Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

МАЛИНОВСКИЙ Василий Федорович (1765-1814)

В.Ф. Малиновский Русский публицист, дипломат, просветитель, первый директор Царскосельского лицея В.Ф. Малиновский родился в 1765 году в Москве в семье священника. Его отец, протоиерей Федор Авксентьевич Малиновский, служил при Московском университете, поэтому не было ничего удивительного в том, что и сам Василий стал студентом университета. Семья Малиновских имела старинные связи с семьей Пушкиных. Старший брат Малиновского, Алексей Федорович (1760-1840), ставший позднее начальником Московского архива Министерства иностранных дел, историком, археологом, писателем, переводчиком, сенатором, не раз встречался с А.С. Пушкиным в Москве, когда тот работал в московских архивах над "Историей Пугачева" и "Историей Петра". Его младший брат, Павел Федорович (1766-1832), участник суворовских походов, действительный статский советник, был свидетелем на свадьбе родителей А.С. Пушкина в 1796 году.

В 1781 году Василий Малиновский окончил философский факультет Московского университета. В университете он получил прекрасное классическое образование, превосходно знал иностранные языки, в том числе греческий, древнегреческий, древнееврейский и латынь. Первым, кто повлиял на формирование общественных взглядов Малиновского, был знаменитый русский просветитель, книгоиздатель Н.И. Новиков. Борьба против деспотизма, за просвещенное правление, с юных лет стала любимой мыслью Малиновского. После окончания университета он поступил на службу в московский архив Коллегии иностранных дел, несколько лет путешествовал с научными целями по Германии и Франции, более подробных данных о его пребывании в этих странах не сохранилось.

В 1789 году В.Ф. Малиновский получил назначение в штат русской миссии в Англии, так началась его дипломатическая карьера. До 1791 года он состоял переводчиком при русском посольстве в Лондоне, затем несколько месяцев провел при дипломатической миссии в Турции. В декабре 1791 года В.Ф. Малиновский был направлен на конгресс в Яссы (в Молдавском княжестве), завершивший русско-турецкую войну 1787-1792 годов, где, пользуясь своим отличным знанием турецкого языка, служил переводчиком. По Ясскому мирному договору Россия закрепила за собой всё Северное Причерноморье и Крым, получила земли между Южным Бугом и Днестром, усилила свои политические позиции на Кавказе и на Балканах.

Чрезвычайная скромность и глубокая религиозность составляли отличительные черты характера В.Ф. Малиновского. В часы досуга от службы в иностранной коллегии он перевел на русский язык с греческого подлинника Новый Завет, а из Ветхого Завета, с еврейского языка, перевел на русский Псалтырь, книгу Бытия, Притчи Соломоновы, Экклезиаст, книгу Иова. Еще во время нахождения в Лондоне В.Ф. Малиновский познакомился с протоиереем А.А. Самборским (1733-1815), который служил при русской миссии в Англии священником. А.А.Самборский был образованным и патриотически настроенным человеком, знал много иностранных языков, был известен при дворе. В частности, Екатерина II доверила ему сопровождать в 1786 году цесаревича Павла I и его супругу Марию Федоровну во время их путешествия по Европе. В 1791 году В.Ф. Малиновский женился на дочери А.А. Самборского – Софье Андреевне, с которой прожил счастливо 20 лет и от которой имел трех сыновей и трех дочерей.

В царствование императора Павла I, в 1801 году, В.Ф. Малиновский был назначен генеральным консулом в Молдавии и Валахии. Он вновь приехал в уже знакомый ему город Яссы и несколько лет исправлял свою должность так совестливо и так полезно, что жители города долго хранили память о его примерном бескорыстии. Однако в связи с интригами против него управляющего азиатским департаментом Министерства иностранных дел К.К. Родофиникина, В.Ф. Малиновский примерно через два года был отозван, и в 1802 году возвратился в Петербург, в иностранную коллегию с небольшим серебряным кубком. Это был единственный подарок, который В.Ф. Малиновский согласился принять от признательных жителей в день его выезда из города Яссы, между тем как другие консулы возвращались оттуда и вывозили столько денег и турецких шалей, что покупали себе дома и поместья.

