Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

Чесменское воинское кладбище

Адрес: ул. Гастелло, 9



Чесменское воинское кладбище Церковь в честь Рождества Крестителя и Предтечи Иоанна (Чесменская) – одна из самых необычных по архитектуре церквей Санкт-Петербурга. Эта церковь, построенная по проекту придворного архитектора Ю.М. Фельтена (1730-1801), располагалась рядом с находившимся в семи верстах от Петербурга путевым дворцом императрицы Екатерины II по пути в Царское Село. Дворец называли по-фински Кикерикексинен, или на французский манер – La Grenouillere (то есть «лягушачье болото»), так как эта низинная местность изобиловала лягушками. Строительство комплекса было задумано и одобрено самой Екатериной II. На его месте, по преданию, императрица получила от курьера известие о победе в Чесменском бою. Тогда, значительно уступая противнику по числу кораблей и пушек, русская эскадра под командованием Федора Ушакова одержала крупнейшую победу, которая повлияла на весь ход русско-турецкой войны 1768-1774 гг.

Торжественная закладка храма состоялась 6 июня 1777 года в присутствии Екатерины II, всего двора и шведского короля Густава III, чтобы напомнить ему о военном могуществе России. Возведение храма было завершено к десятой годовщине победы русского флота в Чесменском сражении. Уже через три года – 24 июня 1780 года – церковь освятил архиепископ Новгородский и Санкт-Петербургский Гавриил (Петров). Тогда же церкви было дано название «Чесменская». В память о победе российского флота над турецким в бухте Чесме в 26 июня 1770 году Екатерина II «повелела именовать церковь и дворец Чесменскими».

Освящали церковь торжественно, в присутствии государыни Екатерины II, наследника цесаревича Павла с супругой, генералитета и придворных. Среди гостей под именем графа Фалькенштейна был путешествующий инкогнито по России Иосиф II – император Священной Римской империи. В камер-фурьерском журнале, куда заносились все события придворной жизни, так описано торжество освящения Чесменской церкви: «Ее императорское величество и их императорские высочества благоволили шествовать… при колокольном звоне в новопостроенную церковь… а при входе их встретил у дверей с животворящим крестом, в церковном облачении архиепископ Гавриил… с прочим знатным духовенством... По высочайшем прибытии в оную началось освящение церкви, а по совершении… производилась с земляного вала пушечная пальба». Потом была отслужена Божественная литургия и соборный благодарственный молебен. «После всей Божественной службы в церкви Синода члены и прочее духовенство приносили ее императорскому величеству и их императорским высочествам поздравления и жалованы к руке, и в то время производилась с земляного вала пушечная пальба».

После смерти в 1796 году Екатерины II Чесменский дворец приходит в запустение. Павел I хотел было во дворце устроить богадельню с лечебницей для увечных воинов, как на Каменном острове. Но из этого проекта ничего не вышло. Сказался недостаток воды: речка мелкая, два небольших прудика и до колодца далеко. Комиссия, составленная для этого случая в 1799 году, нашла дворец неудобным для «устроения в нем лазарета Мальтийского ордена», после чего и последовало 3 сентября того же года высочайшее повеление «о возвращении оного дворца в Придворное ведомство».

Иоанновская (Чесменская) церковь была летней, холодной и не отапливаемой. Незадолго до войны с Наполеоном освятили в Чесменском дворце в нижнем этаже восточной башни небольшую зимнюю церковь. Это случилось 11 декабря 1811 года. В Рождественскую церковь были переданы из Эрмитажа церковная утварь и походный иконостас царя Алексея Михайловича, вышитый в 1590 году и перевезенный в Петербург еще императором Петром Великим. Он почти полностью сгорел во время пожара 1871 года, уцелевшие фрагменты были собраны и по самому большому из уцелевших кусков стали называться иконой Святой Троицы. (В настоящее время в Русском музее).

Чесменская церковь Эта зимняя церковь приняла весной 1826 года уже почившего императора Александра I. Он скончался в ноябре 1825 года в Таганроге при загадочных обстоятельствах. По поводу похорон долгое время не поступало распоряжений. Да и не до похорон было: в Петербурге произошло восстание декабристов. Когда политические бури улеглись, новый император Николай I высочайшим распоряжением повелел перевезти тело покойного государя сперва в Царское Село, а затем доставить его в Чесменский путевой дворец. В церкви дворца в ночь с 5 на 6 марта 1826 года генерал-адъютанты переложили тело Александра I из прежнего деревянного гроба, помещавшегося в свинцовом, в новый бронзовый гроб, поставили на траурную колесницу, покрыли мантией, возложили корону, скипетр и другие царские регалии. На другой день траурное шествие двинулось по Московскому тракту в Санкт-Петербург в Казанский собор. А через некоторое время, 4 мая того же 1826 года, в Белеве скончалась императрица Елизавета Алексеевна. 12 июля тело покойной государыни было доставлено, как и тело ее супруга, в церковь Чесменского дворца. 14 июля траурный катафалк отвез тело бывшей императрицы в столицу. Супругов похоронили в соборе Петропавловской крепости.

