Главная страница Гостевая книга Ссылки на сайты близкой тематики E-mail
 

ПЁТР ПЕТРОВИЧ (1715-1719)

Царевич Пётр Петрович Царевич и великий князь Пётр Петрович, сын Петра I от Екатерины Алексеевны, родился в Санкт-Петербурге 29 октября (9 ноября) 1715 года, через 17 дней после своего тёзки и племянника – великого князя Петра Алексеевича (будущего императора Петра II).

В первый раз Пётр Великий женился в 17 лет, в 1689 году. По настоянию матери он взял в жёны Евдокию Лопухину. Спустя год у них родился царевич Алексей, который воспитывался при матери в понятиях, чуждых реформаторской деятельности Петра I. В 1698 году Евдокия Лопухина оказалась замешана в стрелецком бунте, целью которого было возведение на царство её сына, и была сослана в монастырь. В 1703 году Пётр I встретил 19-летнюю Катерину, в девичестве Марту Скавронскую, захваченную русскими войсками как военную добычу при взятии шведской крепости Мариенбург. Пётр I забрал бывшую служанку из прибалтийских крестьян у Александра Меншикова и сделал её своей любовницей. В 1704 году Катерина родила первенца, названного Петром, а в следующем году – Павла (вскоре оба умерли). Ещё до официального замужества за Петром I Катерина родила дочерей Анну (1708) и Елизавету (1709). Елизавета позже стала императрицей (правила в 1741-1761 гг.), а прямые потомки Анны правили Россией с 1761 по 1917 год.

Катерина одна могла совладать с царём в его припадках гнева, умела лаской и вниманием успокоить приступы судорожной головной боли. Звук голоса Катерины успокаивал Петра I. Потом она «сажала его и брала, лаская, за голову, которую слегка почёсывала. Это производило на него магическое действие, он засыпал в несколько минут. Чтоб не нарушать его сна, она держала его голову на своей груди, сидя неподвижно в продолжение двух или трёх часов. После того он просыпался совершенно свежим и бодрым».

Бракосочетание старшего сына Петра – царевича Алексея – было совершено 14 (27) октября 1711 года, и государь Пётр I Алексеевич известил о том Сенат в следующем письме: "Господа Сенат! Объявляем вам, что сегодня брак сына Моего совершился здесь, в Торгау, в доме королевы Польской (Христианы Эбергардины фон Бранденбург-Байер), на котором браке довольно было знатных персон. Слава Богу, что сие счастливо совершилось. Дом князей Вольфенбительских, наших сватов, изрядной". На торжестве присутствовал царь Пётр I, а также король Польши и курфюрст Саксонии Август II. По мысли Петра I этот союз должен был укрепить отношения с германским императором и наследником английского престола, поскольку в том же году супруг родной сестры невесты цесаревича принцессы Софии-Кристины-Шарлотты стал императором Священной Римской Империи под именем Карла VI Габсбурга, а близкий родственник курфюрст Ганноверский Георг Людвиг наследовал тремя годами позднее английский престол под именем Георга I, основав тем самым Ганноверскую королевскую династию.

А через полгода после бракосочетания сына состоялось официальное венчание Петра I с новой супругой – Екатериной Алексеевной. Это произошло 19 февраля 1712 года, вскоре после возвращения царя из Прутского похода.

23 июля (5 августа) 1714 года в Санкт-Петербурге у Петра I и Екатерины Алексеевны родилась дочь, которую назвали Натальей в честь царственной бабушки царицы Натальи Кирилловны (1651-1694). К несчастью, царевна и великая княжна Наталья Алексеевна скончалась в Москве 22 ноября (5 декабря) 1728 года, на 15-м году от рождения, на следующий день после праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы. К тому времени в живых уже не было ни её державных родителей, ни царственного деда – первого императора Всероссийского Петра I Алексеевича.

12 (25) октября 1715 года в Петербурге родился третий в мужском колене потомок дома Романовых великий князь Пётр Алексеевич, будущий император Пётр II. Так император Пётр I Алексеевич на 46-м году от рождения стал дедом, обретя столь ожидаемого внука, да ещё и полного своего тёзки. К огорчению родителей великий князь Пётр Алексеевич скончался от оспы в Москве 19 февраля (4 февраля) 1730 года, на 16-м году жизни.