В Петербурге В.Ф. Малиновский был по службе в близких сношениях с А.А. Чарторыйским (министр иностранных дел России в 1804-1806), занимался благотворительностью, много помогал бедным и неимущим. В эти же годы занялся публицистикой, стал известен в качестве публициста и писателя после выхода в свет его книги «Рассуждение о мире и войне», написанной еще в 1790-1798 годах. В этой книге, напечатанной в Петербурге в 1803 году, Малиновский осуждает завоевательную политику, пропагандирует общий и справедливый мир между народами, вся книга проникнута гуманистическими идеями. В том же году в Москве В.Ф. Малиновский предпринимает издание небольшого еженедельного журнала «Осенние вечера», прекратившееся на восьмом номере. В этом журнале он напечатал свои статьи «О войне», «Любовь России», «История России», «Своя сторона». В этих и других статьях Малиновского развивались идеи народоправства, равенства всех людей и народов. Он был сторонником промышленного и культурного развития России, разделял планы государственных преобразований М.М. Сперанского. В 1802 году, в записке «О освобождении рабов» (опубликована в 1958), поданной на имя канцлера графа В.П. Кочубея, возглавлявшего по поручению Александра I "Комиссию о законодательстве", В.Ф. Малиновский разработал один из первых проектов отмены крепостного права. Малиновскому также принадлежат перевод и издание в 1803-1807 годах "Отчета генерал-казначея Александра Гамильтона, учиненного Американскими Штатами в 1791 году, о пользе мануфактур к торговле и земледелию". Перевод был снабжен предисловием Малиновского, в котором им излагались рекомендации для российских законодателей.

В Москве В.Ф. Малиновский был директором в доме трудолюбия, давшем приют 30 девицам бедного состояния, причем жалования за свою работу он не получал. В этой скромной должности и в материальной нужде застало его в 1809 году известие об открытии Лицея в Царском Селе под Петербургом.

Историк Н.М. Карамзин писал: «Пётр Великий учредил первую академию в нашем отечестве, Елизавета первый университет, Великая Екатерина городские школы; но Александр, размножая университеты и гимназии, говорил: «Да будет свет и в хижинах!» Это был первый лицей в России. Название, данное учебному заведению, «поражало публику в России, не все тогда имели понятие о колоннадах и ротондах в Афинских садах, где греческие философы научно беседовали со своими учениками», - заметил лицейский друг А.С. Пушкина Иван Пущин. Не все знали, что Ликеем (Лицеем) называлось в Афинах святилище бога солнца и поэзии Аполлона. Так же называлась и древнегреческая школа, основанная Аристотелем на окраине Афин у храма Аполлона Ликейского. Здесь юноши обучались философии, искусствам, гимнастике. Часто занятия проводились в форме бесед во время прогулок по тенистым садам Лицея. Однако новым было не только название школы. Новой была и цель образования и воспитания в Лицее: подготовить талантливых юношей к важным частям государственной службы.

12 августа 1810 года царь Александр I подписал проект, составленный министром Сперанским, о создании в двадцати верстах от Петербурга, бывшего в то время столицей России, закрытого учебного заведения. Первоначально предполагалось, что в Лицее будут учиться великие князья, младшие братья Александра I, а также отпрыски самых знатных и богатых родов России – Строгановы, Юсуповы, Шереметевы. Но этого не произошло. Поэтому, было решено обучать в Лицее небольшое число дворянских детей 10-12 лет, дать им самое лучшее образование и подготовить их к важным государственным постам.

Возможно, не без содействия своего тестя, А.А. Самборского, В.Ф. Малиновский получил назначение на должность директора Императорского Царскосельского лицея в июне 1811 года. Тогда же начался конкурс, так как на тридцать мест в Лицее оказалось куда больше желающих, многие приезжали из Москвы. В итоге, кому-то помогли поступить звучный титул (Александр Горчаков – Рюрикович), кому-то – высокие чины родителей: отец Модеста Корфа – генерал, видный советник юстиции; отец Аркадия Мартынова – литератор, директор департамента народного просвещения, да и сам 10-летний Аркадий – крестник министра Сперанского. Родственники Вильгельма Кюхельбекера и Фёдора Матюшкина пользовались покровительством вдовствующей императрицы. В семье Ивана Пущина – десять детей. Престарелый дед-адмирал привёл двух внуков: кто выдержит экзамен, тому и учиться. Выдержали оба, и тогда жребий пал на старшего, Ивана. Только Владимир Вольховский, сын бедного гусара из Полтавской губернии, шел без протекции, но как лучший ученик Московского университетского пансиона. Поступил в привилегированный Лицей и старший сын В.Ф. Малиновского – Иван, хотя ему было уже 15 лет.

Наконец, 19 октября 1811 года состоялось торжественное открытие Лицея во флигеле Екатерининского дворца (арх. В.П. Стасов) в Царском Селе. Его воспитанник И.И. Пущин, описывая в своих записках день открытия Лицея в присутствии императора, упомянул, что директор был в крайнем смущении. Малиновский был необыкновенно скромен и проникнут важностью церемонии, в первый раз в жизни говорил с государем и должен был произнести речь, которая десятки раз была переправлена предварительной цензурой. Впрочем, “крайнее смущение” В.Ф. Малиновского объяснялось тем, что он вынужден был читать не свою речь, забракованную министром просвещения, а речь, специально для него сочиненную.