Чесменский дворец в царствование Александра I почти все время пустовал. Лишь два раза его использовали как летнюю дачу для девочек, обучавшихся в Елизаветинском институте. И настоящее применение ему нашли лишь в 1830 году, когда началась его переделка под богадельню для военных ветеранов. В том году пригородный дворец перешел в ведение Комитета о раненых. В 1831 году последовал высочайший указ о передаче его в военное ведомство и об устройстве богадельни для солдат-инвалидов. По распоряжению императора Николая I, архитектор А.Е. Штауберт в 1832-1834 годах перестроил дворец, приделав к нему три двухэтажных флигеля, в которых располагались жилые помещения для 400 рядовых и 16 офицеров. В 1834 году начали разбивать регулярный парк: лес вокруг дворца расчистили и частично вырубили и на этом месте насадили 500 молодых берез; снесли обветшавшие въездные ворота екатерининских времен, а вместо них установили новые чугунные на каменном фундаменте. После перестройки дворца зимняя церковь была перемещена на второй этаж, в круглый зал, где ранее проходили заседания георгиевских офицеров. Она была освящена 23 июня 1836 года за четыре дня до открытия богадельни в присутствии императора Николая I.

В конце XIX века на территории Николаевской богадельни построили несколько часовен. Одна, построенная на средства купца Дойникова и его сыновей, была у ворот на Московском тракте (снесена в 1950-е годы), другая находилась на кладбище, располагавшемся за Иоанновской церковью. В ней отпевали умерших в богадельне инвалидов-ветеранов Суворовских походов, Отечественной войны 1812 года, Севастопольской обороны (1854–1856), русско-турецких войн (1828-1829 и 1877–1878), русско-японской войны (1904–1905), а так же солдат Первой мировой войны (1914–1918) и красноармейцев, павших в боях с Красновым и Юденичем на подступах к Петрограду.

До революции Николаевская военная богадельня жила на проценты с капитала, положенные в Государственный банк, а также на пожертвования частных лиц и членов императорской фамилии. Обе церкви – и летняя Чесменская, и зимняя Рождественская ремонтировались и содержались за счет жертвователей и денег богадельни. Когда в 1917 году вышел декрет о национализации банков, деньги на финансирование инвалидного дома перестали поступать. Осенью 1918 года в богадельню к старикам-инвалидам подселили детей, потерявших родителей. Зимой того же года многие обитатели богадельни и детского дома погибли от голода и тифа. Оставшихся стариков по весне перевели в дома для престарелых, организованные на Петроградской стороне, а детей вывезли в районы Поволжья и Урала.

В мае 1919 года инвалидный дом был полностью расформирован, а в бывшем Чесменском дворце размещен концентрационный лагерь, который по документам назывался Первый лагерь принудительных работ, а в просторечии – «Чесменка». Зимняя и летняя церкви были закрыты и опечатаны 1 июня 1919 года. На все просьбы общины разрешить открыть хотя бы летнюю церковь и позволить проводить в ней службы власти отвечали отказом: мол, церковь находится на территории советского учреждения, а церковь отделена от государства. Прихожане предложили построить забор, который отделил бы Иоанновскую церковь от территории лагеря, но и в этом им отказали.

Прихожане продолжали писать петиции. Райисполком разрешил открыть на одну неделю, на Пасху 1920 года, внутреннюю Рождественскую церковь дворца для 475 заключенных концентрационного лагеря. Сохранились свидетельства очевидцев о том, как проходили пасхальные службы. В то время в «Чесменке» находился Жасмаран Бадмаев, доктор тибетской медицины, осужденный за сопротивление властям. Он провел в лагере почти два года, переболел брюшным тифом, а выздоровев, помогал местным медикам лечить заключенных своими средствами. На пасхальное богослужение в лагере допустили лишь о. Иоанна и нескольких его прихожан. А вскоре власти разрешили общине собираться в доме барона Вебера, из обрусевших немцев, чей завод лаков и красок находился за Московским трактом напротив въезда в богадельню.