И вот, через 17 дней после рождения сына у царевича Алексея, 29 октября (9 ноября) 1715 года, родился царевич и великий князь Пётр Петрович, сын Петра I и Екатерины I. Рождение этого ребёнка было не только радостью в императорской семье, но и имело большое политическое значение. Дело в том, что к этому моменту отношения между Петром I и его старшим сыном Алексеем были уже очень непростыми. Заграничные поездки царевича Алексея, заведённые его августейшим отцом, не принесли царевичу существенную пользу. После первой такой поездки в 1709-1712 годах Алексей Петрович стал проявлять непослушание, упрямство, а также отвращение к военному делу и начал помышлять о побеге за границу. Царь, поначалу не замечавший тайных помыслов сына, позднее увидел в нём перемену к худшему.

В эти дни до крайности обостряется заочная борьба между претендентами на наследование российского престола. Царевич Алексей с рождением сына перестал быть единственным наследником. Его жена, кронпринцесса Шарлотта, принимает поздравления, но затем состояние её резко ухудшается и спустя несколько дней после родов, 2 (15) ноября 1715 года, она умирает. С рождением сына Петра I, долгожданного мальчика, также названного Петром, все династические надежды счастливых родителей связаны теперь именно с ним, при этом они как будто забывают, что в Петербурге живёт царевич Алексей – законный будущий хозяин России, у которого также есть свой наследник. Рождение внука побудило Петра изложить все причины своего недовольства царевичем. Уже в октябре 1715 года между ними состоялся обмен письмами. Оба при этом находились в Петербурге, и переписка показывала и глубину взаимного отчуждения, и то официальное значение, которое придавал ей Пётр. В день похорон кронпринцессы Шарлотты, царь Пётр вручил сыну Алексею письмо, в котором укорял его за то, что тот не показывал охоты к делам правления, а особенно за то, что царевич "ниже слышать хощет о воинском деле, чем мы от тьмы к свету вышли". Царь убеждал его исправиться, а в противном случае грозил отрешить от наследства: "Ежели же ни, то известен будь, что я весьма тебя наследства лишу, яко уд гангренный, и не мни себе, что я сие только в устрастку пишу: воистину исполню, ибо за моё отечество и люди живота своего не жалел и не жалею, то како могу тебя непотребного пожалеть? Лучше будь чужой добрый, неже свой непотребный".

Царь Пётр требовал от царевича Алексея, чтобы он или исправился, или ушёл в монахи. Алексей, по совету Никифора Вяземского и Александра Кикина, через три дня послал царю ответ, где сознавался, что "памяти весьма лишён и всеми силами умными и телесными от различных болезней ослабел и непотребен стал к толикаго народа правлению". Он отрекался от наследства, предоставляя его своему новорождённому брату, и призывал в свидетели Бога, что не будет претендовать на корону: "Желаю монашеского чина и прошу о сём милостивого позволения, понеже вижу себя к сему делу неудобна и непотребна... Раб ваш и непотребный сын".

Бракосочетание Петра I и Екатерины I Царь совершал это в надежде уже на нового державного наследника. Он совершал это опрометчиво, поскольку не имел законного права требовать от старшего сына отречения от престола. Цесаревич не совершал государственных преступлений, не лишился ума и дееспособности, а потому оставался законным наследником престола. Требовать же от него пострижения в монахи и вовсе было не в духе царя Петра, и свидетельствовало об отчаянии государя, страстно желавшего видеть своё потомство от союза с Екатериной Алексеевной. Однако пока жив был царевич Алексей, невозможно было и мечтать о другом наследнике престола, поскольку даже с его смертью, если бы она вдруг случилась, державным наследником по праву тотчас становился его сын – великий князь Пётр Алексеевич, что и произошло 7 (20) мая 1727 года. Однако Пётр I, одержимый своим желанием во что бы то ни стало сделать наследником престола очередного сына от второй супруги, своими угрозами лишь подтолкнул цесаревича и его окружение к действиям, которые лишили бы его прав на престол. Расчёт царя Петра I удался.

