-то любовниц у него было не менее чем любовников у Екатерины, но фаворитка была лишь одна - Эльжбета Грабовская (1748-1810), которую в конце её жизни болезнь превратила из красавицы в злобную горбунью. От Понятовского у Эльжбеты были дочери Констанция и Изабелла и трое сыновей - Михаил, Казимир и Станислав. Но официальную семью Понятовский так и не создал, новую династию не начал. Бывший король писал воспоминания, представил Павлу проект возрождения Польши. Он мог принимать кого угодно, однако не имел права покинуть российскую столицу: он превратился в экзотический экспонат - отрёкшийся, поднадзорный бывший король. Осознав своё истинное положение, Понятовский словно прозрел. Это горькое прозрение стало одной из причин апоплексического удара.

Костел Святой Екатерины Последний польский король Станислав Август Понятовский внезапно скончался в Петербурге 12 февраля 1798 года, в 10 часов вечера, при странных обстоятельствах (по мнению лечившего его врача Белера, от яда). Умер он одиноким и несчастным. Павел устроил пышные похороны, будто и не было у монарха приставки «экс». После многодневного прощания в сопровождении войск гроб с забальзамированным телом доставили в костёл святой Екатерины на Невском проспекте. Там император лично попрощался с покойным и надел на его голову копию короны польских королей. Настоящая же корона несуществующего королевства была отправлена в оружейную палату Москвы. Отныне все российские государи получали её вместе с титулом Короля Польши. Специально на погребение композитор Иосиф Козловский написал реквием, который затем часто повторялся в концертах. В присутствии многих коронованных особ, императора Павла I и всего русского двора гроб опустили в подвалы костёла, где он простоял почти полтора века.

В конце 1930-х годов, уже советские власти решили, что костёл на Невском проспекте нужно снести и предложили Польше «забрать своего короля». Этим Сталин намеревался улучшить отношения с враждебной буржуазной Польшей, но сделал только хуже, ибо большинство поляков воспринимали Понятовского, как предателя и «могильщика» Речи Посполитой, главного виновника развала страны. В меньшинстве были те, кто почитал его меценатом, при котором стремительно развивались наука и культура. Тем не менее, отказаться от предложения Сталина было нельзя, и в Польше начали подыскивать место для захоронения. Поместить останки в Вавельский костёл в Кракове, где покоились короли Польши и герои нации, не решились. Потому после долгих дебатов решили цинковый гроб с останками короля тихо и без всяких почестей поместить в костёле святой Троицы в Волчине под Брестом, где ранее находилось родовое поместье Понятовского.

Останки Станислава Августа были вынуты из ниши, старый гроб помещён в больший новый, и поезд доставил его на польско-белорусскую границу, на станцию Негорелое, которая была тогда пропускным пунктом между СССР и Европой. Поздним вечером 14 июля 1938 года в обстановке строгой секретности гроб с останками последнего короля Речи Посполитой пересёк границу. После начала второй мировой войны Волчин был присоединён к Белорусской ССР. В середине 1950-х годов Волчинский костёл был исключён из реестра историко-архитектурных памятников и использовался как склад колхоза им.Жданова. В 1976 году в храме рухнула крыша, могила была разграблена, а прах последнего короля Речи Посполитой был просто разбросан по земле. Остатки дубового гроба долго потом валялись за зданием колхозного правления.

Долгое время имела место версия, что тела Понятовского в Волчине никогда и не было. Что якобы ещё в Петербурге во время наводнений в результате затопления подвалов костёла святой Екатерины тело короля полностью истлело, а в Волчин в трёх гробах привезли «пустышку». Потому вопрос о местонахождении останков последнего польского монарха более полувека не давал покоя исследователям. Только в 1989 году белорусскими специалистами во главе с доктором исторических наук Михаилом Ткачёвым была предпринята попытка разыскать во внутренних развалинах костёла в Волчине доказательства присутствия здесь королевских останков. Найденные части дубового гроба поместили в саркофаг, который в 1995 году установили в Варшаве, в костёле святого Яна, где Станислав Понятовский был коронован. Однако белорусские учёные исследовали крипту и подтвердили, что захоронение там действительно было - найдены фрагменты одежд с королевскими польскими гербами, и обуви царствующей особы, а также части коронационного плаща, в котором Понятовский восходил на польский престол. Также было найдено множество костей, но после оказалось, что это кости животных. Последующая экспедиция из Польши, буквально просеяла всю землю в месте захоронения, но результат был отрицательным - человеческие останки не были обнаружены. О том, куда подевались забальзамированное тело, бронзовая корона с позолотой, два серебряных сосуда с сердцем и внутренностями короля (таковым по описаниям современников было содержимое гроба), можно строить только догадки.

Надгробие над могилой короля Станислава Августа сохранялось в костёле святой Екатерины Александрийской (на Невском проспекте) до происшедшего в нём в феврале 1984 года пожара. После восстановления собора была реставрирована крипта, где находилась могила Понятовского. В стремительных вихрях, героических всплесках и сокрушительных катаклизмах политической истории Польши XVIII века фигура последнего польского короля до сих пор по-разному видится историкам. Противоречивые оценки его деятельности обусловлены как комплексами национального менталитета, так и стереотипами исторического, политического и идеологического мышления.


Надгробие входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге
(утв. постановлением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 527)
Крипта Станислава Августа Понятовского

Памятная доска в костеле Святой Екатерины