В Чесменской церкви хранились поднесенные верующими драгоценные оклады на иконы, золотые и серебряные богослужебные сосуды, расшитые золотом и драгоценными камнями покровы, одеяния священников. Все это было пожертвовано разными людьми, причем не только богатыми и знатными, но и простыми крестьянами и солдатами. Старики-инвалиды, жившие в богадельне, отдавали свои копейки на «благоустроение» любимой церкви. В 1924 году в связи по постановлению правительства с Иоанновской церкви были сняты колокола и отправлены на переплавку. В июне 1926 года Московско-Нарвский райисполком по просьбе рабочих фабрики им. Д.И. Менделеева (так теперь именовался завод лаков и красок Вебера) закрыл общину, имущество которой было распределено между рабочими завода. Первый лагерь принудительных работ закрыли в 1924 году. В Чесменском дворце организовали Первую сельскохозяйственную колонию, затем дом для престарелых, а в 1930 году – Автодорожный институт, который в 1940 году реорганизовали в Авиационно-приборостроительный институт.

В Чесменской Иоанновской церкви с 1925 по 1930 год располагался архив Главнауки, а с 1930 года – столярные мастерские Автодорожного института. В том же 1930 году зимой случился пожар, в котором сгорел белый золоченый фельтеновский иконостас с иконами, написанными во «фряжской манере», обломки которого еще долго валялись на грязном снегу. Чудом сохранились фотографии иконостаса, сделанные для Русского музея. Иконостас был восстановлен в 1996 году по чертежам, найденным в Московском военно-историческом архиве.

Время постепенно разрушало церковь. Долгое время внутри Иоанновской церкви валялись горы мусора и грязи. Крыша ее стала протекать, на ней выросло дерево, кресты упали. Автодорожный институт предлагал церковь снести как памятник мракобесия. Рядом с фабрикой им. Д.И. Менделеева была открыта ударная комсомольская стройка, и церковь было предложено разобрать на кирпич. Обратились в КГИОП, но он не дал разрешения, так как Иоанновская (Чесменская) церковь еще с 1920-х годов числилась под охраной государства как памятник архитектуры. К 1971 году, после почти десятилетней реставрации, здание передали Военно-морскому музею, с декабря 1977 и до начала 1990-х в помещении церкви Иоанна Предтечи находилась экспозиция, посвященная победе русского флота при Чесме. В январе 1991 года была зарегистрирована община прихода церкви святого Иоанна Предтечи. Музей поначалу даже не хотел признавать общину, однако скоро начались службы перед церковью, молебны в праздничные дни, на Новый год, на Рождество, на Богоявление. О существовании общины, о попытках вернуть здание постепенно узнали все – и жители района, и власти. С 1 июля 1994 здание церкви было передано в бессрочное пользование Санкт-Петербургской епархии, но в алтарной абсиде храма оставалась большая, до самого потолка, диорама «Чесменская победа». За это время приход развился. На службы приходило все больше и больше людей. Работы по восстановлению церкви начались в 1996 году, а в ноябре 1998-го новый иконостас был освящен митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром.

Чесменское воинское кладбище возникло в 1836 году рядом с Чесменской церковью. Вначале на нём хоронили ветеранов русской армии, которые жили в инвалидном доме, находившемся в Чесменском дворце. Здесь были захоронены герои Кутузовских и Cуворовских походов. К середине XX века все старые захоронения были полностью уничтожены, часовня, построенная здесь, также не сохранилась. На их месте, за Чесменской церковью, расположилось кладбище защитников Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. Здесь, буквально на переднем крае обороны, хоронили бойцов 42-й армии 13, 63, 64, 109, 110, 291-й стрелковых дивизий, отдавших свои жизни при обороне подступов к Ленинграду. Среди похороненных на Чесменском кладбище - Герои Советского Союза А.Т. Севастьянов, С.В. Сёмин, Ф.А. Смолячков, М.И. Яковлев. В центре кладбища обелиск с надписью: «Доблестным советским воинам, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины». Кладбище занимает площадь 1,3 га.

7 мая 2003 года на Чесменском кладбище был установлен памятный крест в честь всех погибших воинов. У основания креста находится доска с надписью: «Вечная память павшим во имя России в период: Отечественной войны 1812, Русско-турецких войн 1828—1829, 1877—1878, Крымской кампании 1853—1855, Русско-японской войны 1904—1905, Первой мировой войны 1914—1918, Великой Отечественной войны 1941—1945». Освящение памятного креста совершил настоятель Чесменской церкви протоиерей Алексий Крылов. На кладбище при Чесменской церкви были похоронены многие участники войн, в том числе и георгиевские кавалеры.


Карта Чесменского воинского кладбища

Исторические захоронения на Чесменском воинском кладбище:


  1. Памятный крест в честь всех погибших воинов
  2. Памятник советским воинам, погибшим в 1941-1945 гг.
  3. Магдик Н.Н. (1907-1941), Герой Советского Союза
  4. Севастьянов А.Т (1917-1942), Герой Советского Союза
  5. Семин С.В. (1917-1943), Герой Советского Союза
  6. Смолячков Ф.А. (1923-1942), Герой Советского Союза
  7. Яковлев М.И. (1910-1943), Герой Советского Союза