Своим письмом царевич Алексей отказывался от наследства не только за себя, но и за сына. Пётр I остался недоволен тоном царевича и не поверил его отказу. Царь опасался, что монашество сына может оказаться уловкой, и есть свидетельства, что Кикин как-то сказал, что клобук "не гвоздем на голове прибит". Пётр после этого заболел так тяжело, что даже исповедовался и причащался в чаянии кончины. Выздоровев, 19 января (1 февраля) 1716 года, царь написал царевичу "Последнее напоминание ещё", служившее ответом на письмо, которое царевич писал до болезни отца. Пётр написал сыну, что не верит клятве. Царь дал ему на выбор: или изменить свой нрав и сделаться достойным наследником, или постричься в монахи. "Иначе, - писал Пётр, - я с тобой, как со злодеем поступлю". Испуганный царевич обратился за советом к Вяземскому и Кикину. Оба, опасаясь худшего, советовали ему идти в монастырь. По этому-то совету, царевич пишет Петру: "Желаю монашеского чина". Но Пётр через неделю посетил сына и сказал ему: "Это молодому человеку нелегко, одумайся, не спеши, подожди полгода". Вскоре Пётр уехал за границу. Алексей остался в Петербурге в томительной нерешительности, а Кикин тоже уехал в Европу высмотреть для царевича убежище на случай крайней опасности.

В августе 1716 года Пётр из-за границы прислал сыну письмо и требовал: или ехать к нему немедленно, или постричься и уведомить отца, в каком монастыре он пострижен. Это так испугало царевича, что он решил бежать. Он оказался в безвыходном положении, не желая, видимо, на самом деле ни отказываться от престола, ни постричься в монахи. Письмо царя давало удобный повод выехать в Европу. Заняв у Меншикова и у других лиц несколько тысяч червонцев, Алексей 26 сентября 1716 года покинул Петербург и поехал как будто к отцу, а на самом деле – с намерением укрыться от его гнева и найти защиту у кого-нибудь из иноземных государей. В Либаве Алексей увиделся с Кикиным, тот посоветовал ему ехать в Вену и отдаться под покровительство императора Карла VI. Так царевич и поступил. Он поехал в Вену под именем польского шляхтича Коханского. Чего хотел добиться царевич? Его действия были продиктованы отчаянием. Алексей бежал не для реализации каких-то замыслов, как Григорий Отрепьев, а от того, что его угнетало.

Тем временем в Петербурге новорождённый великий князь Пётр Петрович всеми назывался “самым любимым”, теперь именно на него царь Пётр возлагал все надежды. Обычным прозвищем маленького царевича было шутливо-нежное «Шишечка». А.Д. Меншиков писал о нём царю во время его путешествия за границу, называя «бесценным сокровищем, своим дражайшим хозяином». Феофан Прокопович произносил в честь царевича «похвальные слова», а П.П. Шафиров написал посвящённую Петру Петровичу «Дедикацию, или Приношение царевичу о премудрых, храбрых и великодушных делах Его Величества Государя Петра I и т.п.».

В 1717 году слабовольного царевича Алексея уговорили вернуться в Россию, где он был взят под стражу. 24 июня (5 июля) 1718 года Верховный суд, состоявший из 127 человек, вынес смертный приговор Алексею, признав его виновным в государственной измене. 26 июня (7 июля) 1718 года царевич, не дождавшись приведения приговора в исполнение, умер в Петропавловской крепости. Истинная причина смерти царевича Алексея до сих пор достоверно не установлена...

Первое свидание Петра I со своим старшим сыном произошло 3 (16) февраля 1718 года. В тот же день специальным царским Манифестом Алексей Петрович был лишён прав престолонаследия, а наследником был объявлен Пётр Петрович. Двухлетнему царевичу была принесена особая присяга (которую некоторые сторонники старых порядков отказывались приносить, несмотря на угрозы казни и анафемы). Присягу младшему брату принёс, в том числе, и находившийся под судом Алексей. Теперь Пётр I имел право возлагать надежды на Петра Петровича как продолжателя своего дела. Хвалебных речей в адрес нового наследника раздавалось ещё больше. В выходных данных книг указывалось: «Напечатано при наследственном благороднейшем государе-царевиче Петре Петровиче».