Царскосельский лицей С первых же дней работы в Лицее В.Ф. Малиновский стремился создать там особую атмосферу – демократии и свободолюбия. Он быстро стал пользоваться огромным авторитетом и любовью воспитанников. Один из лицеистов, А.Горчаков, вскоре после поступления в Лицей, писал своему дяде А.А. Пещурову: "Я не найду выражения для похвалы Малиновского, какой прекрасный и какой достойный человек. Он относится к нам, как к своим детям, и не делает разницы между нами и своим сыном".

Малиновский принимал личное участие в создании первого лицейского Устава (он был создан совместно с М.М. Сперанским). А его выражение: «Общее дело для общей пользы» стало девизом Лицея. В.Ф. Малиновский добился того, что в учебном заведении не было карцера (он появится потом), не было телесных наказаний. Из наказаний было только такое: провинившегося ученика заставляли неотлучно находиться некоторое время в своей комнате. За этим следил дядька. Впрочем, и это наказание применялось редко. За чистотой строго следили. Приставленные к лицеистам дядьки убирали их комнаты (у каждого из мальчиков комната была отдельная, со своим номером), чистили сапоги, штопали и стирали бельё лицеистов. Отношения учеников с дядьками были добрыми. Воспитанникам нельзя было ездить домой, а если и можно было видеться с родителями, то очень редко. Но у них было немало уроков, немало и забав. Обязательно, в любую погоду, - прогулки три раза в день. Особенно веселы они бывали летом, когда в Царском Селе кругом музыка, люди, развлечения. На квартире гувернёра Чирикова проходили литературные собрания. Участники по очереди рассказывали повесть: начинает один, другие продолжают. Лучшим рассказчиком был Антон Дельвиг, ему уступал даже Пушкин. По средам и субботам вечерами бывали «танцеванье» и «фехтованье». Не пропускаются дни рождения мальчиков. Воспитанники соревнуются в знании иностранных языков: кто случайно заговорит по-русски, того штрафуют. Первой же зимой, 12 декабря, в день рождения царя, состоялся бал с иллюминацией.

Курс обучения в Лицее был рассчитан на 6 лет; младшие классы обучались по программам средних учебных заведений, старшие – по программе университета. В учебном плане преобладали гуманитарные предметы, особенно юридические, уделялось значительное внимание физическому воспитанию, музыке, рисованию. Наставников сначала было одиннадцать (директор, учителя, гувернёры). Лучшим педагогом в среде лицеистов единогласно считался директор – В.Ф. Малиновский. На втором месте – Александр Петрович Куницын, юрист, профессор, единомышленник директора. А вот Н.Ф. Кошанский, учитель словесности, преподавал по старинке, предпочитая «высокий стиль». Впрочем, скоро этого преподавателя сменит более прогрессивный, очень любимый лицеистами Александр Иванович Галич.

Но спокойная жизнь воспитанников Лицея длилась недолго: 24 июня 1812 года в Россию вторглась 600-тысячная армия Наполеона. Свежие газеты расхватывались лицеистами, горячо обсуждавшими все новости. Шестидесятилетний дядя Пушкина, Павел Львович, поступает в ополчение. Приветствуется подвиг генерала Николая Николаевича Раевского, который привёл в армию двух сыновей: Александра шестнадцати лет и Николая одиннадцати лет. Пятнадцатилетний Вильгельм Кюхельбекер тоже собрался на фронт: его еле удержали. Директор В.Ф. Малиновский получил инструкцию об эвакуации Лицея, но к счастью, враг отступил из Москвы. Это известие было подарком лицеистам к первой годовщине Лицея, 19 октября 1812 года. Для В.Ф. Малиновского, однако, трудные времена не прошли. Еще в феврале 1812 года в возрасте 40 лет умерла его жена, Софья Андреевна. Сам же он, лишившись домашнего счастья, теперь пытался в одиночку воспитывать оставленных на его попечение шестерых малолетних детей.