Сам же царевич совершенно не понимал, какая борьба разворачивалась вокруг. Осенью 1718 года трёхлетний Пётр ещё не говорил и не ходил. А весной он заболел и 25 апреля (6 мая) 1719 года скоропостижно скончался в Петербурге. Похороны состоялись уже на следующий день, 26 апреля (7 мая) царевич был погребён в Лазаревской церкви Александро-Невского монастыря. На его похоронах Степан Лопухин (муж Натальи Лопухиной) слишком веселился, за что был сослан с семьёй в Сибирь.

После смерти малолетнего наследника порядок престолонаследия в России стал неопределённым (единственным, кроме государя, мужским представителем дома Романовых остался его внук Пётр Алексеевич, отец которого был от престолонаследия отстранён, а затем осуждён на смерть). Чтобы решить этот вопрос, 5 (16) февраля 1722 года Пётр I издал Указ о престолонаследии (отменённый Павлом I спустя 75 лет), в котором отменял обычай передавать престол прямым потомкам по мужской линии, но допускал назначение наследником любого достойного человека по воле монарха. Текст этого указа обосновывал необходимость данной меры: «Чего для благорассудили сей устав учинить, дабы сие было всегда в воле правительствующего государя, кому оный хочет, тому и определить наследство, и определённому, видя какое непотребство, паки отменит, дабы дети и потомки не впали в такую злость, как выше писано, имея сию узду на себе». Указ был настолько необычен для русского общества, что пришлось его разъяснять и требовать согласия от подданных под присягой. Раскольники возмущались: «Взял за себя шведку, и та царица детей не родит, и он сделал указ, чтоб за предбудущего государя крест целовать, и крест целуют за шведа. Одноконечно станет царствовать швед». С идеологическим обоснованием такого престолонаследия выступил Феофан Прокопович («Правда воли монаршей»). Сам же Пётр I правом императора назначать себе наследника так и не воспользовался.

Разумеется, Пётр I не мог объявить наследником сына опального Алексея и принцессы Шарлотты, чтобы не возбуждать надежды противников реформ на возвращение старых порядков. Но других кандидатов по нисходящей линии у него уже не было. Всего у Петра I во втором браке родилось 11 детей, в том числе пятеро сыновей: три Петра и два Павла, но ни один из них так и не стал наследником «великих» дел первого императора. Ни младенец Пётр, уже второй по счёту, ибо первое дитя с тем же именем прожило лишь два года (1704-1707), ни младенец Павел (1705-1707), ни последовавшие за ними сын Павел (1717-1717) и Пётр (1719-1724) не прожили каждый и пяти лет от роду. В 1724 году Пётр I короновал Екатерину как императрицу и соправительницу. После смерти Петра I в январе 1725 года Екатерина Алексеевна при поддержке служивой знати и гвардейских полков стала первой правящей российской императрицей Екатериной I, но правила недолго и скончалась в 1727 году, освободив престол для царевича Петра Алексеевича. Первая жена Петра Великого, Евдокия Лопухина, пережила свою счастливую соперницу и умерла в 1731 году, успев увидеть царствование своего внука Петра Алексеевича.

24 октября (4 ноября) 1725 года прах Петра Петровича был перезахоронен в Благовещенской церкви-усыпальнице. Его великого отца к этому моменту уже не было в живых. Надпись на напольной плите на могиле царевича гласит: "Благоверный Царевич Великий Князь Петр Петрович сын Государя Царя Петра Алексеевича Родился 1715 года Октября 29 дня Скончался 1719 года Апреля 25 дня Перенесен из Церкви Воскресения Лазаря 1725 года Октября 24 дня". А в 1732 году драгунский солдат Л.Стародубцев объявил себя на реке Бузулуке царевичем Петром, за что поплатился жизнью…


Надгробие входит в Перечень объектов исторического и культурного наследия федерального (общероссийского) значения, находящихся в г.Санкт-Петербурге
(утв. постановлением Правительства РФ от 10 июля 2001 г. N 527)
Могила царевича Петра Петровича