Тем не менее, В.Ф. Малиновский все силы отдавал воспитательской работе. Он общался с родителями учащихся, был с ними в переписке. Особенное влияние на юных воспитанников имели частные беседы, которые Василий Федорович вел с лицеистами не только в урочные часы, но и на прогулках, и даже в собственном доме, куда лицеисты часто были приглашаемы и где проводили "часы досуга". Он всячески помогал своим воспитанникам, защищал их. В сентябре 1813 года в Лицее произошло крупное ЧП. Один из воспитанников, Константин Гурьев, был застигнут надзирателем в самый пикантный момент его любовного свидания с двумя другими лицеистами. Двое друзей Гурьева убежали, а он сам, с дерзким выражением лица, остался на месте. Может быть, все и обошлось бы мелким замечанием, ибо начальство знало о наклонностях своих учеников, но на этот раз директор Лицея был возмущен не самим поведением юношей, а местом, выбранным для встречи. Любовное свидание происходило в зале для торжеств под бюстом императора Александра I. Гурьев не выдал своих друзей, за что и был сурово наказан: тринадцатилетний мальчик был исключен из Лицея. В.Ф. Малиновский, однако, по просьбе матери Гурьева отметил в бумагах, что мальчик не исключен, а «возвращен родителям», и не за мужеложство, а за «греческие вкусы»; эти поправки дали Гурьеву возможность впоследствии поступить в другое элитарное учебное заведение.

Смерть жены, безмерные и постоянные труды расстроили здоровье Малиновского, ослабили его зрение. Его стали преследовать болезни, а 23 марта (4 апреля) 1814 года он скоропостижно скончался в возрасте 49 лет. Заботу о детях В.Ф. Малиновского взял на себя А.А. Самборский, а после смерти последнего в 1815 году – его сестра Анна Андреевна Самборская. Талантливый русский дипломат, публицист, педагог, просветитель, В.Ф. Малиновский так и не скопил денег. Он умер в такой бедности, что родной брат похоронил его на свои средства. Пушкин и все другие лицеисты пришли проститься со своим любимым наставником на Большеохтинское (Георгиевское) кладбище Петербурга. В.Ф. Малиновский был похоронен рядом с могилой жены, недалеко от Никольской церкви. Со временем, однако, могила В.Ф. Малиновского пришла в полное запустение, долгое время даже считалась “утраченной”. Лишь в 1961 году, в год 150-летия основания Царскосельского лицея, после длительных розысков первой хранительницы музея-Лицея М.П. Руденской (1906-1978), внесшей большой вклад в дело организации, реконструкции и мемориализации Лицея, могила В.Ф. Малиновского была восстановлена, а на черной стеле надгробного памятника установили мемориальную доску со словами: «Василий Федорович Малиновский (1765-1814), русский просветитель и первый директор Царскосельского Лицея».

В.Ф. Малиновский был, без сомнения, одним из прогрессивных людей своей эпохи, содействовал воспитанию целого ряда писателей, поэтов и политических деятелей. Несмотря на короткое пребывание в должности директора, в воспоминаниях лицеистов первого, пушкинского выпуска он остался личностью, навсегда определившей и сформировавшей мировоззрение своих воспитанников. В 1817 году, в первом лицейском выпуске были: Александр Пушкин, Константин Данзас, Антон Дельвиг, Александр Горчаков, Модест Корф, Вильгельм Кюхельбекер, Федор Матюшкин, Иван Пущин, Владимир Вольховский, Семен Есаков, Алексей Илличевский, Сильверий Броглио, Иван Малиновский, Александр Тырков, Николай Корсаков, Павел Гревениц, Александр Бакунин, Павел Мясоедов, Сергей Комовский, Константин Костенский, Федор Стевен, Александр Корнилов, Дмитрий Маслов, Николай Ржевский, Аркадий Мартынов, Петр Саврасов, Сергей Ломоносов, Михаил Яковлев, Павел Юдин. Каждый из них прожил жизнь по-своему, кто-то прожил долгую жизнь и добился известности, а кто-то умер рано и не добился славы. Но каждый из лицеистов первого выпуска стал человеком, воспитанным в духе свободомыслия, прогресса, преданности своему народу и своей родине. Впрочем, по мнению современников, если бы Малиновский довел бы свой первый выпуск до конца, то уровень воспитывавшихся в нем был бы еще выше и нравственнее.
«Надобно раскрыть в детях мысленность через изучение различных предметов, что даже прогулка после учения и та должна стать примером того, как отдых после труда приятен – как в праздности скука одна, а раскрывши мысленность, приучать к различию добра и зла, и чтоб не делали без рассуждения, и не говорили и не мыслили, поскольку всякая мысль открывается чрез перехождение в делание, а далее в дело, лицемерию надо объявить войну и ценить выше малое внутреннее добро против великого наружного – даже уничтожить сие, ибо истинное есть внутреннее расположение – и для этого более свободы, мыслить позволяется».

В.Ф. Малиновский


Надгробие входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге
(утв. постановлением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 527)
могила В.Ф. Малиновского

могила В.Ф. Малиновского